Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Власть«Тэтчеризм? Не в этот Трасс»: Почему премьер-министрка Великобритании не справилась

«Тэтчеризм? Не в этот Трасс»: Почему премьер-министрка Великобритании не справилась — Власть на Wonderzine

И что можно ждать от нового главы британского правительства

20 октября, на 45-й день своего правления, премьер-министрка Великобритании Лизз Трасс ушла в отставку. Преемнице Бориса Джонсона изначально пророчили недолгую карьеру в этой должности, но почти никто не ожидал, что отставка случится так скоро. Буквально за несколько часов до своей отставки она уверенно держалась в парламенте и говорила: «I’m a fighter». Когда она вышла к журналистам у дверей Даунинг-стрит, 10, никто не предполагал, что Трасс объявит об отставке.

«Учитывая сложившуюся ситуацию, я не могу выполнить мандат, на основании которого я была избрана Консервативной партией» — это единственный фрагмент её короткого заявления, который касается причин, почему она покидает свой пост. Но как за столь короткий срок возникла эта «сложившаяся ситуация»? Причин было много.

Текст: Антон Праведников

Несостоявшаяся Тэтчер

«История повторяется дважды: один раз в виде Тэтчер, второй раз в виде Трасс» — такую вариацию известной цитаты Маркса про трагедию и фарс в последние дни можно встретить в англоязычном сегменте интернета. Экс-премьер-министрку Великобритании Лиз Трасс действительно часто сравнивали с Маргарет Тэтчер. И дело не только в том, что почти любую женщину в британской политике сравнивают с «железной леди» (чему, кстати, возмущалась Лиз Трасс). Трасс попыталась предложить Великобритании радикальные неолиберальные реформы в стиле экономической политики тэтчеризма (в The Guardian такой курс нарекли «трассономикой»), будто на дворе всё ещё 80-е годы. Такой рыночной догматизм не оценили ни избиратели, ни финансовые рынки.

У таких взглядов Трасс долгая предыстория: несмотря на то что она выросла в семье левых активистов, состояла в Либерально-демократической партии (её идеология правее лейбористской, но намного левее консервативной) и даже выступала за упразднение монархии, ещё во время учёбы она «была активным участником оксфордского общества Хайека, которое прославляло работы австрийского политического философа, наиболее известного своей защитой классического либерализма». Трасс очень часто обвиняли в отсутствии внятных политических взглядов: к примеру, Нил Фосетт, член совета либерал-демократов, который вместе с Трасс проводил предвыборную кампанию в 90-е годы, вспоминал, что «никогда не мог по-настоящему понять, во что она на самом деле верила, потому что она всегда, казалось, играла на публику, а не обозначала свои подлинные воззрения». Тем не менее взглядам Хайека Лиз осталась верной до конца.

Тогда, в 90-е, другие члены оксфордского общества Хайека, тоже перешли к тори: было не удивительно, что именно Консервативная партия, во время правления которой были проведены неолиберальные реформы, стала домом для всех сторонников «классического либерализма» и радикальных рыночников. Журналистка «Коммерсант UK» Регина Кашапова отмечает, Лиз Трасс заявляла о себе как о стороннице либертарианских взглядов и свободного рынка, а также какое-то время относилась к «Группе свободного предпринимательства» — Free Enterprise Group, к которой причисляли тори тэтчеристского толка: сюда можно отнести Прити Пател, Доминика Рааба и того самого министра финансов Квази Квартенга, представившего неудачный план экономического роста. Кстати, в Британии уже есть отдельная Либертарианская партия, но она малочисленна и в парламенте не представлена, говорит она.

Такие взгляды не очень популярны среди британцев, особенно после глобального экономического кризиса 2008 года. И сейчас, на фоне стагнации после коронакризиса (в Великобритании восстановительный рост идёт значительно медленнее, чем в ЕС и США) и «топливного кризиса», связанного с боевыми действиями в Украине, избиратели ожидают скорее увеличения степени государственного регулирования и роста социальных расходов, а не надежды на то, что рост прибылей сверхбогатых «поднимет все лодки».

Однако заявка на то, чтобы стать новой «Мэгги» (как иногда называют Маргарет Тэтчер), обеспечила Трасс популярность среди рядовых членов партии, от голосования которых и зависело, кто сядет в премьерское кресло после Бориса Джонсона. Расхождения более умеренного истеблишмента и всё более радикального ядра сторонников правых партий — тренд последних лет, ставший очевидным после избрания Дональда Трампа в 2016 году. В результате за кандидатуру Трасс в качестве новой лидерки партии (а значит, премьер-министрки) проголосовали 81 326 рядовых партийцев. Куда более умеренный бывший министр финансов Риши Сунак получил на 20 тысяч голосов меньше, хотя парламентарии-консерваторы были склонны к поддержке скорее второго. Однако, как окажется в дальнейшем, мандата от однопартийцев вовсе недостаточно, чтобы провести радикальные реформы.

Экономический план Трасс: много денег из ничего

Трасс получила от Бориса Джонсона тяжёлое наследство. Объём британской экономики на 0,2 % ниже, чем было до коронакризиса, хотя ЕС уже давно вернулся к доковидным показателям и показывает рост в 1,8 %. Кроме того, в Великобритании высокая инфляция, которая доходит до двухзначных цифр, — редкость для развитых экономик.

Ещё один важный фактор — Брекзит. С тех пор как Великобритания проголосовала за выход из состава Европейского союза, торговый оборот с еврозоной снизился на 20 %. Сторонники Брекзита (к которым позже примкнула и Лиз Трасс) обещали, что «развод» с ЕС означает широкие возможности для развития британской экономики, отныне не связанной европейскими ограничениями, но пока эти возможности остаются нереализованными, а вот долгосрочные негативные экономические эффекты Брекзита заметны куда сильнее. Кроме того, в Великобритании наблюдается кризис системы здравоохранения, который может усугубить финансовую нестабильность и увеличить риск забастовок. А военные действия в Украине привели к резкому росту цен на газ и, вследствие этого, к энергетическому кризису. Значительное число домохозяйств и бизнесов рискует остаться без отопления — зима близко. С октября счета на электроэнергию вырастут на 80 %, а весной — ещё в два раза.

23 сентября, через две недели после прихода к власти (Трасс стала премьеркой 6-го числа), она представила план экономических реформ, разработанный совместно с её министром финансов Квази Квартенгом. План соответствовал «консервативной философии» Трасс и подразумевал следующие меры:

  • «самый большой за последние годы пакет налоговых сокращений», как выразился Квартенг;
  • отмена ограничений бонусов для банкиров. По мнению Квартенга, ограничение бонусов вынудило многих из них покинуть Великобританию;
  • установить «самый низкий из стран G20» корпоративный налог;
  • принять закон, направленный на то, чтобы «помешать „воинствующим профсоюзам“ закрывать ключевую инфраструктуру посредством забастовок»;
  • выделить 150 миллиардов фунтов на поддержку населения и бизнеса в отопительный сезон, а также не допустить резкого роста цен на отопление.

План, предлагающий консервативную догматику в качестве решения, сразу раскритиковали. Согласно докладу Института глобальных изменений имени Тони Блэра (TBI) в партнёрстве с Oxford Economics, который называется «Много боли, мало пользы», вместо обещанных Трасс 2,5 % экономического роста её план может обеспечить только сокращение спада до 0,6 %.

Этот план противники консерваторов назвали «планом для богатых», и финансовые рынки отреагировали на последнее предложение. Дело в том, что преодоление финансового кризиса подразумевает ещё большие расходы, чем на поддержку населения при ковиде, но вот брать деньги, в условиях сокращения (по этому же плану) налогов, планируется в долг. Наличие такой потенциальной дыры в бюджете сразу сделало облигации Великобритании не такими привлекательными, как раньше, и курс фунта резко снизился.

В результате, чтобы успокоить финансовые рынки, уже 14 октября Трасс отправила верного ей Квартенга в отставку. Но многим уже было понятно, что скоро будет очередь Трасс, и всего через неделю 44-дневное премьерство Трасс завершилось, уже при новом короле.

Премьерка ушла, да здравствует премьер!

Следующим премьером Великобритании станет Риши Сунак, полтора месяца назад проигравший Трасс и уже избранный новым лидером партии. Он сильно отличается от Трасс. Так, по мнению преподавателя новейшей истории Европы Университета Квинс в Белфасте Александра Титова, «Сунак — технократ, менеджер, он бы больше подошёл для этой роли. А Трасс — бесшабашный идеолог. Совсем не тот человек, который нужен для решения экономического кризиса».

Однако тот факт, что он больше подходит для кризис-менеджмента, вовсе не означает, что он долго просидит в кресле премьера. Пока его поддерживает партия, а это значит, что вероятность досрочных парламентских выборов (по плану следующие должны пройти в 2024 году) невысока. «Решение о проведении досрочных выборов остаётся за премьер-министром, однако маловероятно, что новый лидер тори захочет так рисковать. Оппозиция также может внести предложение об объявлении вотума недоверия премьеру, и, если в ходе голосования большая часть депутатов палаты общин проголосует за, тогда будут назначены досрочные выборы. Но это значит, что и депутатам-консерваторам необходимо будет проголосовать против своего правительства, что вряд ли сделают многие», — отмечает Регина Кашапова.

Разрыв в популярности между лейбористами и консерваторами сейчас велик как никогда (не в пользу последних) — и если бы выборы состоялись на днях, то лейбористы победили бы с разгромным счётом. При этом в Великобритании растёт разочарование в существующей партийной системе. Чарли Уинстэнли из Tribune отмечает, что нынешний кризис «отбросил тонкую завесу неолиберальной экономической теории, которая скрывала укоренившиеся финансовые интересы, лежащие в основе британской политической системы, а также политических партий, школ и идеологов». Однако пока вероятность возникновения какой-то новой политической силы невысока: политическая система Великобритании отличается стабильностью и незыблемостью. «Новые политические силы появляются преимущественно внутри уже существующих партий», рассказывает Регина Кашапова.

Для лейбористов отставка Трасс — возможность вернуть себе власть после 12-летнего господства консерваторов. Поэтому они попробуют сделать всё возможное, чтобы объявить досрочные выборы: для этого им будет необходимо расколоть консерваторов. Вероятно, это будет один из важных сюжетов в британской политике в течение следующих недель.

ФОТОГРАФИИ: Liz Truss / официальные соцсети

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.