Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ВластьДжасинда Ардерн: Что известно о самом популярном премьере Новой Зеландии

Джасинда Ардерн: Что известно о самом популярном премьере Новой Зеландии  — Власть на Wonderzine

«Джасиндомания» и критика

17 октября в Новой Зеландии выбирали парламент, и выборы выиграла левоцентристская Лейбористская партия во главе с Джасиндой Ардерн. Впервые за полвека почти половина, сорок девять процентов новозеландцев проголосовали за одну и ту же политическую силу, что даёт лейбористам возможность сформировать однопартийное правительство. Очевидна немалая заслуга самой главы правительства: жители Новой Зеландии обожают прогрессивного премьер-министра, они готовы доверить ей руководство страны ещё на три года. Джасинда Ардерн фактически разгромила Джудит Коллинз — ещё одну известную политическую деятельницу в Новой Зеландии из консервативной Национальной партии.

Антон Данилов

Джасинда Ардерн — самый молодой лидер Новой Зеландии за сто пятьдесят лет. Она заняла кресло премьер-министра в тридцать семь лет, благодаря чему также стала самым молодым национальном лидером в мире. Своим приоритетом она выбрала борьбу с бедностью и социальной несправедливостью, расширение прав дискриминируемых людей и, в частности, женщин. В 2018 году Ардерн стала первым лидером Новой Зеландии, выступившим на прайде. С её подачи парламент легализовал аборты. «Главная причина, по которой я пошла в политику, заключается в том, что я чувствовала призвание заботиться о других людях», — сказала она в интервью BBC.

Для новозеландцев Ардерн воплощает человечность в политике, она — не безымянная функционерка и чиновница, а пример искренней и неравнодушной феминистки во власти. Ей важно, чтобы в Новой Зеландии было хорошо всем людям — даже тем, кто приезжает погостить в её родную страну. Одной из таких туристок была женщина из Великобритании Грейс Миллейн. Она приехала в Окленд в ноябре прошлого года и пошла на свидание с местным жителем, с которым познакомилась в Tinder. Мужчина задушил Миллейн, а её тело уложил в чемодан, который через несколько дней нашли в лесу. Чуть позже за убийство Грейс извинилась лично Ардерн. «От лица Новой Зеландии я хочу попросить прощения у родственников Грейс. Ваша дочь должна была быть в безопасности здесь. Но она не была, и мне очень жаль», — сказала она, глотая слёзы.

«Мы в Новой Зеландии гордимся нашим гостеприимством, — прокомментировала она в интервью BBC своё извинение. — Если ты приезжаешь в Новую Зеландию, то мы заботимся о тебе, приглядываем. Молодая женщина приехала, чтобы отдохнуть, но её жизнь трагически оборвалась. Это то, что все новозеландцы принимают близко к сердцу. Все мы, и я — одна из нас». Ардерн отмечала, что в Новой Зеландии существует проблема домашнего насилия и убийство Грейс Миллейн — её частное проявление.

Первый премьерский срок Ардерн отметился и другими непростыми испытаниями. В марте прошлого года в городе Крайстчёрче устроили два теракта: сначала террористы расстреляли посетителей мечети в пригороде Риккартоне, а затем — в Исламском центре Линвуда. Сорок девять человек скончались, ещё пятьдесят один был ранен. Своевременная поддержка мусульман Новой Зеландии и обычное человеческое сострадание — ровно то, что жители многонациональной страны и ждали от своего лидера. Политическая деятельница прилетела в Крайстчёрч и вышла к мусульманам в чёрном платке, который повязала на манер хиджаба — чтобы показать, что в Новой Зеландии есть место людям всех религий и любого происхождения.

Теракт организовал гражданин Австралии Брентон Таррант, который придерживался идей ограничения миграции, национализма и «белого превосходства». Таррант вёл прямую трансляцию теракта в Facebook, куда незадолго до расстрела выкладывал фотографии оружия. Многим его имя неизвестно до сих пор, и Ардерн объяснила почему. «Он пытался добиться многих целей своим актом террора, но одной из них была известность, — сказала премьер-министр в парламенте. — Вот почему вы никогда не услышите, чтобы я упоминала его имя».

После этого теракта Ардерн объявила крайний правый национализм угрозой для страны, с которой намерена серьёзно бороться. Спустя два месяца после трагедии усилиями Ардерн появилась международная инициатива по борьбе с экстремизмом в интернете, к которой присоединились Франция, Великобритания, Канада и крупнейшие IT-компании: Twitter, Facebook и Google. «Это глобальная проблема. Я хочу очень ясно сказать, что это был гражданин Австралии. Но это не значит, что у нас, в Новой Зеландии, нет этой идеологии. Идеологии, которая оскорбляет большинство новозеландцев и которую большинство, абсолютное большинство новозеландцев абсолютно не приемлет», — сказала Ардерн в интервью BBC.

Ещё одним испытанием для Ардерн стало декабрьское извержение вулкана на туристическом острове Уайт-Айленд. Погибло двадцать человек, всех выживших в срочном порядке эвакуировали. Джасинда Ардерн встречалась с пострадавшими и врачами в больнице, общалась с их родными, а также пожимала руки и обнималась с участниками операции спасения выживших. Живое, непосредственное участие в ликвидации последствий трагедии — ровно то, чего ждали от политика. И она вновь не подвела.

Наконец, в феврале этого года в Новой Зеландии обнаружили первого пациента с COVID-19. Сейчас тихоокеанская страна — пример эффективной политики в отношении пандемии: по данным на 22 октября, в стране нет и двух тысяч случаев заражения, а всего от болезни скончались двадцать пять человек. Новая Зеландия одной из первых в регионе ввела самоизоляцию для всех, кто возвращается из-за рубежа, — тогда эти правила называли очень строгими, но Ардерн утверждала, что «не будет за них извиняться».

Через несколько дней премьер-министр закрыла границы для всех неграждан и нерезидентов — что, по мнению специалистов, и позволило на раннем этапе остановить распространение инфекции. На этом правительство Ардерн не остановилось: используя отлаженную систему предупреждений, власти посадили на самоизоляцию практических всех жителей страны. И это тоже помогло: даже на пике пандемии в Новой Зеландии число новых случаев не превышало девяносто человек. Каждый день премьер-министр лично рассказывала о действиях власти, числе заболевших и умерших, не перекладывая эту обязанность на обезличенные «комитеты».

Несмотря на сотни выписанных штрафов за нарушение режима, почти девяносто процентов жителей страны поддержали действия правительства Ардерн. Всемирная организация здравоохранения хвалила Новую Зеландию и ставила её работу в пример другим странам. Ардерн приложила много усилий — и Новая Зеландия вошла в число стран с лидерами-женщинами, которые лучше других справляются с пандемией. Всё это только способствовало укреплению популярности лично Джасинды, феномен которой окрестили «джасиндоманией» (сейчас у этого термина есть даже отдельная страница в Википедии).

То, что Ардерн станет популярным лидером, было понятно ещё в начале её первого премьерского срока. Её вариант парламентской коалиции, как отмечает новозеландская пресса, в то время был самым жизнеспособным — и предвещал социальные перемены, которые только укрепляли позиции лейбористов. Политологи считают, что популярность Ардерн работает и во благо Новой Зеландии как страны: прогрессивный имидж руководительницы правительства создаёт благоприятное впечатление на международном уровне. Джасинду часто называют политиком новой волны, отмечая её прогрессивные взгляды, наравне с премьер-министром Канады Джастином Трюдо, президентом Франции Эммануэлем Макроном. В частности, политическую деятельницу громко хвалили два года назад, во время очередной Генеральной Ассамблеи ООН. Её программа включала прогрессивные инициативы — борьбу с изменением климата, устойчивое развитие и участие женщин в руководстве, — в то время как мужчины обсуждали лишь растущую угрозу иранских протестов.

«Ардерн стала факелом прогрессивной политики в качестве молодой женщины, которая ломает стереотипы в мире, где растёт популярность властных мужчин в политике. Она — хорошее противоядие для маскулистской политики таких лидеров-мужчин, как президент США Дональд Трамп и президент России Владимир Путин», — написала политическая обозревательница новозеландского издания Stuff Трейси Уоткинс.

Событием той ассамблеи стало появление Джасинды Ардерн на саммите Нельсона Манделы по миру с дочерью Нив те Арохой. Трёхмесячная дочь сидела на руках партнёра (в многочисленных интервью Ардерн именно так называет своего возлюбленного Кларка Гейфорда), пока сама премьер-министр участвовала в заседании. Таким образом, Джасинда Ардерн стала первой участницей саммита ООН в истории, которая пришла туда вместе с ребёнком. Ардерн тогда кормила дочь грудью, поэтому и решилась взять ребёнка вместе с собой, не испугавшись даже семнадцатичасового перелёта. «Я заранее извинилась перед другими пассажирами», — пошутила она в интервью NBC.

Ардерн часто спрашивают, каково это — совмещать ответственный политический пост и роль матери. Джасинда честно признаётся: у неё не всегда получается справляться с мультизадачностью. «Я очень откровенна в том, что быть матерью — это сложно. Материнство — это удовольствие, но оно сложное», — сказала Джасинда. В другом интервью она рассказала, что в основном дочерью занимается Гейфорд, но Ардерн лично укладывает её в кровать каждую ночь. «Знаете, у других родителей нет и такой возможности», — добавила она. На вопрос о том, мучается ли женщина чувством родительской вины, Ардерн отвечает: да, конечно. «Покажите мне родителя, у которого его нет, — пошутила премьер-министр. — Это просто делает меня человеком».

Джасинда понимает, насколько тяжело совмещать родительство и ответственную работу — особенно когда ты женщина. Именно поэтому при ней срок декрета увеличили с двадцати шести до двадцати восьми недель. В видеотрансляции на Facebook Ардерн анонсировала «самое значительное изменение в системе социального обеспечения страны за десятилетия» — пакет помощи семьям с детьми в пять миллиардов долларов. «Из всех усилий моего правительства это то, которым я больше всего горжусь», — сказала она. «Нам не нужно думать, что женщины должны быть сверхлюдьми, — заявила она в интервью BBC. — Я делаю, что я делаю, потому что у меня есть помощь и поддержка моего партнёра Кларка. Я не чудо-женщина, и мы не должны притворяться, что это так и есть. Не надо ждать этого и от других женщин».

Но несмотря на всеобщую любовь к Джасинде Ардерн по обе стороны Тасманового моря, политика критикуют. Одним из прошлых предвыборных обещаний Ардерн было построить сто тысяч новых социальных квартир, на деле же их всего шестьсот. Экономические показатели Новой Зеландии якобы тоже страдают. Например, в 2018 году рейтинг деловой уверенности (business confidence rating. — Прим. ред.) страны опустился до десятилетнего минимума, в стране тормозит налоговая реформа. Большой текст с критикой политики Ардерн написал колумнист The Australian Грег Шеридан: по его словам, «ореол» Ардерн фальшивый, её политические и экономические достижения стремятся к нулю и, если бы не пандемия нового коронавируса, её шансы переизбраться тоже были бы невысокими.

Претензии к Ардерн можно объединить одной фразой: слова расходятся с делом. Однако существующие новозеландские проблемы, как заметили в The New York Times, показывают, насколько тяжело продвигать прогрессивную повестку в текущей политической ситуации, когда во всём мире наблюдается рост правых сил.

При этом Ардерн сталкивается с абсолютно сексистскими замечаниями, которые касаются не решений её правительства, а её лично. Лидер новозеландской Партии возможностей Гаррет Морган написал, что Джасинде нужно доказать, что она больше чем просто lipstick on a pig. В интерпретации Моргана этот английский фразеологизм, который означает что-то очень несерьёзное и несущественное, становится маркером махрового сексизма: Джасинде, мол, нужно думать не о себе и губной помаде, а о политике. Его идея вылилась во флешмоб #TurnArdern: журналы и книги с Ардерн на обложке специально переворачивали, чтобы как можно меньше видеть её. В оскорбительных карикатурах Ардерн часто изображают лошадью, намекая на строение её зубов. Резонансным получилось интервью Ардерн журналисту Чарли Вули, который полностью проигнорировал её достижения как премьер-министра. Вули расспрашивал исключительно о материнстве, а также восхищался внешней привлекательностью Джасинды. «Единственный важный политический вопрос, который я должен задать: когда родится ваш ребёнок?» — спросил он, оставив Ардерн и её партнёра Гейфорда в явном недоумении.

«Конечно, сексизм в политике существует, — прокомментировала мизогинные реплики Ардерн в интервью. — В Новой Зеландии существует гендерная дискриминация, мы хорошо её чувствуем». При этом она подчёркивает, что комментарии о её гендере встречались ей не так уж и часто. «По сравнению с другими [странами], у нас хорошо выходит [бороться с сексизмом]», — сказала женщина.

Сейчас Ардерн готовится вступить в должность премьер-министра второй раз, а вместе с ней — и новоизбранный парламент. Американское издание о жизни ЛГБТК-людей Them. заметило, что теперь Новой Зеландии принадлежит рекорд по числу открытых ЛГБТК-людей в законодательном органе: десять процентов от числа избранных депутатов открыто декларируют свою принадлежность к сообществу. Ардерн уже пообещала запретить конверсионную терапию в случае переизбрания, так что теперь отмена калечащих квазипсихологических практик — исключительно вопрос времени.

Эксперты отмечают, что политический ландшафт в Новой Зеландии за последние три года сильно изменился, но Ардерн — даже несмотря на серию жёстких решений — остаётся одним из самых популярных лидеров в истории страны. «Здесь, в Новой Зеландии, термин „тётушка“ (aunty. — Прим. ред.) часто используется для обозначения влиятельной, авторитетной женщины, — рассказывает профессор политики из Университета Мэсси Ричард Шоу. — Заимствованный из практики маори, это термин — знак уважения, родства, привязанности и близости. В социальных сетях и вне предвыборной кампании сейчас часто говорят о „тётушке Джасинде“».

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.