Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Фотопроект«Малахитовая шкатулка»: Фотопроект о встрече прошлого и настоящего Урала

Исследование фотографа Катерины Чурбаковой

«Малахитовая шкатулка»: Фотопроект о встрече прошлого и настоящего Урала
 — Фотопроект на Wonderzine

КАЖДЫЙ ДЕНЬ ФОТОГРАФЫ ПО ВСЕМУ МИРУ ищут новые способы рассказать истории или поймать в кадр то, чего мы раньше не замечали. Мы выбираем интересные фотопроекты и расспрашиваем их авторов о том, что они хотели сказать. На этой неделе публикуем проект «Малахитовая шкатулка» фотографа Катерины Чурбаковой. Летом 2022 года она отправилась в путешествие по местам, где происходили действия уральских сказов писателя Павла Бажова, чтобы изучить мифологию, традиции и жизнь местных. И хотя изначально проект строился вокруг фольклора, в итоге он превратился в исследование — о родных местах, доме, войне, колонизации, встрече прошлого и настоящего Урала.

В июле 2022 года я попала в кинолабораторию «Местные» от кинофестиваля «Кинопроба» в Екатеринбурге. У нас собралась небольшая группа из двенадцати человек, затем нас разделили по парам и дали задачу на десять дней поехать в город Сысерть снять историю про местных.

У нас было три месяца на подготовку. Мы постоянно созванивались с режиссёром, долго думали, какую же тему взять, и в один момент решили, что я стану главной героиней фильма как документальный фотограф. Задумка была в том, что я буду путешествовать и снимать какой-то проект, а мой коллега будет документировать этот процесс. Нам нужно было придумать тему для фотопроекта, и куратор подсказала, что можно снять что-то про писателя Павла Бажова — кинолаборатория отчасти посвящена ему.

Я начала вспоминать, что читала из его произведений в детстве, изучила «Малахитовую шкатулку» и захотела снять историю, связанную с мифологией Урала. Основа сказов Бажова — это народный горняцкий фольклор, который он много слушал в детстве. Заинтересовавшись им, он решил путешествовать по Уралу и собирать подобный материал. Позже при написании своих сказов он стал добавлять вымышленных персонажей, и в итоге реальное связалось с выдуманным.

Оригинальная идея проекта была в том, чтобы проехать по местам, где происходили действия произведений Бажова, и общаться с людьми, которые теперь населяют эту местность и могут рассказать, что для них значат эти сказы сегодня. Съёмка заняла у нас с режиссёром семь дней: весь маршрут в 500 километров мы проехали автостопом, за всё время сменили около 25 машин.

В итоге мы выпустили фильм, но в процессе история трансформировалась. Изначально я хотела исследовать прошлое Урала, в итоге оно встретилось с настоящим. Проект был о Бажове, Урале, мифологии, людях, но при любом разговоре и интервью мы не могли не затронуть тему войны в Украине. Каждый раз, когда мы заговаривали с людьми, в какой-то момент начинали обсуждать актуальные события. В результате фильм в какой-то степени получился и о том, как люди на Урале, далеко от Москвы и Петербурга, понимают войну. Мы с режиссёром думали, что большое количество людей будут против военных действий, но девяносто процентов тех, с кем мы общались, поддерживают происходящее.

Мне пришлось уехать из страны, в связи с чем я стала много думать о том, что заставляет людей оставаться в родном месте, почему они следуют традициям. Об этом мы тоже говорили с героями, которых было непросто найти. Я пыталась отталкиваться от образов героев Бажова и представлять, как они могли бы выглядеть сегодня. В основе его сказов лежит фольклор, а также он много работал с архетипами персонажей. Например, Хозяйка Медной горы — это дух местности, который её охраняет. Ещё у писателя есть рассказ про Великого Полоза, гигантскую змею, которая обитает на глубине озера Иткуль. Озеро действительно существует, на его берегу в двух деревнях исторически проживают башкиры и татары. Мы успели некоторые время пожить у местных и расспросить их о Полозе. Змей — хранитель уральского золота, и по преданию, там, где он проползает, остаётся сокровище. Башкиры говорили, что было много несчастья из-за того, что русские пришли на Урал и начали масштабную добычу ископаемых. Они верят, что, когда человек начинает лезть в недра земли, Хозяйка Медной горы может наказать за это.

Во время поездки мы также жили в арт-кластере вместе с художниками. Там мы познакомились с художницей Татьяной Панаиоти, которая занимается инсталляцией и работает с уральской мифологией. Она много говорила про архетип мастера — для Урала он был важен всегда. Исторически люди много работали с камнем, уважали этот материал, потому что брали от земли, и верили, что его сила может погубить, как это было с Данилой-мастером.

Ещё одна героиня проекта Полина — победительница конкурса красоты «Мисс Сысерть — 2021». Ей нужно было подготовить творческий номер, для которого она выбрала образ Хозяйки Медной горы, сильного персонажа, способного одновременно и наказать, и помочь человеку. Подобные параллели со сказами встречались нам постоянно, поэтому нам показалось, что они всё ещё важны для людей и живут в их памяти и сознании.

Нарратив войны изменил восприятие проекта. Герои реагировали по-разному: молодая девушка Полина, например, старалась говорить аккуратно и больше дистанцировалась; казаки, ещё одни герои проекта, поддерживали. Один из казаков устроил нам экскурсию по казачьему лагерю, где мы смогли поговорить с командирами отрядов про войну. Они все были за неё, рассказывали о том, как их друзья воюют в Украине, говорили, что сами пойдут, если понадобится.

У меня ощущение, что чем дальше люди живут от Москвы и Петербурга, тем меньше их волнует война и политика. Особенно такое впечатление сложилось в деревнях, которые сегодня, к сожалению, постепенно исчезают. В деревне, в которой были мы, полгода назад закрыли школу, год назад — больницу и культурный клуб. Всё постепенно вымирает, людям не за что зацепиться, а когда не закрыты базовые потребности, тяжело рассуждать о том, что где-то там идёт война. Было ещё такое мнение: башкиры говорили, что им нечего делить с украинцами, у них своя культура, и что война — проблема русских, это они туда пошли.

Для меня было важно углубиться в историю колонизации Урала, особенно на фоне экспансии России в Украину. Два года назад я делала проект в Бурятии и осознала, что Россия не принесла тудапочти ничего хорошего. Многое исчезает из культуры, насаждается русский язык, администрация Бурятии настроена пророссийски, на Урале я заметила то же самое. Представители коренных народов часто живут в отдаленных поселениях, их никак не поддерживают, хотя изначально переселенцы должны были помогать, но в итоге стали просто забирать ресурсы.

Для меня «Малахитовая шкатулка» похожа на роуд-муви, благодаря которому я многое осознала для себя. Никогда раньше не задавалась вопросом, что для меня значит дом, важно ли мне жить именно в своей стране, исследовать то, что в ней происходит. Сейчас могу ответить, что да. У нас очень интересная страна, но в настоящих обстоятельствах моя работа стала крайне затруднительной. Я приняла решение уехать, и проект помог мне попрощаться с Россией на какое-то время. Для меня важно будет возвращаться в страну: несмотря на обстоятельства, у нас есть прекрасные люди, хотя многие сейчас и «потерялись». И для меня важно исследовать то, откуда ты родом, изучать культуру и традиции, среди которых ты рос.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.