Views Comments Previous Next Search

Сообщницы«Машино хозяйство»:
Мы делаем конфеты
по слепкам вульв и членов

Создательницы проекта о бодипозитиве, девичниках и семейном бизнесе

«Машино хозяйство»:
Мы делаем конфеты
по слепкам вульв и членов — Сообщницы на Wonderzine

В РУБРИКЕ «СООБЩНИЦЫ» МЫ РАССКАЗЫВАЕМ О ДЕВУШКАХ, которые придумали общее дело и добились в нём успеха. А заодно разоблачаем миф о том, что женщины не способны на дружеские чувства, а могут лишь агрессивно конкурировать. Сегодня наши героини — две Маши: в проекте «Машино хозяйство» они делают скульптуры, конфеты, свечи и мыло по слепкам вульв и пенисов разных реальных людей. Мы поговорили с Машей и Машей об их необычном бизнесе, клиентах и клиентках, терапевтическом эффекте от знакомства со своей вульвой, бодипозитиве и смешных ситуациях.

ксюша петрова 

Маши и их хозяйство

Маша Додосова: В «Машином хозяйстве» два направления. Первое — фан: это когда мы делаем конфетки в форме вульв, встаём с ними на разные фетишные мероприятия, снабжаем Kinky Party. Второе — просветительское. В самом начале, когда мы делали пробные слепки на себе, мы убедились, как это классно для самовосприятия, и решили развивать проект дальше в бодипозитивно-просветительском ключе.

Маша Лысикова: История про слепки вульв началась так: мой бывший молодой человек захотел сделать слепок своего члена и отлить из него резиновый дилдо, чтобы использовать его в сексе. Мы хотели, чтобы всё было идеально, заморочились с материалами. После слепка его члена материала осталось много, и он предложил попробовать мне. Сначала я подумала, что это какая-то фигня, но потом решилась — тогда я много работала со своей телесностью и самопринятием, так что мне всё было интересно. Мне очень понравился слепок, который получился, и захотелось поделиться этим опытом с другими девочками. Уже потом мы с Машей начали экспериментировать на себе.

Маша Додосова: Большой пинок нашему проекту дал наш друг Анзол: ему очень понравилась идея и он позвал нас поделать слепки на вечеринке в Москве. Ещё нас очень поддержали Таня и Тая, основательницы проекта Kinky Russia: они участвовали в «ЭроЭкспо» с проектом Kinky Market и предложили нам стол, чтобы выставиться вместе. Так мы оказались в ситуации, когда у нас через три недели выставка, ещё через неделю вечеринка, а у проекта ещё даже нет ни логотипа, ни названия — пришлось ударно поработать.

Название появилось смешно: как-то мы гуляли с нашим партнёром и проходили строительный магазин, который называется «ХозДвор» и находится в подвале. Мы начали шутить, что все дети проводят время по-разному: одни играют во дворе, а другие в хоздворе. И тут осенило — хозяйство! Машино хозяйство — ведь мы обе Маши, а «хозяйство» — это двусмысленно и весело! Так что спасибо магазину «ХозДвор» за наше дурацкое название.

Слепки и отношения с телом

Маша Додосова: Телесность, связанная с интимными местами, может быть очень проблемной: если не направлять эти переживания в позитивное русло, всякое может случиться. Поэтому важно создать атмосферу абсолютного доверия, безопасности и открытости. Я всю жизнь работала в продажах, поэтому, наверное, мне просто общаться с клиентами: у меня есть разные шутки-прибаутки, мне нравится в процессе рассказывать о проекте и его миссии. Получается целый перформанс: я стремлюсь создать максимально необычный опыт, но при этом приятный и безопасный.

Маша Лысикова: Слепок — уникальная возможность познакомиться с собой. Даже если ты поставишь систему зеркал, так близко свою вульву не увидишь. К тому же на слепке она в белом цвете — как скульптура, арт-объект, и это вызывает приятные ассоциации.

Маша Додосова: Все мы с детства видим античные статуи, возможно, поэтому появляется такая связка: видишь себя в камне и однозначно признаёшь это красивым. Ни разу не было такого, чтобы девушка смотрела на свою вульву и говорила: «Фу». Наши клиентки преимущественно из секс-позитивной тусовки, они хорошо знакомы со своим телом, не боятся фотографироваться, но даже для них это удивительный опыт.

Эффект радикального принятия себя через внешний вид вульвы — это мощная практика, которая может быть полезной для всех женщин. Когда ты понимаешь, что нет никакой «нормы», все разные и все однозначно красивы, этот принцип переносится на всё остальное и ты учишься ценить себя и других людей такими, какие они есть.

С мальчиками оказалось гораздо сложнее — и технически, и эмоционально. Мы делаем слепки эрегированных и неэрегированных пенисов, но на вторые запроса почти нет. Большинство мужчин вообще не воспринимают свои гениталии в неэрегированном состоянии. Если почти все девочки говорят «Почему так красиво», то мальчики: «Э-э-э, можно ты не будешь мне больше это показывать?».

Маша Лысикова: У нас был один-единственный парень, который пришёл со скептическим настроем, а потом сказал, что получилось прикольно и красиво. Надеемся, что таких мальчиков будет больше.

Маша Додосова: Эта история нас подтолкнула к тому, чтобы вообще побольше покопаться в вопросах мужской гендерной социализации и механизмах возбуждения. Маша учится на психолога-консультанта, и недавно решила, что будет писать диплом о вопросах гендерной социализации, мы сейчас собираем материалы. Хотелось бы сделать вклад в развитие секс-позитива в России — сейчас у нас больше распространена модель «молиться-поститься».

Вульвы и пенисы

Маша Лысикова: Пока основная наша аудитория — это кинки-сообщество. Но мы дружим со многими секс-блогерами, а их читают очень разные люди. Так что к нам приходят и те, кто далёк от кинки-тусовки, просто открыт к новому.

Маша Додосова: Кинки-тусовка очень позитивная в плане телесного принятия. Если ты открыт, ты самовыражаешься, то никакие твои отношения со своим телом не вызывают вопросов — ходи без лифчика или без трусов, например, сколько хочешь. Но сообщество небольшое, а его принципы хотелось бы транслировать и другим. Правила очень простые: нет значит нет, да значит да, захотелось — спроси, не нравится — откажи. Мы живём по этим правилам, и к нашей работе они тоже относятся. Для нас нет ничего сексуального в этой работе. Нам вообще без разницы, что у кого и как выглядит. Хотя мужчины иногда пишут что-нибудь типа: «Вам понравится».

Маша Лысикова: Перед тем, как приходить, многие мужчины задают вопросы: «А это девочки будут делать?» Мне кажется, без разницы, какого мы пола, это просто процедура. Вы же врача не по полу выбираете.

Маша Додосова: Самое сложное — делать слепок с эрегированного пениса. У нас в студии абсолютно рабочая обстановка, не сексуальная. К тому же раствор прохладный, эрекция часто пропадает — хорошо если получается со второго раза. Поэтому это и стоит дороже.

Маша Лысикова: Мы можем предоставлять порно, например, но сами никак помогать не будем, возбуждайся, пожалуйста, сам.

Маша Додосова: Первые эксперименты были с нашими партнёрами. Нужно было понять, как правильно выбрать форму, как заливать раствор — он очень быстро застывает, ещё и прохладный. Если эрекция в процессе падает, получаются очень смешные непонятные зародыши — у нас в мастерской стоит целая галерея очень странных членов. 

Маша Лысикова: Часто приходят девушки, которые хотят сделать конфеты со своей вульвой и подарить парню, на 14 Февраля например.

Маша Додосова: Одна клиентка сказала, что хочет «подарить всем нынешним и бывшим, пусть тренируются». Судя по отзывам, мужчины на такие подарки реагируют очень положительно! 

Маша Лысикова: Самый странный запрос, наверное, были конфеты на свадьбу — парень обратился к нам, чтобы заказать сувениры для гостей, но невеста это пресекла.

Девичники и сестринство

Маша Лысикова: Как-то мы с нашей помощницей-технологом приехали, чтобы сделать слепок для секс-блогера Алины Шикуть, но в итоге провели время так легко и весело, как будто мы собрались чтобы просто пообщаться, а не работать. Тогда мы решили, что хотим проводить такие вечеринки-девичники для других.

Маша Лысикова: На тестовом девичнике сначала все немножко стеснялись. Но потом, когда уже процесс пошёл, все начали делиться друг с другом ощущениями, показывать, что получается. Получилась очень расслабленная и поддерживающая атмосфера, это классно. Интересно, что хотя на вечеринке есть возможность показать подругам слепок своей вульвы, истории рассказываются совсем не о сексе.

Маша Додосова: Были очень смешные комментарии: «Зачем вы мажете меня жабой?», «Это что, макфлурри?». Потихоньку все расслабляются и начинают рассказывать свои истории об отношениях с телом, о комплексах и принятии себя. Мы рассчитывали девичник как мероприятие на три часа, но в итоге провели вместе гораздо больше времени, не хотелось расходиться. О мальчишниках мы тоже думали, но с этим всё сложнее. Возможно, для них нам понадобится фасилитатор-мужчина.

Маша Лысикова: Мне кажется, девочки легче идут на контакт и делятся сокровенным. Даже на каддл-пати девушки с удовольствием обнимаются друг с другом, а мальчики зажимаются. Им зачастую даже трудно прикоснуться к другому мужчине, а обняться — это уже что-то за гранью.

Семейный бизнес и планы

Маша Додосова: Два с половиной месяца назад я ушла с основной работы, появилось больше времени на проект, и он резко начал развиваться: мы придумали новый формат — девичник, сняли мастерскую. Вообще у нас полисемья из пяти человек, и все так или иначе задействованы в нашей работе, хотя прежде всего это именно наш с Машей проект.

Маша Лысикова: Для Маши важно, чтобы её близкий человек вместе с ней занимается каким-то интересным делом.

Маша Додосова: Да, у меня кинк на совместную работу!

Маша Лысикова: А мне очень важно, чтобы близкий человек что-то умел делать руками. Так что тут мы идеально совпали.

Маша Додосова: Мы делаем не только конфеты и свечки, но и просто гипсовые слепки, их можно использовать как карту эрогенных зон. Хотим делать такие же штуки из силикона — чтобы вместе с партнёром исследовать себя на точной объёмной копии, отмечать цветом разные зоны: с силикона легко стираются и наносятся заново, например, акриловые краски — удобно отмечать чувствительность в разные периоды цикла.

Мы изучаем иностранный опыт — есть, например, классные португальские ребята, которые делают модели со слепков реальных людей и поставляют их в разные медицинские учреждения. У нас есть идея поработать с трансгендерными людьми в процессе перехода — слепки могут пригодиться и медикам, и самим трансгендерным людям в борьбе с дисфорией. У многих молодых матерей есть проблемы с принятием своей груди и вульвы после родов — это тоже был бы классный проект для репрезентации. Мне кажется, классно, что у нас есть и социальная миссия, и всякие весёлые штуки вроде конфеток — это вполне отражает, кто мы такие.

ОБЛОЖКА: Andrii Zastrozhnov — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.