Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Сообщницы«Это не тайна, доступная только мужчинам»:
Мы женщины и делаем ремонт для женщин

Участницы бригады WLab о своём проекте

«Это не тайна, доступная только мужчинам»:
Мы женщины и делаем ремонт для женщин — Сообщницы на Wonderzine

В РУБРИКЕ «СООБЩНИЦЫ» МЫ РАССКАЗЫВАЕМ О ДЕВУШКАХ, которые придумали общее дело и добились в нём успеха. А заодно разоблачаем миф о том, что женщины не способны на дружеские чувства, а могут лишь агрессивно конкурировать. На этот раз мы поговорили с Юлей, Надей и Соней — участницами бригады WLab, которая делает ремонт для женщин, — о том, почему им часто приходится переделывать за мужчинами, сложностях профессии и выученной беспомощности, с которой можно и нужно бороться.

ксения петрова

Как всё началось

Юля: Мы с Надей давно знакомы и всегда любили делали что-то вместе руками. Например, помогали строить дом подруге, которая живёт на хуторе в Псковской области. Однажды мы поняли, что не хотим возвращаться в офис, а хотим работать вместе и делать проект для женщин. Придумали его, сразу же написали в группу «Сестра сестре» и сделали страницу «ВКонтакте». Не то чтобы мы впервые в жизни держали в руках инструменты: я открывала мебельное производство, раньше много вращалась в этой среде, Надя когда-то работала начальником производства наружной рекламы, а в восемнадцать лет даже поработала на стройке.

Простые вещи, которые требуют только ловкости рук и точности движений, мы обе умели с детства. Всему остальному пришлось учиться, глубже изучать электрику например. Сейчас доступна любая информация, так что можно по мере поступления задач изучать теорию.

Надя: Теперь мы не боимся брать любые задания. Легче сказать, чего мы не делаем — не проводим высотные работы, например. И мы не будем менять стояк, этим должен заниматься ЖЭК, мы не можем брать на себя такую ответственность.

ЮЛЯ: Практически сразу стало понятно,что мы должны расширяться. Большинство заказов — это замена розетки, карниза или смесителя, но есть и долгосрочные проекты, на выполнение которых требуется месяц или даже три. В это время работа WLab практически парализована, заказчиц с небольшими работами мы ставим в очередь, если они готовы ждать. Нам очень нужны девушки в бригаду, но это связано с определенными сложностями: для работы нужна машина, инструменты, опыт. Мы готовы обучать, но на это нужно время, которого у нас практически нет. Ведь дома у нас «вторая смена», дети, собаки, дом. Так же на первых порах мы не можем гарантировать женщине стабильную зарплату. Всё зависит от нее самой — от количества заказов, которые они с напарницей смогут выполнять.

Мы понимаем, что проект классный и мы могли бы дать работу многим женщинам, но мы в российских реалиях. Нужно остановиться, сесть и заняться раскруткой проекта, чтобы для всех женщин было достаточно работы, должна быть менеджерка, которая будет считать сметы, организовывать бригады, решать кто, где и кого сегодня обучает, кто доставляет материалы. А это уже другая ответственность. Пока мы небольшая группа женщин, которая выживает. Мы принципиально не хотим заламывать высокий ценник, наши услуги должны быть доступны.

Мне важно показывать, что я умею своими руками делать тяжёлые и сложные штуки, что у меня это получается и мне это нравится. Так ремонт перестаёт быть тайной, доступной только мужчинам

Соня: Я наблюдала за проектом Нади и Юли с тех пор, как они выложили первое объявление в группе «Сестра сестре». Мне хотелось работать руками, у меня это всегда хорошо получалось, и ещё мне очень понравилась идея женской бригады. Вообще я художница, делала шкафы, рюкзаки, ещё занималась всякими активистскими штуками, например проиллюстрировала книгу Лены Климовой «Дети 404», участвовала в феминистских проектах. Однажды мы с Надей и Юлей пересеклись у общей знакомой — они как раз там доделывали ремонт. Так всё началось, мы очень хорошо сработались. Мне кажется, это большое везение, что нам так комфортно друг с другом.

ЮЛЯ: Мы не просто женщины, которые могут заменить унитаз или поклеить обои. Недавно мы сорвались ночью и поехали открывать заклинивший замок. Очень не хотелось вылезать из кровати, но ещё больше не хотелось, чтобы девочки в городе Видное сидели одни ночью в подъезде. Так что мы приехали, вскрыли замок и заодно посмотрели, что у них не так с посудомойкой.

НАДЯ: Атмосфера доверия — это очень ценно. Благодаря проекту у нас появилась куча классных знакомых и близких подруг, в общем, со всех сторон работа очень приятная. Бывают иногда тяжёлые моменты, но бросать не хочется.

Почему только женщины

НАДЯ: У всех нас есть негативный опыт, связанный с мужчинами-ремонтниками. Когда я была в декрете с восьмимесячным сыном, у меня дома работал мужчина, который буквально всё делал неправильно. Хотя я вполне разумно пыталась его поправить, он отправлял меня «варить суп» и звонил моему мужу, хотя тот программист и вообще в этом ничего не понимает. Сейчас в такой же ситуации наша подруга в Питере: она модельер обуви с вполне техническим складом ума, а муж у неё искусствовед. Строители что-то долго вещают её мужу и не обращают на неё внимания, а когда они уходят, ей приходится ему всё объяснять или просто самой разбираться и, например, покупать нужные материалы.

Соня: К женщинам часто относятся так, как будто они ничего не понимают, не умеют и нуждаются в мужчине. Часто слышу от заказчиц, что они долго не начинали ремонт, потому что боялись, что придёт какой-то незнакомый мужчина и будет с ними грубо или снисходительно разговаривать. Попытаешься вмешаться в процесс — тут же «ставят на место». Это очень некомфортная, унизительная ситуация. Поэтому для меня очень важный момент — переприсвоение этой ниши и разрушение стереотипов. Мне важно показывать, что я умею своими руками делать тяжёлые и сложные штуки, что у меня это получается и мне это нравится. Так ремонт перестаёт быть тайной, доступной только мужчинам.

ЮЛЯ: Мы выбрали работу с женщинами прежде всего потому что, не только заказчицам, но и нам самим так комфортно и безопасно. Бывает, например, что где-то в квартире присутствует муж или сын, это не проблема, но мы общаемся прежде всего с женщиной-заказчицей.

Женщины боятся разбираться в сфере ремонта, потому что им с детства говорили, что это не женское дело. На уроках труда они шили передники и учились варить борщ

НАДЯ: Мы не то чтобы невероятно быстрые. Но всегда внимательно слушаем, проверяем, расспрашиваем, объясняем. Часто получается, что нам приходится переделывать за мужчинами. За эти три года чего мы только не видели! Например, скрутку проводов на малярном скотче, закиданную в стене ротбандом (штукатурная смесь. Прим. ред.). Или стиральную машинку и обогреватель на одном проводе сечением 1,5. Ну или кухню, верхние шкафы которой висят на черных саморезах в отверстиях, заполненных жидкими гвоздями (всё это — серьёзные нарушения техники безопасности.Прим. ред.).

СОНЯ: Женщины боятся разбираться в сфере ремонта, потому что им с детства говорили, что это не женское дело. На уроках труда они шили передники и учились варить борщ, вне зависимости от своих талантов и желаний. Получается такая выученная беспомощность.

ЮЛЯ: Например, нам звонят и говорят, что всё электричество полетело, всё очень плохо. Мы приезжаем — оказывается, просто лампочка перегорела и вырубила автомат. А они даже не пытались его включить, потому что не представляют, что это и где он находится. Сидели без электричества три дня и ждали нас! Именно из-за таких ситуаций мы мечтаем снимать обучающие видео. Чтобы женщины могли посмотреть и сделать всё самостоятельно, а не сидеть без света.

НАДЯ: Да, есть какие-то элементарные вещи: у клиентки взорвалась лампочка, она звонит, а я ей объясняю, что надо просто пойти вырубить щиток, взять пассатижи и выкрутить патрон. В таких случаях мне легче проинструктировать по телефону, чем ехать в центр по пробкам, терять время и ещё платить 300 рублей за парковку у её дома. Раньше мы такую простейшую работу чаще всего делали за донейшн — нам реально сложно брать деньги за десятиминутную работу, но мы понимаем, что мы потратили бензин, рабочие часы и сейчас, к сожалению, мы можем себе этого позволить только в редких случаях, когда понимаем, что женщина действительно находится в безвыходной ситуации.

Заказы и заказчицы

ЮЛЯ: Наш самый первый серьёзный заказ оказался настоящим кошмаром. Квартира была в плачевном состоянии, объём работы оказался совсем не таким, как мы ожидали. Так как это был наш первый заказ, мы не стали спорить с заказчицей и увеличивать стоимость, работали там две недели как проклятые. Подробнее об этой истории мы рассказывали на странице «ВКонтакте». 

Мы были в аду, но понимали, почему там нужно оставаться: мы придумали классный проект, это то, чем мы хотим заниматься, а этот заказ просто нужно пережить. В итоге мы ничего не заработали, были в адском стрессе, а главное, думали: неужели это то, что нас ждёт?

НАДЯ: Но с тех пор прошло три года, и мы ни разу не пожалели, что занялись этим делом, несмотря на неприятный первый опыт. Иногда, конечно, бывает, что заказчицы просят сделать что-то, что нереально по тем или иным причинам, но это просто потому что им не хватает опыта и знаний в этой сфере. Например, одна клиентка просила нас расширить подоконник, чтобы можно было на нём спать, а ножки под него ставить отказывалась. Но мы объяснили, что это невозможно, что нужен упор, все друг друга в итоге поняли.

Хотя мы беремся практически за любую работу, у нас есть и любимые области. Мне, например, приятнее всего, работать с деревом, вот недавно мы утепляли балкон и обшивали всё вагонкой, это кайф.

ЮлЯ: А я люблю электрику. Это интересная задача — продумать схему проводки в квартире, рассчитать напряжение, распределить нагрузку на сеть. Сделать дом комфортным и безопасным.

ФОТОГРАФИИ: Uros Petrovic — stock.adobe.com (1, 2, 3)

Рассказать друзьям
27 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.