Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Сообщницы10 девушек, 7 дней, 6 треков: Как мы сделали женский музыкальный лагерь

Что такое резиденция «Параллель»

10 девушек, 7 дней, 6 треков: Как мы сделали женский музыкальный лагерь — Сообщницы на Wonderzine

В РУБРИКЕ «СООБЩНИЦЫ» МЫ РАССКАЗЫВАЕМ О ДЕВУШКАХ, которые придумали общее дело и добились в нём успеха. А заодно разоблачаем миф о том, что женщины не способны на дружеские чувства, а могут лишь агрессивно конкурировать. «Параллельная резиденция» — женский музыкальный лагерь, который в этом году открылся в студии Powerhouse Moscow. Десять девушек из России и ближнего зарубежья с двумя наставницами и звукорежиссёром семь дней трудились над созданием новых треков. Мы поговорили с основательницами — музыкантом, продюсером и создательницей блога о девушках в музыке «Параллель» Евгенией Недосекиной (Jekka) и программным директором и менеджером студии Powerhouse Moscow Ксенией Карло — о том, как женщинам в музыке до сих пор мешает синдром самозванца и почему так важно комфортное пространство для самовыражения.

Аня айрапетова

Идея

Евгения: Мне давно хотелось вывести журнал «Параллель» в офлайн. Всё-таки сообщества складываются лучше, когда есть физическое общение, поэтому я начала с вечеринок и посиделок, чтобы протестировать, насколько это вообще нужно. Одновременно я всегда слежу за схожими зарубежными инициативами и проектами, которые поддерживают женщин в музыке, чтобы перенимать опыт, смотреть, что можно применить у нас. Я следила за sheWrites — это проект, основанный двумя женщинами-продюсерами, Вайолет Скайс и Чарли Макклин, из Великобритании. Они начали с малого, просто собрали несколько продюсеров и авторов песен и организовали такой songwriting camp — лагерь, в котором все писали музыку.

Вскоре они начали делать их всё больше и не только в Лондоне, но и в других городах Европы, а затем и вообще в Лос-Анджелесе. Мне захотелось сделать что-то такое же, потому что в России мало подобных проектов или они проходят в закрытом режиме, а на Red Bull Music Academy попасть очень сложно — сама я подавалась восемь или девять раз и до сих пор не попала. Я написала sheWrites и спросила, не хотят ли они сделать кемп в России, но они были заняты организацией своих проектов и Россия в их планы не входила, а методами проведения они не не особо делились. Но я хотела делать этот кемп, несмотря ни на что, и обратилась к Ксюше с идеeй провести его в Powerhouse.

Ксения: Я работаю в клубе Powerhouse Moscow — занимаюсь программой мероприятий и заведую студией, в прошлом работала в турах и на фестивалях. Когда Женя рассказала об идее сделать музыкальную резиденцию именно для девушек, предоставить им комфортное место для самовыражения и поддержать их музыкальные начинания, я поняла, что это проект, максимально близкий по духу и мне лично, и нашей команде. Когда находишься в центре музыкальной индустрии, начинаешь ощущать дисбаланс сил, который хочется хотя бы попытаться исправить. А во-вторых, проекты, укрепляющие музыкальное комьюнити и поддерживающие молодых музыкантов, — центральная часть философии Powerhouse. Я бы не стала утверждать, что мы сделали что-то совершенно уникальное, но насколько я знаю, наш проект — первая в России чисто женская музыкальная резиденция.

«Пацаны есть,
которые в технике секут?»

Евгения: В мире резиденции организованы по-разному — они сами придумывают правила, которым следуют. «Параллельная резиденция» — пространство для девушек, ориентированное на коллаборации и создание совместных композиций. Главная цель — создать что-то совместное за семь дней. Поэтому мы делили участниц на группы. Это ещё и пространство для личного роста, выхода из зоны комфорта и работы с уверенностью в себе и своих навыках. Мне кажется, резиденция это не столько про результат (или законченные треки), сколько про процесс и взаимоподдержку. В музыкальной индустрии в принципе мало женщин — тех, кто пошёл по пути продюсера или звукорежиссёра, ещё меньше.

По данным исследования Annenberg, которое проанализировало 600 самых популярных песен чарта Billboard за 2012–2017 годы, среди исполнителей только 22,4 % женщин, только 2 % — среди продюсеров и 12 % — среди авторов песен. По России такие цифры даже не посчитаешь. Конечно, с развитием технологий всё постепенно меняется, но женщин в технических сферах по-прежнему катастрофически мало по множеству причин — из-за стереотипов, которые закладываются с детства, отсутствия ролевых моделей, и просто уверенности в том, что ты тоже можешь зайти в эту область. Кому-то удаётся победить свои страхи, но далеко не всем, и синдром самозванца всё ещё распространён. Мне очень хочется это поменять и сделать так, чтобы девочки больше верили в свои силы и не ограничивались хором или пением.

За время моей музыкальной карьеры со мной не раз случались неприятные ситуации только из-за того, что я девушка. Сейчас такого уже почти не происходит, но осадок, как говорится, остался. Приходится гораздо больше потеть, чтобы тебя не назвали «певицей» и не спросили, сама ли ты пишешь себе музыку. Сейчас интонация разговора меняется, поскольку интернет позволяет поставить на место любого, кто проявит снисхождение или неуважение к чужому труду. Но Россия, на мой взгляд, ещё пока очень в этом отстаёт.

Ксения: Неприятные ситуации случались со мной и как с музыкантом, и на других позициях. В какой-то момент я работала техником в длинном и непростом туре, и мне пару раз задавали вопрос: «А с кем ты спишь из группы?» Я говорила: «Да как бы ни с кем, я просто техником работаю». Причём это было в Канаде, и я сначала не понимала, о чём речь, а потом выяснилось, что даже в канадской глубинке есть люди, которые думают, что девушка не может просто хотеть работать техником и быть в этом профи. Не говоря уже о том, как обстоят дела у девушек в музыкально-технической сфере в России. К сожалению, я знаю буквально трёх девушек-звукорежиссёров — все они отлично знают своё дело и все встречались со снисходительным отношением к себе и удивлением.

Участницы резиденции рассказывали, как они, допустим, приезжают на площадку, и у них спрашивают: «Кто главный в группе?» Девушка говорит: «Я — главная в группе». И ей отвечают: «Пф, ну а пацаны есть, кто в технике секут?» Или девушки просят звукорежиссёра как-то определённо настроить звук, а он говорит: «Я на этой площадке работаю десять лет, я лучше тебя знаю, как должно быть». К сожалению, подобные ситуации накапливаются в уме и влияют на уверенность музыканта в себе и своём творчестве. 

У многих из-за подобных историй скопились комплексы, которые и проявились на резиденции. У нас были девчонки, которые плакали: им казалось, что они ничего не могут, что они не талантливые. Она только что собрала целую аранжировку трека, проделала массу работы, но в какой-то момент застопорилась — начали вылезать страхи.

Отбор участниц

Евгения: Мы с Ксюшей составили анкету с вопросами, которую нужно было заполнить. Смотрели, насколько развёрнутыми были ответы, насколько человек нацелен на коллаборации, а не на личную выгоду, и, конечно, отслушивали присланную музыку. Резиденция — это не школа создания музыки, пиара или продвижения, вокала и так далее. Это место, где человек может пробовать что-то новое и учиться у своих коллег. Поэтому тем, кто хотел, чтобы их научили чему-то в режиме «преподаватель — ученик», резиденция тоже не совсем подходила. Мы хотели подобрать и очень разноплановых музыкантов, чтобы столкнуть разные тусовки и посмотреть, куда всё это приведёт.

Ксения: Мы получили 125 заявок и были немножко в шоке от этого, на прослушивание мы потратили почти два дня. Процесс был очень непростой: были моменты, когда просто сердце кровью обливалось — мы понимали, что у нас очень много вокалисток или очень много продюсеров. Нам нужно было составить интересные комбинации, которые заставили бы девушек подталкивать друг друга к выходу из зоны комфорта и в перспективе помогли бы создать какой-то интересный союз.

Мы с Женей поставили себе задачу — обязательно привезти участниц из других городов. В итоге к нам приехали три девушки из Набережных Челнов, Мурманска и Минска. Мы не задумывались над возрастом участниц, когда отбирали их, и только в финале резиденции выяснилось, что кому-то двадцать один, а кому-то тридцать два. Если это как-то и влияло, то только позитивно. В процессе не было ощущения, что разница в возрасте или в бэкграунде имеет значение. Для нас важнее была мотивация участников, чтобы человек хотел себя проявить, потому что это очень интенсивный формат, и нам, конечно, не хотелось, чтобы через два дня возникла ситуация: «Ой, ну это, ребят, не моё. Я, кажется, пошла».

Резиденция

Евгения: Во время резиденции мы с Ксюшей были скорее модераторами-вожатыми — следили за тем, чтобы всё было подключено, всё было на месте, все ели вовремя, старались как-то помогать, если возникали какие-то трения. Важно было раскрыть всех участниц, добиться ситуации, когда они уже расслабились, сдружились, не боялись дурачиться и пробовали что-то новое. Волнующе было прослушивать первые демки треков, которые сделали девочки, — это было очень круто. 

Ксения: Мы обе подкидывали участницам какие-то идеи: Женя хорошо разбирается в музыкальных программах, а я в одном треке записала партию баса и гитары. Самыми крутыми в этой резиденции для меня были моменты всеобщего единения — когда возникали общие шутки и мемы, когда мы обедали все вместе или с подачи одной из участниц делали голосовую медитацию — и, конечно же, финальный день с общим выступлением.

Ещё на резиденции, например, сложилась очень крутая дружба вокалистки группы «Деревянные киты» Светы Матвеевой и вокалистки/гитаристки Lucidvox Алины Евсеевой. Несмотря на близкие жанры их проектов и выступления примерно на одних и тех же фестивалях, девушки раньше не были знакомы, а тут они буквально нашли друг друга. В итоге они придумывали кучу шуток, чем постоянно всех веселили, и вообще помогали поддерживать чилл и позитив.

Наблюдать за тем, как участницы переосмысляют себя, свой бэкграунд, завораживает и вдохновляет. Например, мультиинструменталистка Алина Петрова с консерваторским образованием и совершенно потрясающей классической базой создавала трек с Аней Макеевой, которая поёт современный электронный соул, и Аней Совой (ANSV), которая делает весьма рейвовую музыку — у них получился очень свежий синти-поп-трек. Один из самых популярных у самих участниц треков, который получился на резиденции, — «Собака-лиса» с рэпом Полины Фроловой и аранжировкой Ксении Кручински и Риты Меджович. Отличная коллаборация получилась у Ани Ждановой из Минска, Риты Меджович из группы «сад имени фёдора» и Ани Макеевой — смесь фолковых напевов, хип-хопа и глитча. А самая прилипчивая песня, мне кажется, получилась у Риты Марининой, Светы Матвеевой, Алины Евсеевой и Ани Ждановой.

Мастер-классы

Евгения: Для резиденции мы запланировали три мастер-класса: по сведению — звукорежиссёра Дарьи Писаренковой, по синтезу звука — Марии Теряевой и по сонграйтерству и преодолению творческих блоков — Яны Блиндер. Последний оказался самым необычным и очень полезным, поскольку он был не столько про какое-то мастерство, сколько про психологическое и эмоциональное состояние и принятие себя. Компания, которая предоставила нам очень большое количество синтезаторов для резиденции, предложила своему коллеге провести мастер-класс по синтезу звука на примере инструментов Arturia. Мне кажется, абсолютно все мастер-классы были полезными. И про синтез, и про легендарный синтезатор Buchla, и про сведение. Плюс Даша ещё послушала черновые варианты треков и дала комментарии, а Яна зарядила всех невероятной энергией. Отдельно хочу сказать про звукорежиссёра студии Powerhouse Сашу Басиана, который помогал участницам резиденции на всех этапах и ему действительно было это интересно. Я думаю, было не так легко влиться в девичий коллектив, но он стал полноценной частью резиденции, и с ним было очень комфортно и легко работать.

Планы на будущее

Евгения: Я намерена проводить резиденции четыре раза в год. Я считаю, что один раз в год — это очень мало, ведь хочется дать возможность поучаствовать в них максимальному числу людей. И я планирую проводить резиденции не только в Москве, но и в других городах — считаю, очень важно децентрализовать такие вещи, ведь не каждый имеет возможность приехать в Москву, к тому же хочется, чтобы потом люди сами смогли организовывать такие проекты на местах. Поэтому сейчас я ищу партнёров в других городах, которые готовы помочь проекту и которым хочется изменить мир вокруг себя. Самое сложное — поиск площадки. Даже в Москве не все готовы выделить несколько комнат на неделю или требуют большую арендную плату. Но я думаю, всё получится.

Ксения: Я надеюсь, что у «Параллельной резиденции» большое будущее и она будет проходить несколько раз в год. Количество заявок, которое мы получили, говорит о том, что запрос на такие проекты есть. Для меня это был совершенно уникальный опыт — вдохновляющий и тёплый.

Участницы резиденции:


Алина Евсеева

Lucidvox

  Один из самых классных моментов: когда шла работа над треком «Баккарат», мы начали импровизировать и петь госпел — бесконечно разбивали слово «Jesus» на четыре голоса. Это было прекрасно — невероятная свобода, с тобой поют крутейшие девушки и все счастливы. Ощущение — как будто ты открыт всему миру!

Алина Петрова

kYmatic

  Мне очень понравилось чувствовать энергию других девчонок, как они поворачивают мою музыкальную мысль в свою сторону или возвращались обратно ко мне. Было интересно преодолевать границы друг друга, впускать новых людей и их представления о музыке, открываться. Я подпевала, придумывала басовые линии на moog, записывала и придумывала гитарную линию, помогала прописывать бэк-вокал, формировать структуру песни, создавала аранжировку. Играла много на акустических инструментах: колокольчики, пипа, эрху, маракасы. Сделав две композиции, я осознала совершенно чётко, что написать хорошую песню очень и очень не просто, — для меня это ценное открытие.

Анна Макеева

annamakeeva

  Помимо самого творческого процесса, мне очень запомнились наши пострабочие посиделки с девушками и Сашей Басианом (который дал отличные советы по сведению), когда мы общались, слушали музыку, делились опытом, танцевали, ходили на концерты в Powerhouse. Резиденция оказалась замечательной возможностью встретить новых талантливых музыкантов, которые в итоге стали моими друзьями. А Powerhouse стал родным местом.

Аня Жданова

anazhdanova

  Изначально я хотела отойти от привычной для себя роли сингер-сонграйтера и углубиться в продюсирование других. Так вышло в работе с первой группой: думаю, там я отвечала больше за драматургию трека и продакшен. Во втором треке я читала с девчонками рэп и писала музыку. Мы здорово раскачали свою привычную «флегматичность», вырулив в какую-то совершенно безумную концовку с грязными гитарами, глитчевыми синтами и кузнечиками. Думаю, всё, что создавалось без оглядки на свои привычки, и стало незабываемым опытом резиденции — забыть, кто ты, и сделать новое, слушая остальных.

Аня Сова

ANSV

  Первый совместный трек начался с моих идей. Я довольно сильно нервничала и просто накидывала идеи, а девчонки зацепились за то, что им понравилось. Думаю, он получился попсовым в хорошем смысле слова, потому что для Ани и Алины, с которыми я его делала, это было в новинку. Идея резиденции, кроме всего прочего, была в том, чтобы музыкант создал что-то не свойственное ему, и девчонкам это удалось. А мне удалось это во втором треке с другой группой — там я пою.

Рита Меджович

«сад имени Фёдора»

  Пока мы делали первый трек, вся моя группа напрочь забыла о том, что мы планировали выйти из зоны комфорта и делать что-то новенькое, так что я придумывала гармонии, бас, вокальную мелодию, пела и лаяла (наверное, это было единственное новое, потому что в итоге из моего лая мы сделали инструмент и вписали его в бит). Трек в итоге получился самой настоящей смесью из нас троих, по чуть-чуть от каждой — ни больше ни меньше. А вот во второй группе мы разгулялись и я реализовала все свои сокровенные мечты о попсе: рэп и r’n’b, весь трек на одной басовой ноте — тонике (причём ещё и в мажоре), drum’n’bass вставка — короче, просто класс!

Рита Маринина

americanpurple

  В первый день работы над вторым треком мы джемили с инструментами несколько раз по десять минут, не останавливаясь и не договариваясь ни о чём, кроме определённого набора инструментов, которые будем задействовать, а потом слушали записи и обсуждали, куда хотим двигаться дальше. Правда, из этого ничего не вышло (кроме очень приятных записей, которые я до сих пор слушаю), и пришлось начать всё сначала, чтобы выбраться из тупика. Дальше, за оставшиеся два дня, трек несколько раз сбрасывал кожу очередного жанра, после чего нам удалось найти баланс, который был по душе всем.

Полина Фролова

Mix/ontape

  В какой-то момент мы с Ксюшей загорелись идеей перкуссии в треке и поняли, что на лестнице между студией и баром Powerhouse отличная акустика. Мы сели на ступеньки: было невероятно холодно; мы взяли с собой ноут, микрофон, звуковую карту… и ещё ведро, палки и трещотки. И хлопали, топали, били в ведро, били по стенам и всё это записывали. Мимо проходили повара, официанты, участники резиденции, и все спрашивали: «Девчонки, всё окей? Вам места-то хватает?» И это было просто супервесело и стоило своих результатов!

Ксения Кручински

maad-maselle

  Больше всего мне запомнился момент джема, который случился после нашего знакомства. После него не осталось никаких сомнений, что я в нужном месте в нужное время. Именно там мы все открылись и перестали бояться и стесняться. Насколько это удивительно, как музыка объединяет и помогает общаться, на своём языке.

Света Матвеева

Деревянные Киты/Cetacea

  С первой группой мы сразу приступили к делу, как только успели познакомиться. Притащили в свою студию классный синт, стали накручивать всякие звуки. Потом выбрали понравившийся вариант, прописали бас, накидали схематичный биток. Дальше я записала партию голоса, который звучит в припеве. Помню, что всё происходило стихийно, в какой-то момент мы вошли в кураж и стали записывать всё подряд. Потом долго не могли понять, что нужно выкинуть. Все по очереди садились за аранжировку, думали и переписывали.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.