Views Comments Previous Next Search Wonderzine

СообщницыНормально о бьюти:
Дуэт Маши Ворслав
и Адэль Мифтаховой

О совместных проектах, дружбе и планах на собственные бренды

Нормально о бьюти:
Дуэт Маши Ворслав
и Адэль Мифтаховой — Сообщницы на Wonderzine

В рубрике «Сообщницы» мы рассказываем о девушках, которые придумали общее дело и добились в нём успеха. А заодно разоблачаем миф о том, что женщины не способны на дружеские чувства, а могут лишь агрессивно конкурировать. Наши сегодняшние героини — блогер и бьюти-редактор The Blueprint Маша Ворслав и блогер и геолог Адэль Мифтахова, самые интересные молодые знаменитости российской бьюти-индустрии. У каждой есть собственные проекты и аудитория, но уже несколько лет они работают сообща: вместе трудятся байерами в интернет-магазине Foam, готовят к выпуску книги и регулярно работают как дуэт редактора и автора. Мы расспросили Машу и Адэль о балансе между работой и дружбой, разнообразии интересов и планах на будущее.

маргарита вирова

О знакомстве и интересах

Маша: Кажется, два с половиной года назад я наткнулась на канал Адэль в Telegram и отметила, что она нормально пишет — так, как другие блогеры не писали. Я предложила ей писать, тогда ещё на Wonderzine. По-моему, я сделала это прямо перед самым уходом в Interview. Каких-то специальных поисков я не вела: просто талантливых авторов очень мало, и если вижу перспективных, то я им пишу.

Адэль: Мне всегда нравилась косметика, ещё задолго до того, как я начала вести канал. Я читала много англоязычных блогеров, которые пишут на эту тему, и поняла, что на русском языке никто не писал таких материалов, какие хотелось бы читать мне самой, — всё казалось очень поверхностным и несерьёзным. Я стала изучать этот мир, и примерно в то же время появился Telegram. А это очень классный формат для таких людей, как я, потому что там есть буфер между автором и аудиторией — отсутствие комментариев. И это для меня было очень важно, потому что комментарии — это худшая часть интернета. Иногда они самый яркий всплеск твоей активности могут погубить. Одно неосторожное слово может тебя расстроить, и ты перестанешь заниматься любимым делом. В Telegram этого не было, поэтому я быстро увлеклась блогом. А где-то через полгода мне написала Маша, предложила написать текст, и это было просто интересно. Потом я узнала, что мне ещё за это денег заплатят — это было так круто, я уж точно не ожидала никаких гонораров. Как-то пошло-поехало: я написала один текст, второй, а после мне начали предлагать темы журналы вроде GQ и Cosmopolitan.

Я продолжаю заниматься наукой и не собираюсь её бросать. Мне очень помогло то, что я умею искать информацию и читать исследования на английском — мне это довольно легко даётся. Я по работе читаю очень много научных текстов по геологии, и в бьюти я делаю то же самое: много читаю, пытаюсь вычленить из текстов что-то, что мне нужно.

Маша: А я не могу так делать, моя проблема с юридическими текстами (по образованию Маша юрист. — Прим. ред.) была в том, что там написана какая-то чушь на странном языке: «Муниципальный депутат муниципального района муниципальной области…» Я просто засыпаю, когда читаю что-то подобное. Но навык искать информацию мне тоже очень пригодился. Я знаю, что́ именно мне нужно, вбиваю точный запрос в гугле — и передо мной вся информация, которая нужна для текста.

Освоение ещё одной профессии помогло очевидным образом: рассказывать про мейкап, будучи визажистом, намного проще. У меня такая интересная сфера деятельности, я не люблю заниматься чем-то одним. Скучно просто писать тексты. Не исключаю, что однажды мне станет скучно делать мейк. Я рада, что появился Foam, потому что это тоже что-то новое. Теперь мы сделали банки с Organic Kitchen — ещё один очень полезный опыт.

О рабочих отношениях и конфликтах

Маша: Для меня рабочие отношения всегда приоритетнее, чем дружеские. То есть если я начинаю работать с другом, он для меня прежде всего коллега. Если мой друг становится моим начальником, он в первую очередь мой руководитель. И поэтому я стараюсь, чтобы в нашем союзе не перевешивали дружеские отношения, но при этом часто стремлюсь заполучить Адэль в проект, над которым работаю. У нас к тому же чёткое распределение интересов: я про мейк, а Адэль — про уход.

У меня были случаи, когда между мной и руководителем устанавливались более эмоциональные отношения, чем те, что удобны для меня. В своё время у Оли Страховской я просила отпуск, когда у меня была депрессия. Это ненормальная история в принципе для рабочих отношений, но она меня отпустила, и я ей благодарна. Но при этом, мне кажется, должна быть какая-то граница. Не нужно пытаться дружить со своими коллегами, не нужно заставлять себя замалчивать какие-то негативные эмоции или мысли, которые возникают в рабочем процессе. Хорошо бы давать себе возможность высказать всё, что тебя не удовлетворяет в работе.

Адэль: Мне кажется важным ещё и то, как ты высказываешь это людям. Я постоянно говорю, что конфликты возникают не из-за того, что́ люди говорят, а из-за того, как они это говорят. Знаю, что у редакторов всегда есть пул авторов, с которыми те работают постоянно. И с некоторыми очень комфортно: вы понимаете друг друга, вносите минимальные правки, всё идёт легко. А есть авторы, с которыми тяжеловато, но приходится, потому что кроме них никто не пишет на эти темы. У нас с Машей получилось так, что нам очень комфортно друг с другом работать — во многом потому что наши отношения не столько дружеские, сколько товарищеские. И вот этой эмоциональной истории, которая у людей в дружеской работе иногда встречается, между нами нет.

Маша: Я бы так не сказала, но это существует между нами в нормальном формате, как обычно бывает у коллег. Мы не ссоримся, но иногда очевидна разница в подходах к работе.

Адэль: Мне кажется, взрослые адекватные люди просто не ссорятся друг с другом. Думаю, у всех могут быть какие-то разногласия. Могу себе представить, как это, но я не ругаюсь с людьми. Когда у меня возникают конфликты, я понимаю, в чём может быть проблема работы со мной. Я иногда слишком сильно напираю, или мне кажется правильной только моя точка зрения.

Маша: А у меня, соответственно, наоборот. Я никогда не считаю себя правой, возможно, поэтому мы хорошо друг друга дополняем.

О написании книги

Маша: Мне кажется, я мыла посуду в тот момент, когда подумала, что нужна какая-то книга, где было бы нормально написано про косметику. Не как обычно пишут про это всё: «Эссенция розы подарит вам наслаждение…» Я подумала, что идеально заняться этим с Адэль, потому что она — уход, я — макияж, одна я бы точно не написала книжку.

Адэль: Потом прошло какое-то время, мы начали искать издательство. Это было всё ещё теоретически: мы обсуждали, что, может быть, стоит найти кого-то, кто нам поможет. И через какое-то время мне написали из издательства «Альпина». Пришло письмо от Ирины Гусинской: «Адэль, я почитала ваш блог, не хотели бы вы написать книгу?» Я ответила: «Вы как раз вовремя, конечно, я хочу написать книгу». Она предлагала это мне, но я сказала, что было бы здорово, если бы мы с Машей работали над книгой вместе. Она была совсем не против. Мы поделились своими идеями о том, что мы хотим в этом издании изложить. Всем всё понравилось, и мы приступили. Сейчас мы уже всё закончили писать и ждём, когда нам представят вёрстку.

О работе байерами

Маша: Я работала с Foam ещё год назад — меня сначала позвали писать туда тексты. Тогда это был магазин мужской косметики. Потом ребята подумали, что надо набирать ассортимент для всех. И спросили, не интересно ли мне этим заняться. Я ответила: «Да, вообще у меня есть ещё знакомая Адэль, давайте её тоже привлечём». Потом мы встретились, и нам предложили быть не только контент-менеджерами сайта, но и байерами, потому что создатели ничего не понимали в женской косметике. По традиции Адэль — уход, а я — макияж.

Адэль: Я начинающий байер и пока не очень хорошо разбираюсь в том, что нравится людям. Изначально, когда я отбирала самый первый ассортимент, я смотрела на то, что купила бы сама. Ещё вспоминала, что любят мои знакомые  — например, есть немало поклонников натуральной косметики. Тогда я думала, что было бы здорово привезти натуральный бренд, который был бы понятен и мне. Не дурацкую косметику, которая выводит токсины и шлаки. А потом процесс наладился: мне попадается какой-нибудь интересный бренд и я закидываю его в идеи — возможно, нам стоит его закупить. Я не ищу марки направленно, но интересные варианты встречаются, к примеру, в блогах, которые я читаю.

Маша: Большую часть времени ты смотришь на таблицу в Excel, где указаны сто оттенков какой-нибудь помады L’Oréal, потом переходишь в Google Images, вбиваешь названия и пытаешься понять, нужен тебе этот цвет или нет. То есть в случае с мейком это очень муторная работа, потому что крем один, а помад — десять. И в идеале тебе нужно точно знать, какие оттенки покупать. Потому что голубые тени плохо лежат, а зелёные — нормально. Потому что сегодня тренд на фиолетовые и красные, а не на синие. И это очень большой объём наименований, к тому же дорогую декоративную косметику не очень хорошо покупают. Люди скорее купят какие-нибудь дешёвые и классные тени, чем дорогие.

У меня была концепция идеального интернет-магазина, но сейчас она неактуальна. Людям нужно больше, чем мне интересно. Покупатели хотят пробовать десятый бальзам для губ, а мне уже не надо. У меня есть личный набор того, что мне необходимо, и скорее всего, я обращу внимание на какую-то уникальную новинку — если она дешёвая и прикольная, или если она круто упакована.

О коллаборации с Organic Kitchen

Адэль: У компании, которая владеет марками Natura Siberica и Organic Shop, есть бренд, который называется Organic Kitchen — у них очень дешёвые банки порой с хорошим содержимым. Мы с Машей очень хорошо общаемся с их PR-директором Виталиком Козлёнковым. Однажды он у себя в инстаграме выложил сюжет, как в их флагманском магазине какая-то звезда замешивала скрабы. И я полушутя написала Виталику: «А может быть, мы тоже вместе сделаем банку?» Он сказал: «Да, давай!» В итоге он уговорил на это владельца компании. Тот согласился, мы сделали гидрофильный бальзам. И я не ожидала, что будет такой успех, но это был очень заметный запуск. После чего появилась масштабная коллаборация с блогерами.

Участвовать можно по-разному. Ты можешь просто вкинуть задание, например сказать, что хочешь гель с блёстками — тебе его сделают. Можешь указать желаемые ингредиенты, контролировать процесс создания больше или меньше. В целом то, что находится в банке, может зависеть от твоих желаний. Кто-то просто заказывал и одобрял абстрактный продукт, у меня и у Маши было по-другому. Мы договорились, что хотим определённые ингредиенты, цвета и текстуры. Для нас несколько раз замешивали и присылали образцы.

Маша: Я думала над кремом Glass Skin дня три. Я сразу поняла, что нужно отталкиваться от упаковки: не знала, что есть возможность сделать флакончик как у Адэль. Что в этой упаковке может быть такого, что будет удобно брать с собой и что теоретически в ней нормально помещается? Я подумала, что это должен быть густой крем, у которого нет отечественных аналогов, и при этом довольно дешёвый. Ориентирами были известный восьмичасовой крем Elizabeth Arden и Weleda Skinfood. Оба средства не без недостатков: Elizabeth Arden начинает неприятно пахнуть из-за ланолина, а у Skinfood жирная маслянистая текстура, очень липкая. Я просила сделать что-то подобное: чтобы бальзам заживлял и был как можно менее аллергенным. А чтобы он подходил максимальному количеству людей, мне была нужна максимально универсальная банка. И чтобы блестело красиво. Но я не знала, что он будет так офигенно смешиваться с другими продуктами. Когда мне прислали четвёртый образец, я попробовала его — у меня на работе всегда валяются карандаши и помады — и поняла это. Я начала сама пользоваться средством и поняла, что крем можно позиционировать ещё и как бальзам для макияжа. Skinfood тоже используют как хайлайтер, но не как медиум для смешивания косметики. Уже четвёртый образец Glass Skin подошёл. Первый был очень твёрдый, как масло для кутикулы, второй и третий получались то очень жидкими, то с чрезмерным количеством блёсток, а потом появился идеал.

О планах на будущее

Маша: Я подумываю о создании собственной косметики, но пока не хочу этого делать. Самый простой способ — это работа с Organic Kitchen, но они пока не хотят делать декоративную косметику. К тому же я примерно поняла, чего все хотят от косметики: людям нужно, чтобы было красиво, модно, быстро и дёшево. А это сложно.

Адэль: Это можно осуществить, только если у тебя на старте очень много денег. Потому что когда ты делаешь дешёвый продукт, его нужно производить в огромных количествах. Начинающий и не очень богатый косметический производитель не может себе этого позволить.

Маша: Да, и при этом есть российские бренды ухода, которые могут взять нас под своё крыло, а вот брендов мейкапа не так много. В основном это визажисты, которые сами знают, что им надо делать.

Адэль: У меня уже есть идея создания собственного бренда, знакомые предложили мне создать его вместе. Пока что я об этом думаю, размышляю, какие банки здорово было бы сделать. Всё на стадии переговоров. Для того чтобы сделать косметику, нужно задействовать очень много людей. Нужны инвесторы. Нужен человек, который придумывает концепцию, и человек, отвечающий за то, какими будут банки, — это я. Не обойтись без технолога, который создаёт формулы. Производство может быть в России, а может быть за её пределами. Ингредиенты бывают разного качества, их нужно закупать в разных местах. Делать упаковку тоже очень дорого, а потом очень дорого заниматься дистрибуцией.

Маша: Это как с магазином: такое невозможно сделать вдвоём. У нас в Foam довольно большая команда, и ребята действительно понимают, что они делают. Они продавали и до этого, и не только банки — у них есть нужные контакты, дизайнеры, которые делают всё нормально. Я слабо представляю себе, как собирать команду с нуля.

Адэль: Возможно, мы будем делать ещё какие-то банки с Organic Kitchen. Они хорошо продаются, и это довольно безболезненный труд: они очень быстро работают и производят качественные продукты. В этом году, на самом деле, уже столько всего произошло, что я просто жду, когда он закончится. Чтобы отдохнуть, подвести какую-то черту и уже начать заново. Я очень надеюсь, что наша книга всё-таки выйдет в этом году. Это будет хорошая жирная точка.

Маша: В следующем году, наверное, придётся проводить какие-то активности с книгой. Но мои ближайшие планы на будущее — это отпуск. По отдельности. Это всё, о чём я могу сказать с уверенностью.

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.