Views Comments Previous Next Search

СообщницыКто придумал Goldmans — первую уличную марку для женщин в России

Женя и Юля Гольдман о своём бренде

Кто придумал Goldmans — первую уличную марку для женщин в России — Сообщницы на Wonderzine

Текст: Анна Елисеева

В новой рубрике «Сообщницы» мы будем рассказывать о девушках, которые придумали общее дело и добились в нём успеха. А заодно разоблачать миф о том, что женщины не способны на дружеские чувства, а могут лишь агрессивно конкурировать. Сегодня наши героини Юля и Женя Гольдман — основательницы единственной в России марки уличной женской одежды. Они сёстры, Юля — художница, а Женя — некогда профессиональная сноубордистка. Марку Goldmans они придумали ещё в 2010 году и в своей одежде используют провокационные надписи и рисунки. Но в отличие от многих не относятся к злободневным лозунгам на одежде как к маркетинговому ходу, а большим деньгам предпочитают творчество. Мы поговорили с основательницами Goldmans об их проектах и планах.

Кто придумал Goldmans — первую уличную марку для женщин в России. Изображение № 1.

 

Цель — творчество 

Юля: Я писала картины маслом, в том числе и на холстах большого размера — не каждый человек может позволить себе купить такие. Вот Женя однажды и предложила переносить рисунки на футболки. Первые мы покупали в «Ашане». Помню, был рисунок женщины в косухе с зелёными волосами, которая читает книгу в метро. Ещё нарисованные карандашами папа с двумя детьми и девушка в ковбойской шляпе на коне — с ней футболку я ношу до сих пор, уже восемь лет. 

Мы не хотели создавать какую-то новую одежду, была цель поделиться творчеством — чтобы люди смогли купить эти футболки и носить, потому что им понравились картины.  

Женя: Но идея провалилась сразу. Мы поняли, что картины не адаптированы и на футболках они смотрятся не так классно, как на холсте. Со временем мы стали делать уже более подходящие рисунки и скетчи. Все иллюстрации наши собственные, и даже если это коллажи — то не просто картинки из интернета, а переработанные нами.

Мы раскачивались очень медленно, никуда не торопились. Создали группу в сети «ВКонтакте», что-то туда постили, но поначалу как-то неактивно. Постепенно начали делать футболки собственного фасона, потому что те, что продавались в «Ашане», уже не устраивали. Мы не зацикливались на конкретных предметах гардероба и не ограничивались каким-то одним — главное, чтобы на одежде мог поместиться и хорошо был виден рисунок. Так мы добавили юбки и слитные купальники. Потом Юля разрисовывала косухи и платья от руки. Долго не добавляли штаны, потому что на них нельзя ничего напечатать, но сейчас думаем, что паттерн на брюках — это очень даже классно. 

 

 

ЮЛЯ: Первую коллекцию мы точно раздарили, хотя всё выставлялось на продажу. У нас была дорогая невыгодная печать, и первые вещи продавали буквально по себестоимости. Мы ничего об этом не знали. Например, на «Ламбаде-маркете» вывешивали футболки с картинами за 666 рублей. Как оказалось, в Москве дорого всем этим заниматься. Но мы до сих пор не преследуем цели сильно заработать или открыть магазины во всех городах. Просто делаем то, что нам нравится. И круто, что у нас есть аудитория, которой это тоже нравится. 

Женя: Дуэт Goldmans не только создаёт вещи — мы сотрудничаем с разными творческими людьми и делаем совместные проекты.

Юля: Недавно, например, вместе с нашим знакомым оператором снимали видео: позвали музыканта Пашу из группы Holy Palms, попросили его сочинить музыку, поехали в Брянск и сняли всё прямо в поезде — это было такое творческое взаимодействие. А в январе был перформанс с музыкальной группой Selbram. Это никак не было связано с нашей маркой, но после выступления к нам подошёл какой-то парень и спросил, где тут можно купить футболку Goldmans.

Женя: Мы участвовали в разных маркетах, и те, кто туда приходит постоянно, обычно уже знают о нас. Практически сразу, как мы начали делать одежду, попали и на Faces & Laces — участвуем в нём уже лет шесть или семь. 

Нам очень понравилась творческая часть фестиваля: там можно самому придумать и сделать свой стенд. У нас было много идей. Однажды, например, мы обустроили белую комнату два на два метра — с белыми стенами и обложенную белыми футболками. В течение двух дней Юля там фактически жила — такой сквот художника, где можно было наблюдать за работой. В другой раз мы инсценировали эпизоды из фильмов, и люди должны были их угадывать. У нас был минимум реквизита, мы сами меняли декорации. Такой интерактив со зрителями: кто угадывал фильм, получал футболку.

 

Кто придумал Goldmans — первую уличную марку для женщин в России. Изображение № 2.

Кто придумал Goldmans — первую уличную марку для женщин в России. Изображение № 3.

 

Против массовости и бизнеса

Женя: Мы не стремились завоевать мир, покорить Москву и завалить её своим шмотьём. Проект Goldmans абсолютно некоммерческий. Наш девиз с Юлей — против сложившихся стереотипов, массовости и попсы. Это внутри нас — то, что мы обычно показываем своими рисунками и надписями. 

На самом деле очень любим провоцировать публику. Например, многие не понимают, зачем мы написали на вещах «Slut» и «Whore» (девушки использовали механизм реклейминга. — Прим. ред.), но тем и прикольнее. Я против маркетинга, у нас нет цели кому-то что-то доказывать, и мне кажется, глупо это делать, если люди друг друга не понимают. Кому-то нравится, кому-то нет, а если не нравится, то проходите мимо.

Юля: Если это перестанет быть творчеством, то превратится в бизнес и принесёт кучу новых проблем. Мы в этом увязнем и потеряем то хорошее, что происходит сейчас. Мы уже как-то открывали шоу-рум — в рамках одного из совместных проектов. Он назывался «У Наташи». Просуществовал год и закрылся.

 

 

ЖЕНЯ: Мы хотели открыть точку самовывоза, куда люди смогут приехать, посмотреть и примерить вещи — это было бы удобно. Мы долго искали помещение и под конец уже отчаялись, решили ничего не затевать. Но тут подвернулось помещение в заброшенном доме на Бауманской, и мы поняли, что терять такую возможность нельзя. Сами сделали ремонт, положили паркет, Юля разрисовала стены. Вход в шоу-рум был очень нестандартный — с далеко не самым привлекательным подъездом. 

ЮЛЯ: Помещение было на четвёртом этаже, но некоторые люди доходили лишь до третьего, боялись подниматься дальше и уходили. 

ЖЕНЯ: Мне кажется, если бы мы занимались развитием этого шоу-рума, у нас было бы всё отлично. Потому что он получился очень классным, и посетители говорили, как в нём всё атмосферно. Но на это нужно больше времени, которого нет. Ты сталкиваешься с финансовым вопросом, не хочешь сам сидеть и продавать, нужно нанять человека, который будет это делать за тебя, а денег нет. Мы продавали сами, объединились с двумя другими брендами и чередовались — работали по три-четыре дня. Нам это подходило, не было большого потока людей, а тех, кто приходил, такой режим устраивал.

 

Кто придумал Goldmans — первую уличную марку для женщин в России. Изображение № 4.

 

Как всё устроено

Женя: Это может прозвучать банально, но нас вдохновляет музыка (металл, всякий олдскул вроде рока 60–70-х), фильмы, художники и, конечно, окружение. Так, у нас была коллаборация с тусовкой скейтеров, и вдохновили нас сами ребята. Мы делаем практически всё вместе, только рисует в основном Юля. Нам очень комфортно, а ссоры хоть и неизбежны, но мы всегда находим компромисс.

Мы вложили в марку свои деньги, начинали буквально с тридцати тысяч рублей. Сейчас зарабатываем какие-то минимальные деньги, но нельзя сказать, что этого хватает на жизнь. Я большую часть времени посвящаю сноубордингу. Раньше я была действующим спортсменом, если можно так сказать. Сейчас продолжаю кататься, и все мои проекты связаны со спортом. У меня есть поп-ап-стор, который я организую осенью уже девять лет, зимой собираю лагеря или обучаю сноубордингу. 

Юля: Я продолжаю писать картины, пытаюсь развиваться, устраиваю разные проекты и участвую во многих вроде выставок и съёмок видео, учусь скульптуре.  

 

 

ЖЕНЯ: Обычно мы выпускаем одежду каждые четыре сезона: футболки, свитшоты, трусы, носки, юбки, худи, рюкзачки для сменки, купальники и водолазки. Мы себя не ограничиваем, делаем столько моделей, сколько придумается. Иногда нам пишут: «Девчонки, вы молодцы, так классно всё делаете!» А иногда — что купили у нас уже пятую футболку, потому что очень нравится.

Мы каждый год посылаем заявку на Faces & Laces, но проект Faces & Laces  Locals нас и так активно поддерживает, за что ему большое спасибо. Мы размещаемся на их офлайн-площадке, они помогают с пиаром и дают советы. Ещё мы уже не первый год сотрудничаем с магазином «Отдел» — ребята регулярно заказывают наши вещи.

У нас не было какого-то особенного опыта презентации коллекций, как это делают другие марки. Мне кажется, сейчас стало модным создавать какую-то движуху, устраивать вечеринки — ничего такого мы не делали, хотя это интересно. Обычно мы просто анонсируем выход коллекции в соцсетях и развозим по магазинам.

Когда мы только начинали, для съёмок приглашали и своих друзей. В основном же наши модели — самые обычные люди. Мы ищем интересного человека, и если встречаем его, то можем подойти и прямо предложить сняться в нашем лукбуке. Была история, когда нам пришлось поменять моделей местами: на съёмку в трусах поставили девочку с нестандартной фигурой. Она не стеснялась, и получились классные фотографии. 

ЮЛЯ: Помню, в новогодней съёмке участвовала девушка, которая сама нам написала. Мы посмотрели её фотографии, она не была моделью, но мы её пригласили и сняли — всё было отлично. А вот на последнюю фотосессию одна из моделей не пришла, и мне пришлось сниматься вместо неё. Хотя я была абсолютно не готова, это было спонтанно.

 

Кто придумал Goldmans — первую уличную марку для женщин в России. Изображение № 5.

Кто придумал Goldmans — первую уличную марку для женщин в России. Изображение № 6.

 

Что будет дальше

Женя: Трудности с производством — классическая история. В основном проблемы связаны со сроками — это постоянные задержки, и не на пару дней, а целый месяц. Нам это надоело, поэтому мы отказались от прежнего производства. Но в последний раз мы заказали большую партию вещей, поэтому ещё есть запасы.  

Юля: Думаем, что можно сделать коллекцию и из того, что уже отшито. Мы всё время что-нибудь придумываем, но нужно заново отрисовывать лекала, потом шить образец — это долгая история. А когда производства нет, то не можешь и создать что-то новое.

Женя: Для начала мы найдём новую фабрику. Правда, сейчас мы очень урезаны во времени. Юля учится нон-стоп, я стала мамой и вожусь с малышкой. Но идей у нас очень много, и, конечно, хочется расти.

Фотографии: Goldmans/Вконтакте

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.