Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньКак российские власти пытаются выдать закон о запрете «ЛГБТ-пропаганды» за военную победу

Как российские власти пытаются выдать закон о запрете «ЛГБТ-пропаганды» за военную победу — Жизнь на Wonderzine

И за главное достижение в борьбе с «коллективным Западом»

Военные действия в Украине продолжаются уже восемь месяцев. За это время российское общество всё больше вовлекается в войну, о чём свидетельствуют мобилизация, «частичное» военное положение, экономический кризис и массовая миграция населения. Между тем на фоне поражений на фронте российское руководство вынуждено прибегнуть к своей излюбленной манипуляции, а именно к ЛГБТК-теме.

«Российские власти слабы и растерянны. За неимением других военных побед они пытаются продать за военную победу принятие закона об ЛГБТ-пропаганде», — пишет правозащитник Игорь Кочетков (назван иноагентом. — Прим. ред.). Так, во время общественных слушаний в Госдуме сами выступающие сравнивали закон о запрете «гей-пропаганды» с «крупной военной победой». По словам представителя РПЦ протоирея Андрея Ткачёва, сейчас российский солдат воюет за «библейский тип мышления» и «крепкую семью». «За что воевать солдату, за что ему кровь проливать, за что превращаться в калеку, за что оставаться на поле боя недвижимым? За библейский тип мышления, крепкую семью, нравственность христианскую, — заявил церковнослужитель. — Закон [против ЛГБТ-пропаганды] равен крупной военной победе».

«Мы должны защитить наших граждан и Россию от деградации и вымирания. От тьмы, распространяемой США и европейскими государствами, — уверен спикер Госдумы Вячеслав Володин. — Мы защищаем от той тьмы, которая всё больше и больше распространяется в мире».

За высокопатетическими словами представителей власти скрывается довольно знакомое желание противопоставить российское общество западному — как в мирной жизни, так и на поле боя. Во время общественных слушаний глава комитета Госдумы по информационной политике Александр Хинштейн заявил, что «на Западе происходит ЛГБТ-революция» и что «уже сегодня идёт пропаганда в отношении нашего общества», поскольку «ЛГБТ — это оружие гибридной войны». В качестве примеров «ЛГБТК-пропаганды» Хинштейн привёл фильм и книгу «Зови меня своим именем», мультфильм «Южный парк», в котором «появляется школьный повар-педофил», а также мультфильм «Свинка Пеппа», в одной из серий которого показана квир-пара. «В ЛГБТ-пропаганде они видят угрозу изменения государственного строя. При этом угроза эта, по их мнению, исходит от свинки Пеппы и Человека-паука», — объясняет Кочетков.

В целом логика властей понятна: если не удаётся выиграть в схватке с цивилизацией, то можно попробовать победить у себя дома. «В нынешних условиях понять мотивацию авторов законопроекта сложно, однако здесь отчётливо видны попытки отвлечь внимание общественности от насущных дел и натравить их на очередного „внутреннего врага“», — отмечает председательница совета «Российской ЛГБТ-сети» (названа иноагентом. — Прим. ред.) Наталья Соловьёва. «Вся эта история обсуждается, чтобы отвлечь граждан от войны, которая происходит в Украине, от проигрыша российской армии, от ситуации с мобилизацией», — разделяет аналогичную позицию Александр Белик, руководитель программы адвокации фонда «Сфера», названного «иноагентом» и ликвидированного по решению Минюста.

Между тем у подобной риторики российских властей есть и другие цели. Например, политолог Кирилл Рогов воспринимает государственную гомофобию как метод гибридной мобилизации в условиях военных действий. «То, что в Думе обсуждали геев, а не крушение фронта и армии, конечно, логично. С точки зрения Путина, гомофобия — это точка абсолютного консенсуса. И вернувшись к ней, можно как-то починить и вновь собрать остальные части „машины воображаемого большинства“», — говорит он.

Помимо этого, юрист Института права и публичной политики (назван «иноагентом» — Прим. ред.) Иван Брикульский считает, что принятие закона о полном запрете «ЛГБТ-пропаганды» может стать первым шагом в сторону законодательно оформленной государственной идеологии, которая также будет способствовать гибридной мобилизации. «Такие законы не просто ограничивают конституционные права (это только полбеды!). Они фактически навязывают гражданам общую систему публично допустимого — или, проще говоря, официальную идеологию. Предложения парламентариев — это попытка установить идеологические рамки не только для малочисленной группы граждан, но и для тех, кто осмеливается встать на их сторону. Это приведёт не просто к дискриминации, а к полноценному контролю за убеждениями человека. И значит, к законодательному оформлению обязательной государственной идеологии».

Перспективны ли надежды российских властей воспользоваться гомофобией россиян в своих целях? Навряд ли — равно как и вера в то, что жители Люксембурга могут замёрзнуть при семнадцати градусах тепла. Во-первых, Карен Шаинян (назван иноагентом. — Прим. ред.) утверждает, что представления о гомофобии в российском обществе сильно преувеличены и их можно рассматривать как ещё один пропагандистский миф. «Мне не кажется, что гомофобия — исконно русская идея, которую разделяет большинство. Исследования показывают, что уровень искренней внутренней гомофобии в России сильно ниже, чем принято считать», — поясняет журналист.

Позиция Шаиняна подкрепляется статистикой, в том числе государственной. В августе прокремлёвский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал результаты опроса, согласно которому большая часть (86 %) россиян никогда не сталкивалась с «гей-пропагандой», а российское квир-сообщество стало более видимым и открытым за последние годы. Вдобавок усиленное обсуждение ЛГБТК-темы на фоне фактического военного поражения и административного хаоса вызывает как минимум безразличие, как максимум — раздражение. «Для продолжения холодной войны с Западом нынешних гомофобных идеалов уже явно недостаточно, россиянам эта тема изрядно поднадоела и совершенно их на борьбу не мобилизует», — утверждает политолог Аббас Галлямов.

Во-вторых, гомофобная политика властей вызывает обратный эффект, делая квир-сообщество более видимым и открытым, — это подтверждают выводы ВЦИОМ. «Общественность стала проявлять к теме [ЛГБТК] больше внимания. Несмотря на далеко не всегда сочувственный характер, само дискурсивное присутствие обсуждаемых вопросов обеспечивает вывод негетеросексуалов из маргинального поля», — говорит эксперт ВЦИОМ Илья Ломакин. «В погоне за повесткой парламентарии могут спровоцировать совсем неожиданный для себя результат. Они не просто делают темы цензуры более видимыми в СМИ, но и практически дарят российским ЛГБТ-людям настоящую субъектность. Которой те обязательно воспользуются в будущем», — заявляет Иван Брикульский.

«Никакие законопроекты и законы не заставят исчезнуть лесбиянок и геев, их семьи, их детей и меня», — резюмирует Елена Климова, писательница, создательница и бывшая глава проекта помощи ЛГБТ-подросткам «Дети-404».

ФОТОГРАФИИ: ксения соловьева/EyeEm — stock.adobe.com (1, 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.