Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньКак фемактивистки помогают мужчинам избежать мобилизации

Как фемактивистки помогают мужчинам избежать мобилизации — Жизнь на Wonderzine

«У нашего бота психологической помощи был обвал»

21 сентября Владимир Путин объявил «частичную» мобилизацию в России. По по всей стране массово призывали мужчин, включая тех, кто не подходил под критерии, перечисленные Министерством обороны: не имеющих боевого опыта, многодетных отцов, людей с инвалидностью. Независимые СМИ и правозащитные организации начали активно помогать призывникам, публиковать их истории и предоставлять юридические услуги и рекомендации. Мы поговорили с активисткой Феминистского антивоенного сопротивления, которая пожелала остаться анонимной, о работе ФАС, трудностях волонтёр_ок и новых задачах.

Текст: Полина Колесникова

Про новые проекты и задачи

Как только Владимир Путин объявил мобилизацию, мы стали публиковать подборки материалов по этой теме: рассказывали, кого могут мобилизовать, что делать, куда обращаться, как прятаться, если нет возможности уехать, и как помочь тем, кто скрывается. Мы сделали листовки о мобилизации, QR-код, которых ведёт на подборку правозащитных каналов, запустили проект «Отбой» — это бот, в котором можно пробить незнакомый номер телефона и выяснить, не связан ли входящий звонок с военкоматами, откуда часто звонят именно с мобильных, а не стационарных номеров, указанных в гугле. Люди могут также пополнить базу собственными номерами, с которых им звонили из военкомата.

В начале мобилизации наша антивоенная газета для мам и бабушек «Женская правда» выпустила специальный номер, посвящённый теме мобилизации. Один из разворотов — с практической информацией о том, что происходит и как уберечь от призыва своих близких, — можно отдельно распечатать и распространять.

Про дружественные проекты и экспертов

В последнее время нам стали реже писать о мобилизации, потому что появились разные новые каналы помощи. Сейчас нам поступает около пяти-семи вопросов в день, не больше. А вот в первые дни после объявления бот прямо ломился от сообщений, потому что люди были напуганы, а существующие помогающие организации не были готовы к такому росту нагрузки. Тогда мы выдавали готовые рекомендации юристов по простым вопросам — брать ли повестку, могут ли посадить в тюрьму за отказ идти в военкомат и так далее.

У нас есть юристы в «Антифонде», но они специализируются по трудовому праву. Готовые рекомендации юристов мы искали в открытом доступе: в СМИ и телеграм-каналах, например у главы правозащитной организации «Агора» Павла Чикова. Когда люди находятся в паническом состоянии, они часто неспособны самостоятельно обработать большой пласт информации, поэтому мы сами всё это читали и выдавали им простые ответы.

Тех, кто задавал более сложные вопросы, мы перенаправляли в бот правовой помощи призывникам и военнослужащим от «Агоры». С теми, кому актуальна идея подаваться на альтернативную гражданскую службу или они просто хотят больше об этом узнать, мы делились ссылкой на бот «Призыва к совести». Теперь ещё появился новый бот для помощи призывникам — «Идите лесом», его запустил бывший руководитель фонда помощи бездомным «Ночлежка» Григорий Свердлин.

Про обращения

В первые дни к нам активно обращались растерянные мужчины, а сейчас в основном пишут женщины — о своих близких или о ситуации с мобилизацией в их населённом пункте. Ещё мы получаем сообщения от военнообязанных женщин, например врачей: они говорят, что происходит в их госучреждениях. Ситуация с врачами, бронью для них и запретами на выезд всё ещё максимально туманна и хаотична.

Кроме того, в ФАС обращаются люди, которым звонили из военкомата и пугали, что они непременно должны прийти для уточнения данных. Им просто хотелось, чтобы кто-то подтвердил, что идти в военкомат не нужно. Ещё писали люди, которым выдали повестку на КПП, когда они пытались перейти границу. Вчера написала женщина-медик, которую не выпустили в отпуск в аэропорту, потребовав справку от военкомата. Чаще всего люди хотят какой-то информационной помощи или просто рассказать о своей ситуации публично.

Чтобы верифицировать источники и информацию, мы общаемся с теми, кто нам пишет, просим рассказать подробности, прислать фотографии бумаг, которые им выдали (запретов на выезд, например). Истории в итоге публикуем, иногда прикладываем эти фотографии, замазав личные данные.

Про негатив в соцсетях

Нам писали неприятные сообщения о том, что мы помогаем мужикам и провалились как феминистское движение.

Какие-то гадости есть всегда, мы стараемся в них не погружаться. У нас горизонтальная структура, и для любых предложений на тему «как сделать лучше» мы всегда открыты. И нам их присылают! Мы постоянно общаемся с активистками, улучшая вместе то, что можем. А вот в гадостях, которые публикуют в твиттере, обычно мало конструктива.

У нас не было разногласий, стоит ли помогать мужчинам. Во-первых, мы не только феминистское, но и антивоенное движение, и помешать отправке человека на войну — это довольно важная пацифистская задача, ведь его туда посылают, чтобы убивать других людей. Во-вторых, не стоял выбор: помогать этим мужчинам или помогать кому-то другому. Мы ни от какого направления работы ради этого не отказывались.

Про приоритетные задачи

После 21 сентября у нас произошла экстренная пересборка процессов — например, пришлось вместо других задач направить больше сил на бот, потому что он ломился от сообщений. Так, нам часто писали активистки, участвующие в протестных акциях, которых нужно было связывать с юрист_ками, освещать задержания и нарушения их прав, предлагать психологическую помощь.

Большую часть рутинных задач мы поставили на холд в первые две недели, переключившись на мобилизацию. Мы должны были во всём разобраться самостоятельно, чтобы иметь возможность предоставлять людям корректные ответы на их запросы и точно знать, куда их можно перенаправлять, а куда не стоит, потому что там, например, сейчас завал. Теперь поток запросов немного снизился, и мы потихоньку возвращаемся к устойчивым задачам.

Отказываться насовсем ни от чего не пришлось, но у нас много разных направлений работы, и часть из них временно потеряли актуальность и приоритет. Например, переводы или написание текстов про историю антивоенных движений, разные медиапроекты.

Про волонтёр_ок

У нашего бота психологической поддержки был обвал после митингов, поэтому пришлось срочно набирать больше волонтёр_ок на обработку заявок. У нас есть для этого своя система верификации людей, этим занимается отдельный человек в команде ФАС.

Как ни странно, все проблемы с выгоранием после начала мобилизации и навалившейся из-за этого работы, наоборот, отступили. Даже те активистки, кто устали и выгорели, пришли и взяли на себя задачи, которые требовали внимания. Понятно, что это работа на адреналине или кортизоле из-за нового уровня жести и после неё ждёт упадок сил, но пока что мы держимся. Все, кому тяжело, могут обратиться в наше психонаправление за помощью, и, насколько я знаю, многие из координаторок туда обращались (я в том числе). Мы стараемся иногда выделять время, чтобы вести какую-то «непродуктивную», нерабочую коммуникацию, позлиться на что-то вместе или поделиться тревогами. Это помогает.

Психологической поддержкой у нас занимаются только специалисты — это люди с дипломами психолог_ини, психотерапевт_ки или психиат_орки, подтверждённым опытом работы с кризисными состояниями, тревогой, ПТСР, шоковой травмой, а также те, у кого уже есть практика. У этого направления есть координаторка, она отбирает заявки, которые оставляют психолог_ини, и делает это довольно въедливо.

фотографии: Феминистское Антивоенное Сопротивление

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.