Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньПобеда Джорджи Мелони: Почему успех главы «Братьев Италии» не имеет отношения к феминизму

Победа Джорджи Мелони: Почему успех главы «Братьев Италии» не имеет отношения к феминизму — Жизнь на Wonderzine

Правый поворот в Италии

Текст: Ирина Карпова

Энергичная молодая женщина выходит на сцену, сооружённую в старом городе Перуджи. Её длинные светлые волосы развеваются, на сцене она держится с уверенностью стендаперки, вступая в диалог с публикой, иногда оппонируя ей. Ее зовут Джорджа Мелони, ей 44 года, она римлянка, журналистка и политик. Праворадикальная партия «Братья Италии», которую она возглавляет, набрала большинство голосов (26 %) на только прошедших парламентских выборах, и у Мелони есть все шансы стать первой женщиной на посту премьер-министра в Италии.

На эмблеме «Братьев Италии» изображено пламя в зелёно-бело-красном триколоре — символ ультраправых, это первая ультраправая партия, выигравшая выборы в парламент со времён Муссолини, противники называют и партию, и её лидера Джорджу Мелони фашистами, сторонники же считают, что она умеет говорить просто о сложных вещах. Со сцены Мелони говорит вещи, которые, без сомнения, отзовутся в сердцах консервативных итальянцев. Она поддерживает Украину и тут же задаётся вопросом, почему предыдущая волна беженцев состояла преимущественно из молодых мужчин — получается, они бросили детей и женщин в жерле войны? Она утверждает со сцены, что левые поддерживают женщин только до тех пор, пока на их пути не повстречался мужчина-мигрант, если он её изнасилует, левые поддержат беженца, а не женщину — он стоит выше в их левой иерархии ценностей.

Речь Мелони — это уверенно донесённый сплав фактов и их интерпретаций, одновременно питающий и заживляющий страхи её избирателей. Мелони транслирует фашистскую картину мира как будто по сатирической методичке журналистки Микелы Мурджиа: противница феминитивов, Мелони идентифицирует себя как мать, жену и итальянку. Она обвиняет неназываемых «их» — тех, кто не имеет собственной идентичности, —  в желании разрушить итальянскую идентичность, основанную на трёх китах: семье, религии и патриотизме. Это известный популистский трюк, призванный пролить заживляющий бальзам на кризис институтов патриархального общества, как будто их проблемы создали не сами члены семей, религиозные деятели и члены правительства, а набежавшие со всех сторон феминистки, мигранты и леваки.

Победу партии Мелони приветствует не только венгерский премьер Виктор Орбан, кого Мелони считает своей политической ролевой моделью (например, твит с поздравлениями венгерской министрки юстиции), но и правые радикалы со всей Европы: Эрик Земмур из Франции, Алис Вайдель из Германии. Скажи мне, кто твой друг: Земмур неоднократно обвинялся в разжигании ненависти, Вайдель возглавляет партию «Альтернатива для Германии», постулирующую семью как союз мужчины и женщины и голосовавшую против брака для всех (принят и действует в Германии с октября 2017 года), при этом сама она живёт в браке с женщиной родом из Шри-Ланки и является налоговой резиденткой Швейцарии. Мелони придерживается такого же мнения: для ЛГБТ-итальянцев достаточно разрешённых в стране гражданских союзов, брак — лишнее. Когда на сцену на одном из её выступлений в Сардинии поднялся молодой человек с радужным флагом, требуя узаконить права на заключение брака для однополых союзов, Мелони парировала: он чего-то хочет, все мы чего-то хотим.

Борьба с нелегальной миграцией, налоговая реформа и возможная единая налоговая ставка 23 %, Italian first — с такой программой «Братья Италии» победили на выборах. Явка была почти на 10 % ниже, чем на прошлых выборах, на них проголосовали 69 % зарегистрированных избирателей. Новое правительство, скорее всего, будет сформировано с участием двух других центристско-консервативных сил: партии Берлускони «Форца, Италия» и партии Маттео Сальвини «Лига севера», обе они набрали чуть больше 8 %. Левые силы и социалисты получили в общем около 26 % голосов — столько же, сколько партия Мелони.

При этом среди либеральных итальянцев бытует мнение, что фигура Мелони очень неоднозначна, несмотря на практически полное несовпадение по основным вопросам, одиозную риторику и трампистские лозунги главы «Братьев Италии». Всё потому, что Мелони женщина, а для мачистской Италии женщина во главе государства — это действительно разительная перемена. Да, праворадикальная позиция Мелони означает остановку в развитии очень важных гражданских прав, но она зарекомендовала себя сильной, последовательной и не замешанной ни в каких скандалах — что, правда, не мешает ей обниматься с Сильвио Берлускони на праздновании успехов на выборах. В отличие от многих итальянских политиков она занимает проукраинскую, а не пророссийскую позицию касательно войны. Женщина во главе патриархальной страны, внутри которой ещё очень сильно влияние мафиозных кланов, возможно, способна изменить Италию в лучшую сторону.

Является ли победа Мелони и её партии победой феминизма? На этот вопрос отвечает журналистка Микела Мурджиа, о чьей книге «Как стать фашистом. Инструкция» я недавно писала. Мурджиа задаётся вопросом, может ли феминистка быть праворадикалкой? Точнее, как раз этого неподъёмного вопроса она хочет избежать, говоря о собственном понимании феминизма: если женщина использует собственные свободы и привилегии, чтобы принизить или ущемить других, в этом нет феминизма. Вне зависимости от того, чью сторону принять — правых консерваторов или левых социалистов, если вы призываете систему защищать существующие привилегии и отказываете в правах другим участникам такой меритократии, в этом нет феминизма. Если вы приветствуете модель организации в которой существует строгая иерархия вместо распределённой сетевой модели, это тоже не очень по-феминистски. Если вы продвигаете патерналистское видение и можете предложить уязвимым группам только назойливую опеку, это совсем не по-феминистски. Если перформативные функции патриархальной системы важнее для вас, чем люди, которые их исполняют, вы почти на 100 % не феминист. Поэтому, заключает Мурджиа, не нужно задаваться вопросом, является ли Джорджа Мелони феминисткой, только потому что она возглавляет партию. Просто посмотрите на то, как она использует свою власть, и ответ придёт сам собой.

И ничего, что есть много левых политиков, кому можно предъявить такие же претензии, никто из них, напоминает публицистка, пока не рискует занять пост премьер-министра Италии.

ФОТОГРАФИИ: Wikipedia / (CC0), Presidenza della Repubblica, Джорджа Мелони / Twitter

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.