Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньВ чём опасность запрета на усыновление гражданами «недружественных» стран?

В чём опасность запрета на усыновление гражданами «недружественных» стран? — Жизнь на Wonderzine

«Закон подлецов 2.0»

В начале августа группа депутатов внесла в Государственную думу законопроект о запрете на усыновление и передачу под опеку российских детей-сирот гражданам «недружественных» стран. Фактически инициативу можно считать расширенной версией «закона Димы Яковлева» 2012 года, по которому вне закона оказалось усыновление российских детей гражданами США. Разбираемся, в чём опасность нового законопроекта и почему он представляет наибольшую угрозу для украинских детей, вывезенных в Россию во время военных действий.

«Закон Димы Яковлева»

Знаменитый «закон Димы Яковлева», негласно называемый «законом подлецов», был принят в ответ на американский акт Магнитского в 2012 году. Решение стало «зеркальным ответом» на санкции США против российских чиновников, причастных к смерти юриста Сергея Магнитского. Сам Магнитский расследовал схемы для масштабного хищения бюджетных средств, а впоследствии оказался под арестом по делу об уклонении от налогов и умер в московском изоляторе «Матросская Тишина» — точные обстоятельства его смерти не выяснены до сих пор.

Закон назван в честь 21-месячного мальчика, умершего в США в приёмной семье. Жители штата Вирджиния усыновили Диму Яковлева из псковского областного дома ребёнка в конце февраля 2008 года. Однако спустя три месяца после усыновления случилась трагедия: Майлс Харрисон оставил мальчика на девять часов в салоне закрытого автомобиля на 32-градусной жаре, думая, что отвёз его в детский сад. Произошедшее вызвало скандал в России, при этом администрация детского дома подчёркивала, что считает смерть Димы трагической случайностью. «Мы все в шоке от случившегося, но считаем это трагической случайностью, — свидетельствовала главный врач детского дома Наталья Вишневская. — Это совершенно адекватная супружеская пара, заботливая».

Но российские власти думали иначе. В первоначальном ответном законопроекте на акт Магницкого отсутствовала поправка о запрете на усыновление — документ предполагал введение персональных санкций против граждан США, «причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации». Однако спустя несколько дней после принятия закона в первом чтении депутаты Евгений Фёдоров и Екатерина Лахова из «Единой России» и Елена Афанасьева из ЛДПР предложили запретить передавать российских детей американцам на усыновление. В пояснительной записке к законопроекту указывалось, что, по мнению депутатов, такая ограничительная мера «достаточна для защиты прав и законных интересов несовершеннолетних граждан Российской Федерации, передаваемых на усыновление за рубеж».

В итоге на момент принятия закона несколько десятков семей из США находились на финальной стадии усыновления детей, но принятая инициатива помешала им воссоединиться. «Летом 2012 года Катрина и Стивен Моррис из США прилетели в Россию, чтобы познакомиться с Лерой. Уже осенью Моррисы подали все документы в суд на удочерение. Оставалось лишь исправить все недочёты к 30 декабря. Но в день рождения Леры, 19 декабря, семья Моррис узнала о „законе Димы Яковлева“. Владимир Путин подписал его в канун нового, 2013 года, и удочерение сорвалось, — говорится в исследовании, опубликованном «Такими делами». — Прошло семь лет, а никто другой забрать к себе Леру так и не захотел».

Статистика также пессимистична: за семь лет после принятия «закона Димы Яковлева» международное усыновление российских детей сократилось в 10 раз. «Запрет работает бескомпромиссно, и с преградами сталкиваются даже те, кто уже не живёт в США, — пишут «Такие дела». — Все эти годы иностранные усыновители продолжают бороться за возможность взять российских детей к себе домой. Семейной паре из Италии суд разрешил взять сына, когда один из супругов отказался от американского гражданства. Американское гражданство становится помехой, даже если человек живёт в России и хочет по документам стать отцом ребёнка, которого и так воспитывает в своей семье. В 2016 году Саратовский областной суд не разрешил гражданину США, живущему в России, удочерить падчерицу».

Помимо этого, закон сработал как катализатор огромного количества изменений в сфере сиротства в России. В частности, в июне 2013 российских детей запретили усыновлять квир-семьям, а в феврале 2014 года — и тем, кто не состоит в браке, но живёт в странах, где легализованы гей-браки.

Поменялось отношение к сиротству и в самой стране. Так, после принятия «закона Димы Яковлева» даже российские семьи стали гораздо реже усыновлять детей. Например, в 2019 году показатель усыновлений опустился до наиболее низких значений за семь лет. Вдобавок обострилась проблема «вторичного сиротства»: по данным «Таких дел», ежегодно приёмные семьи возвращают примерно 5 тысяч детей в детские дома. «Российские законодатели решили компенсировать запрет на иностранное усыновление тем, что повысили выплаты россиянам, выбравшим возмездную форму опеки над детьми; это сначала привело к росту количества опекунств, а затем и к росту случаев возврата сирот обратно в детские учреждения».

При этом больше всего от ограничений на усыновление пострадали дети с инвалидностью или с особенностями развития. Всего лишь 2 % иностранцев готовы усыновлять исключительно здорового ребёнка, однако в самой России этот показатель достигает 53 %. Во-первых, это связано с готовностью и возможностями иностранцев ухаживать за детьми с инвалидностью. «Российские усыновители далеко не всегда готовы столкнуться с нашей системой здравоохранения, трудностями с образованием для таких детей, сложностями их трудоустройства в дальнейшем, — считает директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова. — Невозможность отдать ребёнка в детский сад или школу, которая владеет всем необходимым для содержания и ухода, отсутствие доступных возможностей для реабилитации вынуждают многие семьи отдавать детей в систему государственных организаций. В западных странах шансы на успешную реабилитацию часто бывают выше в силу разных причин и детей действительно удаётся „выхаживать“ при сложных диагнозах».

Во-вторых, играют роль эйблистские и патриархальные установки в российском обществе. «В Америке очень многие усыновляют детей, — рассказывает Майк Мирер «Новой газете». — Они усыновляют не потому, что чего-то хотят потом, а потому, что не могут иначе. Это настолько нормально здесь, что усыновление такое же рутинное дело, как рождение своих. Большинство семей, которые усыновили, уже имеют своих детей. Они любят их как своих родных, растят их как родных, лечат и переживают как за своих родных, они и есть, по сути, их родные дети».

«Пострадать за Россию — долг каждого, особенно сироты»

В начале августа «закон Димы Яковлева» получил новую жизнь. Группа депутатов внесла в Госдуму законопроект о расширении запрета на усыновление и передачу под опеку российских детей-сирот, предложив распространить его на граждан всех «недружественных» стран. Авторами инициативы стали депутаты Леонид Слуцкий и Борис Чернышов (ЛДПР), Яна Лантратова («Справедливая Россия — за правду»), Дмитрий Певцов («Новые люди»), а также председательница комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Нина Останина (КПРФ).

В пояснительной записке к законопроекту депутаты подчеркнули, что принятие «закона Димы Яковлева» оказалось «верным решением», однако новые времена требуют новых решений. «Национальными интересами на долгосрочную перспективу являются сохранение и развитие традиционных российских духовно-нравственных ценностей, а „образом будущего России“ должна быть крепкая, благополучная семья, — говорится в записке. — Уже многие годы „коллективный Запад“ подменяет понятия добра и зла, разрушает традиционные семейные устои и нравственные ценности. „Хочешь победить народ — воспитай его детей“. Передача наших детей на воспитание в „недружественные страны“ — это удар по будущему нации».

Стоит отметить, что сейчас в списке недружественных стран, составленном правительством России, находятся около 50 стран, в числе которых большинство европейских государств, а также США, Канада, Япония, Австралия, Микронезия, Багамские острова и другие государства. При этом, по данным Минпросвещения, из 69 сирот, усыновлённых иностранцами в 2021 году, в «недружественных странах» теперь живут 60 детей.

Одним словом, в случае принятия законопроекта проблема устройства детей-сирот станет почти полностью внутрироссийской проблемой, а множество детей лишится возможности на благополучное воспитание в семьях. «Если законопроект примут, то нескольким десяткам детей не дадут, возможно, последнего шанса найти семью. А детям однозначно нужны мама и папа, это абсолютно непререкаемое их право. И очень жаль, что границы могут помешать им найти родителей. Этим детям важно как можно скорее покинуть детские дома, потому что система государственной заботы оказывает на них определённое влияние, зачастую не самое положительное», — отмечает Яна Леонова.

«Дети-сироты для Кремля — это ресурс. Как уголь, нефть, газ или уран. Русская земля богата и нефтью, и сиротами. В Европе и Америке сирот почему-то урождается меньше. Это их проблема и беда, видимо, считают в Кремле. В лучшие годы Россия их от этой беды выручала, щедро делясь своими сиротами, как и газом. Но раз политическая ситуация изменилась, мы и газовый кран прикрутим, и сирот не отдадим. Пусть они в наших детдомах и интернатах живут, — пишет главный редактор Republic (Минюст считает издание иноагентом. — Прим. ред.) Дмитрий Колезев. — А что конкретному сироте было бы лучше расти в европейской семье, а не в провинциальном российском детском доме — ну, это уж извините. В России судьба каждого должна быть подчинена общему делу. Пострадать за Россию — долг каждого, особенно сироты».

«Хочешь победить народ — воспитай его детей»

У принятия новых поправок есть ещё одно немаловажное последствие. Гаяне Штоян отмечает, что по новым правилам наиболее уязвимой группой могут оказаться украинские дети, вывезенные в Россию во время военных действий. «Запрет усыновления будет распространяться на детей, находящихся под опекой государства, — независимо от их гражданства. Кроме того, есть особое правило на случай, когда ребёнок находится на территории России, а его родители неизвестны. Он становится гражданином России, если родители не объявятся в течение шести месяцев со дня его обнаружения», — поясняет она.

«Учитывая, что в Россию с начала вооружённого конфликта 24 февраля было вывезено более 450 тысяч украинских детей, часть из которых осталась без родителей по тем или иным причинам (потерялись или погибли), то этот законопроект не может не вызывать опасений за судьбу этих детей, — пишет правозащитник Роман Киселёв. — Предлагаемые поправки в Семейном кодексе могут фактически лишить украинских родственников этих детей возможности их забрать, потому что по смыслу закона они будут гражданами недружественной страны».

По словам Киселёва, ситуацию также может усугубить упрощённая выдача российского гражданства. «Совсем недавно указ президента расширил круг лиц, имеющих право подаваться на гражданство России в упрощённом порядке, и на детей-сирот из ЛДНР и Украины. Согласно указу за детей заявления могут подавать их российские опекуны и руководители детдомов, в которых они содержатся, руководители органов опеки и попечительства, — пишет он. — Выдача гражданства таким детям сможет ещё сильнее зацементировать своеобразную „претензию“ на этих детей, что точно не упростит возможность украинским родственникам найти и забрать этих детей».

«Если такая политика будет реализована в своём самом страшном виде, то она будет фактически актом культурного геноцида (пункт „е“ статьи 2 Конвенции ООН о предотвращении геноцида: „насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую“), — резюмирует правозащитник. — Дети — это будущее любого народа, и когда этих детей забирают, лишают связей со своим народом, лишают их возможности воспринять соответствующую идентичность, переучивают в „других“, „правильных“, это лишает этот народ будущего».

ФОТОГРАФИИ: Anna — stock.adobe.com (1, 2) 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.