Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньУнижай и властвуй:
Как гомофобия стала «скрепой» военных действий в Украине

И почему российским властям не стоит надеяться на успех

Унижай и властвуй: 
Как гомофобия стала «скрепой» военных действий в Украине — Жизнь на Wonderzine

Положение ЛГБТК-людей в России ухудшалось с каждым годом, однако с началом так называемой «спецоперации» гомофобия стала ключевым средством пропаганды и одним из методов борьбы с антивоенным движением. Разбираемся, как российские власти используют ЛГБТК-тему в своих целях и почему им не стоит рассчитывать на успех.

«В России козырь — сказать, что человек гей»

Во время военных действий вопрос идентичности неожиданно стал ключевым, и на передний план вышла гомофобия, оказавшаяся одним из ключевых оправданий происходящего. «Кругом враги, и враги — это негетеросексуальные люди», — говорит в стриме телеведущей Анны Монгайт журналист Карен Шаинян (Минюст считает его иноагентом. — Прим. ред.).

Так, патриарх Кирилл оправдал проведение «спецоперации» защитой Донбасса от «гей-парадов», которые якобы «являются тестом на лояльность» мировому сообществу, враждебному России. «Защитой традиционных ценностей» объясняется и штурм Мариуполя. Первый канал показал «штаб геев и лесбиянок» в Мариуполе, который, по словам журналиста, спонсировался США, — в ролике военного корреспондента демонстрируется баннер с пентаграммой и календарь с рисунками ЛГБТК-людей якобы для «агитации детей». Кроме того, гомофобия стала одним из методов борьбы с оппонентами Кремля: в эфире государственного телеканала Ольга Скабеева решила «дискредитировать» советника главы офиса президента Украины Алексея Арестовича кадрами из сериала, где тот одет в платье, и упоминанием видео, в котором человек, издалека похожий на Арестовича, целуется с мужчиной в гостиничном номере.

ЛГБТК-тема используется не только для оправдания военных действий в Украине, но и для борьбы с антивоенным движением в самой стране. Так, главный редактор прокремлёвского телеканала RT Маргарита Симоньян заявила, что осудивший «спецоперацию» Максим Галкин является геем, и назвала его брак с Аллой Пугачевой фиктивным. «В России как будто бы считается, что это козырь — сказать, что человек гей, как будто бы это его сразу обезвреживает», — отмечает украинская журналистка Анна Филимонова.

Гомофобия поддерживается и в развлекательном сегменте медиа. Депутат Госдумы и активный борец за «традиционные ценности» Виталий Милонов вместе с блогером Амираном Сардаровым стал ведущим нового реалити-шоу «Я не гей», суть которого — «разоблачение» гомосексуала среди восьмерых мужчин. Согласно сюжету проекта, участникам шоу, живущим в загородном доме, необходимо выяснить, кто из них гей. В случае успеха гетеросексуальные победители разделят приз в 2 миллиона рублей, в противном случае награда достанется гомосексуальному мужчине, который дойдёт до финала проекта.

При этом триумф гомофобии на государственных каналах сопровождается реальным преследованием квир-людей и уничтожением ЛГБТК-организаций по всей стране, многие из которых ранее уже были названы «иноагентами». Более того, в конце апреля глава «Лиги безопасного интернета» Екатерина Мизулина и вовсе предложила признать ЛГБТК-движение «экстремистской организацией», тем самым окончательно криминализовав квир-активизм и всяческую помощь ЛГБТК-сообществу.

«„Лига безопасного интернета“ предлагает признать экстремистским ЛГБТ-движение на территории России. Мы видим, что большая часть материалов, распространяемых в соответствующих пабликах, направлена на детскую и подростковую аудиторию. Это очень активно насаждается, развивается, в том числе с помощью западного финансирования, — считает Мизулина. — Мы много работаем в направлении борьбы с детской порнографией, мы видим очень тонкую грань между такого рода материалами ЛГБТ-пропаганды, фурри-пропаганды и иных аналогичных течений и конкретными совершёнными преступлениями в отношении детей».

Личное — это политическое

На первый взгляд, интерес прокремлёвских политиков и журналистов к ЛГБТК-теме на фоне кровопролития в Украине кажется абсурдным, однако он закономерно следует из политического курса российских властей. «У происходящего есть две причины, — считает Карен Шаинян. — Во-первых, негетеросексуальные люди — удобная мишень, в которую можно канализировать человеческую агрессию. По крайне мере, так считают пропагандисты, которые пытаются так сделать. Показать, кто здесь самый виноватый и от кого все беды. Во-вторых, ЛГБТК-люди и фемактивистки стали вызовом системе, поскольку подрывают патриархальную идею, на которую опирается государство».

Такого же мнения придерживается основатель «Российской ЛГБТ-сети» (признана иноагентом. — Прим. ред.) Игорь Кочетков (Минюст считает Игоря Кочеткова «иноагентом». — Прим. ред.). «Наша власть боится потерять уважение в обществе, она боится потерять основания своей легитимности. А основанием её легитимности уже очень давно является именно отличие от Запада, гипотеза о том, что мы в кольце врагов, что мы должны сохранить нашу идентичность. Оказалось, что очень удобный отличительный признак состоит в том, что у нас якобы то ли нет, то ли не должно быть гомосексуалов и трансгендерных людей, — поясняет он. — Государство рассматривает [ЛГБТК-людей] уже не как каких-то девиантов и первертов, оно рассматривает нас как идеологических врагов. И обществу тоже рассказывают: „Смотрите, они не уважают наши ценности, они угрожают вашим семьям, они угрожают тому, что для вас дорого, — дети, ваши семьи, ваши любимые. И вот если их идеология победит, то конец всему, конец вашим семьям, с вашими детьми будет неизвестно что“. То есть это позиционируется как гораздо более опасная вещь, чем просто отдельная девиация».

По мнению Кочеткова, власть не случайно делает акцент на сексуальности человека: таким образом она старается контролировать даже частную жизнь граждан, не оставляя пространства для свободы мысли. Он отмечает, что чем тоталитарнее государство, тем больше оно стремится контролировать личную жизнь.

«Любая свобода личности начинается с сексуальной свободы, потому что вы в своих сексуальных переживаниях, в своём сексуальном поведении неизбежно остаётесь наедине с собой, наедине с тем человеком или теми людьми, с которыми вы хотите остаться наедине. И вот это особенно для авторитарного государства страшно: что вы там, оставшись наедине с собой, будете думать? — объясняет Кочетков. — Как только люди становятся более открытыми, в том числе в своём сексуальном самовыражении, мы видим, как государство и другие заинтересованные стороны теряют свою власть над личностью, они теряют инструменты, которыми раньше можно было контролировать людей. И это, естественно, государству не нравится, и в том числе поэтому оно хочет защищать „традиционные ценности“».

«Происходящее вселяет больше оптимизма»

Как ни странно, гомофобная политика властей может дать обратный результат. Карен Шаинян утверждает, что представления о гомофобии в российском обществе сильно преувеличены и их можно рассматривать как ещё один пропагандистский миф. «Мне не кажется, что гомофобия — исконно русская идея, которую разделяет большинство. Исследования показывают, что уровень искренней внутренней гомофобии в России сильно ниже, чем принято считать», — поясняет журналист свою точку зрения.

В качестве одного из примеров Шаинян призывает обратить внимание на комментарии к ролику, в котором Маргарита Симоньян выступила с критикой в адрес Максима Галкина. «Если посмотреть на комментарии, там большая часть людей упрекает её, какие абсурдные и низкие претензии у неё к [Галкину]. Все отзываются с недоумением. Поэтому всё, что говорит Симоньян, падает в не суперподготовленную почву». Кроме того, оскорбления Аллы Пугачёвой могут и вовсе быть враждебно восприняты обществом, в котором несколько поколений выросло на хитах исполнительницы.

Одним словом, в обозримой перспективе действия российских властей могут не маргинализировать квир-сообщество, а, наоборот, увеличить его видимость в России. «Происходящее вселяет больше оптимизма, нежели пессимизма», — иронично говорит Шаинян. В доказательство он приводит высокие просмотры реалити-шоу Милонова, которое откликается у гораздо более широкой аудитории, чем, вероятно, рассчитывали создатели.

«Парни пытаются демонстрировать максимальный мачизм, но, если вдуматься, они играют на слабости: они очень сильно боятся быть воспринятыми не самыми конвенциональными героями. Ровно в этом состоит слабость любого человека — страх, что тебя кто-то разоблачит или не одобрит, — отмечает Шаинян. — Выглядит [проект], с одной стороны, беспомощно, а с другой — у этого может быть обратный эффект: людям ужасно интересно найти гомосексуального человека. Внимание к гомосексуальным людям сейчас только повысится, и, может быть, у этого будет совсем не тот эффект, на который рассчитывают создатели шоу. Пока что шоу работает на увеличение видимости гомосексуальных людей».

ФОТОГРАФИИ: Пресс-служба патриарха Кирилла, скриншот из видео

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.