Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Нам очень важно продолжить работу»: Как живут НКО для пострадавших от насилия

«Нам очень важно продолжить работу»: Как живут НКО для пострадавших от насилия 
 — Жизнь на Wonderzine

И как поддержать их работу

Проблема домашнего насилия остаётся важной и актуальной для России. Закон о профилактике семейно-бытового насилия до сих пор не принят, а фондам, помогающим пострадавшим, сейчас сложнее планировать долгосрочные инициативы. Мы поговорили с центром по работе с проблемой насилия «Насилию.нет» (Минюст считает его «иноагентом». — Прим. ред.) и Консорциумом Женских НПО о последнем месяце работы, трудностях, с которыми они столкнулись, а также о том, как сейчас можно поддержать их работу.

Центр по работе с проблемой насилия «Насилию.нет»*

* По мнению Минюста РФ, центр «Насилию.нет» выполняет функцию иностранного агента

София Сидорова

руководитель проектного отдела

 В последний месяц произошли такие изменения, что мы, как и все, ничего не планируем надолго. Пока мы решили отложить долгосрочные планы из-за того, что ситуация пока неясная, в том числе с внешней коммуникацией. Мы остановили все развлекательные материалы в наших социальных сетях, развлекательные мероприятия, которые мы проводили в стенах центра. Вместо обычных просветительских и развлекательных мероприятий мы проводим поддерживающие (открытые группы поддержки, телесные практики, йога, медитация, мастер-классы по поддержке себя и других) и приглашаем всех в рабочие часы в офис центра, чтобы побыть в безопасном пространстве.

Пока что у нас стратегия такая, что мы поддерживаем то, что у нас уже существует. В конце февраля мы заметили, что к нам стали меньше обращаться новые клиентки. Так продолжалось в течение месяца: был небольшой спад по звонкам и, соответственно, по консультациям. Мы это связывали с тем, что в такие времена люди, конечно, не готовы к каким-то большим изменениям в жизни и больше нацелены на то, чтобы сохранить то, что есть, в том виде, в котором оно уже есть, — держаться друг за друга.

В течение месяца у нас были прецеденты домашнего насилия на фоне политической ситуации, из-за межнациональных конфликтов. Мы прогнозировали в начале месяца, что ещё чуть-чуть и у нас будет больше обращений как с домашним насилием на фоне стресса, на фоне всех происходящих событий и переживаний, так добавится и домашнее насилие на фоне того, что кто-то в семье может быть другой национальности. Этих случаев сейчас мало, но они уже есть. Как это было в пандемию, мы ожидаем, что через какое-то время мы будем слышать истории, что всё это началось в конце февраля, а до февраля было по-другому.

Мы, конечно, столкнулись с финансовыми трудностями. В конце февраля начались отписки, причём некоторые пишут на почту с извинениями, что сейчас из-за ситуации на работе, сокращений, увольнений решили сократить расходы и поэтому не могут поддерживать. И, конечно, много ошибок в совершении платежа из-за того, что кто-то был подписан через Google Pay и Apple Pay. Мы насчитали, что потеряли из-за этого около двухсот тысяч рублей. Мы пытаемся достучаться до этих доноров через имейл-рассылки, чтобы попросить их заново оформить пожертвование на сайте. Но это не всегда срабатывает: не все читают почту, не все указывают почту верно, до некоторых не дойдёт эта информация. Мы будем ещё об этом говорить в соцсетях, но, конечно, как и наверняка у других НКО, у нас идут денежные потери именно из-за способа оплаты.

Нам можно помогать финансово, для нас это очень важно, потому что мы хотим продолжать работать. Просим это делать через нашу форму на сайте, введя реквизиты карточки и корректно введя имейл для оперативной связи, чтобы получать и квитанции, и налоговые вычеты, и актуальную информацию. Волонтёрство у нас — это обычно целевые наборы. Мы их анонсируем в наших социальных сетях, за этим можно следить. Долгосрочные планы мы пока отложили, поэтому сейчас решаем текущие задачи, до которых, возможно, не доходили руки или которые не требуют больших финансовых или человеческих вложений. Или требуют, но мы пока себе это можем позволить. Мы пока в состоянии сохранения финансов и энергии, всего того, что у нас есть.

Консорциум Женских НПО

Софья Русова

специалистка по связям с общественностью

 Центр защиты пострадавших от домашнего насилия с 2017 года активно занимается проблемой домашнего насилия по всей стране — это и резонансные истории (как дело Маргариты Грачёвой или сестёр Хачатурян), и дела о домашнем насилии, которые могут показаться рутинными или, как иногда нам говорят, «бытовыми». У нас небольшая некоммерческая организация, но при этом только за прошлый, 2021 год у нас в судах было более 90 дел, уголовных и административных, и более 1200 обращений от женщин, с детьми как правило, и несколько обращений от мужчин, которые столкнулись с домашним насилием. Со всеми его видами: это и сексуализированное, и экономическое, и физическое, это и неуплата алиментов, кибербуллинг и сталкинг. Мы работаем со всеми этими темами. За прошлый год у нас были резонансные решения и в ЕСПЧ, и в Конституционном суде.

Мы предоставляем услуги адвокатов и юридическую поддержку. Процесс может длиться не два-три месяца, а иногда больше года. Это очень затратно для женщин со средним и ниже среднего достатком. Иногда нужна именно квалификация, понимание специфики ведения дел о домашнем насилии. Всей этой проблемой мы многие годы занимаемся комплексно с адвокатом, руководительницей центра Мари Давтян, которая имеет более чем десятилетний опыт ведения подобных дел.

За последний месяц у нас, конечно, были изменения. Во-первых, снизились пожертвования от наших доноров. Мы как центр никогда не получали иностранного финансирования, поэтому для нас очень важна работа с нашими гражданами, которые понимают, что с этой проблемой нужно бороться и решать её. Естественно, люди обеспокоены сложившейся политической ситуацией, так называемой «спецоперацией», и про благотворительность думают не в первую очередь. Это мы тоже отметили по работе нашей организации. Но дело в том, что проблема домашнего насилия никуда не девается, она осталась на том же уровне. Более того, мы прогнозируем, что она вырастет. В пандемию у нас сразу, в первый месяц, рост обращений был порядка тридцати процентов, потому что люди оказались в замкнутом пространстве. А так называемая «спецоперация» будет иметь длительный отложенный эффект на весь социум, но и, естественно, на женщин и детей, как наиболее уязвимую до сих пор его часть. Поэтому нам очень важно продолжить нашу работу, но у нас действительно есть большие проблемы с финансированием. После 24 февраля был отложен ряд крупных проектов как с российским бизнесом, так и с иностранными компаниями, которые много лет работают на территории России и имеют российские юрлица. Проекты в конечном итоге были закрыты, хотя мы до последнего переносили что-то. Теперь стало понятно, что компании уходят из России и не могут поддерживать социальное направление и благотворительность. Для нас это, конечно, большой удар. Мы пытались планировать на несколько месяцев вперёд в плане ведения дел, общественных кампаний и фандрайзинга. Но сейчас мы не можем ничего планировать, потому что у нас полная неопределённость в этом плане.

Новые проекты пока поставлены на паузу. Мы, безусловно, будем исследовать, как меняется ситуация с гендерным насилием в стране в свете всех происходящих изменений в законодательстве и так далее. По законопроекту («О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». — Прим. ред.), в разработке которого Мари Давтян участвовала с самого начала, естественно, нет никаких новостей и подвижек в эту сторону. Мы не считаем это правильным и будем говорить о том, что его нужно принять в любом случае. У нас огромное количество женщин остаётся в уязвимом положении.

Очень важно, чтобы наша повестка, проблема домашнего насилия и всех видов насилия не уходила из СМИ, общественной дискуссии, в том числе на площадках социальных сетей. Это тоже большая часть нашей работы — рассказывать о наших делах. Когда подписчики или сторонники делятся какими-то нашими материалами или приглашают нас поговорить об этой проблеме, мы всегда это поддерживаем и считаем, что это важно и нужно. Несмотря на то, что мы хорошо понимаем, что происходит, мы не можем перестать работать с этим направлением, не можем так поступить с огромным количеством женщин, которые есть за нами, и перестать заниматься правозащитной поддержкой, тем более перестать об этом говорить.

8 марта мы проводили флешмоб «Женщины против войн» и призывали присоединяться и делиться своими историями сотрудниц кризисных центров и НКО. Для кого-то это было опасно, они решили этого не делать, кто-то поддержал. Это было наше высказывание от лица консолидированной организации, в первую очередь от Центра защиты пострадавших от домашнего насилия.

Выход из Совета Европы, конечно, будет бить по правам человека, по правам женщин. Потому что в том числе и от наших заявительниц подавались жалобы в ЕСПЧ — и выносились решения в их пользу. Это было важно как правовой инструмент. Пилотное постановление, которое было вынесено ЕСПЧ в декабре прошлого года, дело «Туникова и другие против России», объединённая жалоба Маргариты Грачёвой и еще трёх женщин, Натальи Туниковой, Елены Гершман и Ирины Петраковой, говорило о том, что Россия как государство обязана принять комплекс мер для защиты женщин в ситуации домашнего насилия. Вероятно, нынешняя ситуация будет поводом для откладывания принятия мер реагирования. После 16 сентября защита прав женщин и детей, женщин, у которых похищают детей, женщин, которых избивают, и полиция игнорирует их обращения, ситуации сталкинга — по всем этим направлениям защитные механизмы останутся только на национальном уровне.

Если резюмировать: мы не можем получать иностранное финансирование, потому что не хотим быть признанными иностранными агентами, это будет очень сильно сказываться на нашей деятельности, поэтому мы рассчитываем на гражданское общество, которое готово поддерживать нас, нашу работу и, главное, которое готово бороться с домашним насилием и осознавать проблему, её массовый характер. Люди могут помогать нам напрямую. У нас есть сайт, который мы очень любим и активно его ведём, пишем на нём о наших делах, — там есть форма пожертвования.

Наша задача в том, чтобы эта тема не была забыта, чтобы была поддержка некоммерческих организаций, которые, по сути, сейчас являются единственным способом защиты прав женщин в уязвимом положении, находящихся в ситуации насилия.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.