Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Моральные скрепы»: Учительница биологии Ольга Щёголева —
об увольнении из-за
секспросвет-блога

«Моральные скрепы»: Учительница биологии Ольга Щёголева — 
об увольнении из-за 
секспросвет-блога — Жизнь на Wonderzine

«Я никогда не рассказывала детям ничего такого, что выходило бы за рамки школьной программы»

Учительница биологии из Санкт-Петербурга Ольга Щёголева работала в школе при Консерватории имени Римского-Корсакова. В прошлую пятницу стало известно о её конфликте с администрацией, поводом для которого стал её блог. Ольга рассказывает о разных аспектах секспросвета, о важности профилактики ЗППП, нежелательной беременности и даже сексуализированного насилия, однако именно это не понравилось родителям учеников, из-за чего учительницу вызывали на разговоры сначала с завучем, а потом с директором школы. Щёголева сопровождала свои посты маркировкой «18+», но это тоже не помогло — в итоге учительница уволилась по собственному желанию.

Поговорили с Ольгой о том, что произошло в именитой школе, какие ещё конфликты возникали с администрацией и почему российская образовательная система не приемлет даже намёка на современный разговор о сексе.

Антон Данилов

О работе в школе

Я пришла работать в эту школу в сентябре. Там у детей много разных занятий по теории, истории музыки, музыкальные классы — у детей очень плотное расписание. При этом атмосфера там была замечательной: дети очень наполненные, много читают, горят музыкой. Работать с ними тоже было очень интересно. С коллегами я почти не общалась, потому что в основном работала в вечерние смены.

Свой блог я веду полтора года. Я освещаю вопросы полового воспитания, но мой блог рассчитан на взрослую аудиторию. Я рассматриваю разные аспекты сексуальной и психологической жизни: у меня есть посты и про выбор презервативов, и про секс-игрушки; как поступать родителям, если дети видели их секс, как в целом говорить с ними об этом. Говорю на тему рака груди, гигиены, менструального цикла. Также я работаю с учителями, воспитателями, родителями и специалистами и учу корректно говорить с детьми на эти темы, как распознавать и предотвращать сексуализированное насилие. Я биолог, поэтому, с одной стороны, рассматриваю биологические аспекты половой системы. Но у меня есть и образование психолога. Блог рассчитан только на взрослых людей, я пометила его как «18+», но полторы недели назад мне всё равно пришлось закрыть страницу.

Примерно три недели назад я заметила, что ученики начали подписываться на мой блог. Я стала кидать их в бан из-за возрастного ограничения, я не допускаю детей до своего контента. Даже за сториз слежу. При этом я не знаю, как о моём блоге узнали в школе, сейчас ходит много разных слухов: то ли дети нашли, то ли родители раскопали. Вообще, найти его было сложно, так что самая реалистичная версия — либо по конкретной фотографии, либо по адресу электронной почты.

Через несколько дней после этого меня вызвала завуч. Сначала она говорила со мной о том, как я веду уроки; говорила, что ей жаловались учителя на то, что я, например, отпускаю детей в уборную без спроса. Вообще, в нашем уставе нигде не написано, что дети должны спрашивать разрешение, чтобы выйти, но негласно учителя так делать не разрешают. Есть некие традиции, которые, к сожалению, до сих пор поддерживаются в школах. Но я считаю, что от них нужно отказываться: отпрашиваться в туалет детям унизительно, они на самом деле от этого страдают. У детей могут быть заболевания, о которых они не должны мне рассказывать, — и они могут удовлетворить свои естественные потребности тогда, когда им нужно, а не тогда, когда учитель их отпустит. Случается так, что дети мочатся на уроках, потому что им стыдно отпроситься. Особенно в младших классах так часто происходит.

Ещё жаловались на то, что я разрешаю детям пить воду или соки на уроках. Но у детей также могут быть заболевания, из-за которых им нужно пить воду или сладкие соки. Человек не должен терпеть урок, чтобы поднять уровень сахара в крови, если ему стало плохо: он должен взять и удовлетворить эту потребность прямо сейчас. Бутылки с водой на партах школьников не мешают ни мне, ни им. Наоборот, так дети чувствуют себя более защищёнными.

Наконец, жаловались ещё и на то, что я разрешаю не обращаться к себе по имени-отчеству: другие учителя считают, что это неуважительно. Но я не призывала обращаться так ко всем — это мне было достаточно, чтобы ко мне обращались на «вы» и по имени. Нигде эта норма не прописана, нигде не зафиксирована. При этом я считаю, что если ребёнок относится ко мне уважительно, то он будет уважать меня несмотря на обращение. Если он не уважает, то никакое имя-отчество не спасёт моё положение. До конфликта с завучем подобных проблем с детьми у меня не возникало.

О конфликте из-за блога

Потом завуч начала обсуждать мой блог и сказала, что родители пожаловались директору на мою страницу. К сожалению, на мои увещевания о том, что мой блог только для взрослых и что дети обманывают систему инстаграма и лезут в контент «18+», не отреагировали: все считают, что учителя должны придерживаться каких-то очень узких рамок поведения. На мои возражения мне ответили, что это недопустимо, и попросили убрать некоторые посты. Какие-то из них я переделала, какие-то совсем убрала, и вроде бы на этом конфликт был исчерпан.

Через неделю меня вызвал директор и сказал, что родители «прислали что-то» ректору. Ректору это не понравилось, и он сказал, что блог нужно убирать, закрывать совсем. Мы долго разговаривали, после чего я сказала, что не буду это делать. Я помогаю семьям, я работаю с родителями, учителями, я делаю важное дело. Так мы пришли к решению, что мне нужно подготовить заявление об увольнении по собственному желанию. Узнав об этом, дети написали большую бумагу: там они попросили, чтобы меня оставили на работе, и подписали четырьмя классами. Им нравились мои уроки.

На следующий день администрация пошла на попятную: завуч мне сказала, что я могу забрать своё заявление. Но ни директор, ни ректор ничего не сказали, не дали ни одного комментария, не извинились. Проблема с родителями на этом тоже не была исчерпана, а школа не шла на медиацию конфликта — так по итогу ничьи требования не были удовлетворены. Я решила, что не могу преподавать в таком состоянии, потому что не буду знать, в какой день на меня пожалуются родители из-за деятельности, которой я ничего не нарушаю. Только, видимо, какие-то моральные скрепы. Конфликт не понятен, не исчерпан — и я решила, что могу закончить его, только уволившись из школы. Плюс я не хотела, чтобы пострадали дети, потому что я не могу вести уроки нормально из-за волнения.

Я никогда не рассказывала детям ничего такого, что выходило бы за рамки школьной программы, если такого запроса не было от родителей. Я вела классы с пятого по одиннадцатый, но тему строения половой системы и контрацепции мы затрагивали только в восьмом, когда изучается строение организма человека. Больше никогда! При этом есть родители, которые писали мне в личные сообщения о том, что они жалеют, что я ухожу, потому что детям нравятся мои уроки. С пятого по седьмой класс я преподавала дистанционно, так что любой родитель мог услышать, как я вела себя как педагог — и увидеть, что ничего такого, что могло бы навредить их детям, я не говорила.

Жалобы от других учителей начались уже после конфликта — но эти самые учителя даже не говорили со мной об этом, а просто, видимо, услышали что-то от родителей. Есть коллеги, которые поддерживали, сочувствовали, не понимали, почему так происходит. Но я не слышала, чтобы они пытались вступиться за меня. Я прекрасно понимаю их в этом; понимаю, что они не хотят остаться без работы. Да и школу я понимаю тоже: никому не хочется участвовать в конфликтах и скандалах, всем хочется, чтобы родители были довольны.

О секспросвете и ригидности образовательной системы

Я не хотела предавать эту историю огласке, но в пятницу мне позвонили журналисты из Mash (телеграм-канал из прокремлёвского холдинга News Media Арама Габрелянова. — Прим. ред.) и сказали, что им обо мне рассказал кто-то из моих подписчиков. Я чётко сказала, что не готова рассказывать об этом, после чего они всё равно опубликовали пост. Без моего разрешения они сделали нарезку сториз — причём даже тех, что были опубликованы несколько недель назад. Наверное, кто-то из моих подписчиков заскриншотил их и прислал Mash. Поэтому единственное, что мне оставалось после этого, — рассказывать о своей точке зрения.

Сейчас я планирую продолжать вести блог дальше. Я член двух единственных в России ассоциаций специалистов по половому воспитанию. Со словом «секспросвет» общество связывает большой негатив: все представляют себе что-то другое, чем то, что в реальности делают преподаватели полового воспитания. То, что можно преподавать в школе, регулируется, поэтому сейчас против конкретных норм мы идти не можем. Есть закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (также ставший известный как закон «о гей-пропаганде» после внесения туда соответствующих поправок в 2013 году. — Прим. ред.), он регулирует, что и в каком возрасте можно рассказывать детям.

Но было бы замечательно, если бы общество поняло, например, что ранние беременности или ЗППП нужно предупреждать. Это можно сделать, только предоставляя детям полную и правдивую информацию. Сейчас о таком мы говорим только с запроса родителей. Например, если ребёнка приводят на психологическую консультацию и просят рассказать вот эти вещи, то родитель обязан подписать информированное согласие. Тогда да, мы можем рассказать. Родители из школы могут попросить лекцию о контрацепции, о менструальном цикле, но такого предмета как такового нет, а появиться в обход закона он не может.

К сожалению, большинство учителей думают, что можно продолжать преподавать в нынешней системе, не меняя её. Учителям постарше не всегда легко поддаваться новым веяниям. Молодые учителя — те, которые могли бы реально что-то изменить, — не идут в школы из-за маленькой зарплаты. Но даже если молодые учителя приходят, то они могут столкнуться как раз с таким недоверием, их встретят в штыки. Большая часть учителей против лояльных отношений с детьми, все склоняются к какому-то насильственному, иерархическому образованию. Если учителей, которые не отпускают детей в туалеты, кричат, кидаются в них учебниками, ставят безразмерное количество двоек и вообще унижают, не увольняют, то людей, которые выставили фотографии в купальнике, увольняют. Так учителя, которые относятся к детям лояльно и уважительно, уходят. После таких историй их будет ещё меньше.

ФОТОГРАФИИ: Оля Щёголева / Instagram

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.