Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Чувство связи с кошками»: Кто такие ксеногендерные люди

«Чувство связи с кошками»: Кто такие ксеногендерные люди  — Жизнь на Wonderzine

И что представляет собой их идентичность

Чем дольше мы изучаем гендер, тем больше понимаем, что он устроен крайне сложно. При этом связанные с гендером проблемы никуда не исчезают: даже разговоры о нём — это опасная зона, на которой нежелание услышать другого превращается в ненависть и предрассудки. Отдельно стоит сказать и о трансфобии, которая принимает множество форм, от невидимости в массовой культуре и до дискриминационных законов и даже убийств.

Небинарные персоны оказываются в зоне слепого пятна, ведь зачастую их не принимают даже трансгендерные люди. С понятием небинарности связано понятие ксеногендеров — самых сложных идентичностей в традиционном понимании гендера. Мы решили изучить историю понятия, рассказать, из чего оно формируется, и поговорить с персонами, которые так себя идентифицируют.

Текст: Маргарита Емелина

Ксеногендерные персоны описывают свою идентичность через понятия, которые традиционно не связаны с понятием гендера. Таким образом, в эту категорию вписываются как животные и растения, так и абстрактные представления о чём-либо — например, ощущении уюта или комфорта. Или, наоборот, страха и беспокойства.

Понятие «ксеногендер» возникло благодаря Tumblr в 2014 году. Его придумал блогер baaphomett в посте для MOGAI-Archive. Вместе с ним baaphomett предложил включить в словарь множество других гендерных терминов. Например, эксгендер или эгендер — идентичность, следующая прямому отказу идентифицировать себя вокруг существующей гендерной иерархии. Или супергендер (супрагендер) — понятие, описывающее идентичность, которая выходит за рамки одного гендера. Также он упоминает грэйгендер (идентичность, которую нельзя точно определить через одно понятие) и амбигендер (одновременную связь с двумя гендерами без элемента подвижности).

«С термином „ксеногендер“, как и с информацией об этой концепции, я столкнулсурь относительно недавно. Другое дело термин нон-байнари — о нём я узналур ещё года четыре назад», — рассказывает Мурчуля (сохранены авторские глагольные окончания. — Прим. ред.). — С тех пор мысли о том, что, возможно, он описывает меня, появлялись у меня то и дело на протяжении последних лет, как и стремление описать свою гендерную идентичность отвлечёнными понятиями. Так в моём сознании очень чётко начал вырисовываться термин „кошачий гендер“. Тогда он казался мне довольно иррациональным, но ассоциировать себя с таким гендером было более естественным, комфортным и логичным, чем ассоциировать себя с приписанным при рождении».

Понятие «ксеногендер» возникло благодаря Tumblr в 2014 году. Его придумал блогер baaphomett в посте для MOGAI-Archive

Сначала Мурчуля, как и многие другие ксеногендерные персоны, старалсурь обосновывать свои ощущения конкретными качествами, которые присущи понятию, через которые они себя определяют. «Но сейчас я понимаю, что это не главная причина, почему я идентифицирую себя так, а не иначе. Бинарная система всегда вызывала у меня некий дискомфорт даже несмотря на то, что я далеко не самый угнетённый ею человек. Она казалась глупой, ветхой традицией, раздражала меня. Я не понималур, зачем ассоциировать себя с женщинами или мужчинами; я не чувствовалур принадлежности к этим социальным группам. Другое дело чувство родства и близости, связи с кошками — оно ощущается для меня как гораздо более важная часть моей идентичности».

Многие ксеногендерные персоны конструируют свою идентичность благодаря специально придуманным определениям. Кроме того, в англоязычной среде распространено использование неоместоимений: из-за простоты языка придумывание специальных глагольных окончаний необязательно, что заметно упрощает их использование. В России ксеногендерые персоны зачастую используют местоимения «они» и «их» либо отказываются от выбора вообще.

«Я придумалур новые местоимения и систему окончаний, которые можно будет использовать по отношению к себе без указания на мужской или женский гендер, — рассказывает Мурчуля. — Но, разумеется, я не заставляю других людей обращаться ко мне по ним, ведь запомнить, как правильно использовать чьи-либо неоместоимения, в русском языке тяжело. Но некоторые друзья и подписчики всё же стараются обращаться ко мне на „мур“ и „мях“ по собственному желанию, что очень приятно».

В теории ксеногендерных идентичностей может быть бесчисленное множество. Кошачий гендер, например, был создан ещё в 2014 году (если не раньше), и у его флага есть множество вариаций: оригинальная, инклюзивная и ещё одна инклюзивная. Космический гендер придумал блогер dragon-friker в том же 2014 году. «Гендер настолько обширен и сложен, что вы можете обработать только небольшую его часть за один раз. Как и при взгляде на ночное небо в телескоп, вы не надеетесь увидеть его сразу, однако вы можете получить гораздо больше знаний, если надолго сосредоточитесь на одной части», — рассказывает он.

Некоторые персоны комбинируют идентичности. Так, например, для Сони Вайман, феминистки и трансактивистки, процесс осознания ксеногендерности связан с осознанием себя трансгендерной женщиной. Сейчас у Вайсман нет чёткого названия для своей идентичности: «Мой ксеногендер заключается в ассоциации себя с природой, причём неживой. Моря и облака, скалы и небо — со всем этим я ощущаю сильную эмоциональную связь». Соня рассказывает, что осознание ксеногендерности помогло им начать использовать местоимения «они» и «их» и не так сильно бояться выглядеть нестереотипно женственно. «Ксеногендерность не сильно влияет на мою внешность, хотя я всё ещё нахожусь в процессе поиска своей гендерной экспрессии» — рассказывают они.

В теории ксеногендерных идентичностей может быть бесчисленное множество. кошачий гендер, например, был создан ещё в 2014 году (если не раньше), и у его флага есть множество вариаций

Зачастую ксеногендерность напрямую связывают с нейроотличными людьми. Нейроотличностью называют атипичное развитие и разные состояния психического здоровья — например, СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности. — Прим. ред.), РАС (расстройства аутического спектра. — Прим. ред.), дислексию, эпилепсию, ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство. — Прим. ред.) и другие неврологические состояния и болезни.

Но обобщать таким образом чужой опыт неправильно и некорректно. Исторически понятие «ксеногендер» действительно начали использовать нейроотличные персоны, но, строго говоря, у каждого человека уникальное представление о собственном гендере. Нейроотличные люди отличаются друг от друга и вовсе не обязательно испытывают проблемы с тем, чтобы описать свой гендер в категориях женского и мужского. К тому же к идее ксеногендеров обращаются не только нейроотличные люди: они не единственные, кому некомфортно в рамках бинарной гендерной системы.

Нейроотличные люди по-разному интерпретируют свою жизнь и своё положение в обществе. Иногда нейроотличная персона с трудом может подобрать термин, описывающий его идентичность. Некоторые люди с ментальными особенностями видят в своём нейротипе неотъемлемую часть собственной гендерной идентичности. Такие персоны обычно предпочитают называть себя нейрогендерами. Сейчас существует множество разных нейрогендеров, связанных с определёнными ментальными особенностями.

Небинарные и ксеногендерные персоны часто кажутся чужими даже в трансгендерном сообществе. В частности, трансмедикалисты считают, что трансгендерность зависит только от наличия телесной дисфории и желания пройти через процедуру медицинского перехода. Персоны, которые не испытывают дисфории или не хотят осуществлять переход, оказываются автоматически исключены из дискурса.

В такой дискуссии именно переход оказывается единственной важной целью, а дисфория — единственным маркером трансгендерности. Это делает небинарных персон невидимыми: некоторые даже не знают о возможности не идентифицировать себя в категориях женского и мужского. Люди, которые не вписываются в эти рамки, зачастую сомневаются в собственном праве на самоидентификацию. Существует огромный лексический пробел, который лишает их возможности описать собственный опыт.

В такой дискуссии именно переход оказывается единственной важной целью, а дисфория — единственным маркером трансгендерности

«У меня долгое время были сомнения в том, стоит ли идентифицировать себя так, как идентифицирую сейчас. У меня было опасение, что я недостаточно трансперсона, что мои чувства недостаточно серьёзны, что я всем наврежу. Но на самом деле винить нецисгендерных людей в чём-либо — значит перекидывать на них ответственность за трансфобию, — рассказывает Мурчуля. — Я считаю, что мы не должны ограничивать способы самовыражения других трансперсон. Мы должны бороться с точкой зрения, что самовыражение имеет какие-то границы, помимо моральных. И что позволительно осуждать за него других персон и смеяться над ними».

«Мне кажется, что это очень сложная и интересная дискуссия, — рассказывает Соня. — В ней есть хорошие аргументы как за, так и против ксеногендеров, однако одна важная вещь, которую помогают понять ксеногендеры, — это осознание того, что человеку не нужно делать ничего специального, чтобы быть определённого гендера. Это касается и других небинарных людей, это касается и бинарных транслюдей, и это, на мой взгляд, ключевой вопрос для всех».

Рассказать друзьям
71 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.