Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Дело отцов и врачей»: Как преследуют геев с детьми от суррогатных матерей

Допросы, аресты и неприкрытая гомофобия

«Дело отцов и врачей»: Как преследуют геев с детьми от суррогатных матерей — Жизнь на Wonderzine

На прошлой неделе стало известно, что в рамках расследования дела о «торговле детьми» Следственный комитет планирует задержания и аресты гомосексуальных россиян, которые воспользовались услугами суррогатных матерей. Подозреваемыми проходят как минимум десять человек, главный из которых, гендиректор фирмы «Росюрконсалтинг» Константин Свитнев, сейчас в Праге. Гомосексуальные отцы тоже вынуждены бежать из страны, чтобы их детей не забрали в приюты. Рассказываем, что происходит с суррогатным материнством в России и как вышло, что оно стало новым инструментом давления на гомосексуальных мужчин.

антон данилов

Дело врачей

В июле этого года арестовали четырёх российских врачей, которые занимались вопросами суррогатного материнства. Задержание последовало за смертью новорождённого ребёнка в начале года — он находился в квартире подмосковного посёлка ВНИИССОК вместе с тремя другими детьми под присмотром няни, пока их биологические родители из Филиппин и Таиланда готовили документы. Ребёнок скончался из-за синдрома внезапной детской смерти (СВДС), истинные причины которого науке до сих пор неизвестны. Следствие считает, что усыновление происходило с нарушением документов, а действия врачей — Валентины Чернышовой, Тараса Ашиткова, Юлианы Ивановой и Лилии Панаиоти — можно квалифицировать как «торговлю людьми» в составе организованной преступной группировки.

Сначала этим делом занимался подмосковный Следственный комитет, чуть позже его забрали в Главное следственное управление СК РФ. Сейчас они расследуют уже одиннадцать эпизодов «торговли людьми», а в материалах дела отмечается, что филиппинские родители усыновляют детей с нарушениями российских законов уже шесть лет. Троих детей сейчас изъяли и поместили в интернат для детей с задержками психического развития в городе Видное. Кроме того, арестованы и другие участники процесса — вплоть до переводчика, курьера с инвалидностью и самих суррогатных матерей, которые вынашивали этих детей. По «делу врачей» сегодня проходят уже как минимум десять человек, ключевой подозреваемый — глава компании «Росюрконсалтинг» Константин Свитнев, который занимался юридическим сопровождением процедуры усыновления детей от суррогатных матерей.

В разговоре с Wonderzine Константин Свитнев сказал, что считает процесс против врачей заранее абсурдным. Юрист подал встречный иск против Любови Смирновой — следователя по особо важным делам отдела по расследованию преступлений в отношении несовершеннолетних Главного следственного управления СК РФ. Свитнев считает, что её действия подпадают под действие двух статей УК РФ: привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновных (299-я статья) и злоупотребление должностными полномочиями (285-я статья). «В самом начале процесса они [следователи] знали, что люди, которых они привлекают к ответственности, заведомо невиновны. Даже если представить, что два крупнейших центра ЭКО в Москве по какому-то стечению обстоятельств стали центрами торговли детей, легко проверить, приезжали ли их биологические родители на территорию РФ, — по визам, пересечению границы и так далее. В конце концов, можно провести генетическую экспертизу. Если бы они провели её, то этого дутого дела не было бы».

Суррогатное материнство и этика

Суррогатное материнство — это вынашивание и рождение ребёнка женщиной для других людей, на месте которых может быть как пара, так и одинокие мужчины и женщины. К суррогатному материнству прибегают, если беременность для биологической матери ребёнка представляет серьёзную опасность для здоровья или эта беременность вовсе невозможна. В таких случаях есть два варианта оплодотворения: гестационное (при котором используются яйцеклетка и сперматозоид будущих родителей, а зачатие происходит в пробирке) и обычное (для которого используется яйцеклетка суррогатной матери — в России, впрочем, оно запрещено). Как правило, за вынашивание и рождение ребёнка суррогатная мать получает гонорар, однако эта форма материнства возможна и на некоммерческой основе.

В странах Западной Европы распространено мнение, что суррогатное материнство сомнительно с этической точки зрения. Ребёнок не может быть предметом сделки, а выгода для пар не перешивает риски для женщин, которые решили стать суррогатными матерями. Часто страны с разрешённым суррогатным материнством становятся центрами медицинского туризма, из-за чего можно говорить об эксплуатации и колониальном подходе в вопросах деторождения: женщины в не самых богатых странах вынуждены «сдавать в аренду» свои тела, чтобы заработать. Есть исследования, которые утверждают, что бедных и необразованных женщин из этих стран часто убеждают стать суррогатными матерями, чтобы их семья могла получить «лёгкие» деньги.

В самом начале процесса следователи знали, что люди, которых они привлекают к ответственности, заведомо невиновны

Реальность альтруистического подхода в разговоре о суррогатном материнстве тоже остаётся предметом споров: нет никаких доказательств, что легализация некоммерческой основы этой процедуры не будет связана с теневыми отчислениями суррогатным матерям. ООН придерживается аккуратной позиции и считает, что рынку суррогатного материнства нужна жёсткая регуляция. «Суррогатное материнство — это растущая отрасль, движимая международным спросом, что делает её предметом озабоченности с точки зрения прав и защиты детей, — считает специальная докладчица ООН Мод де Бур-Букиккио. — Коммерческое суррогатное материнство, которое в настоящее время практикуется в некоторых странах, обычно сводится к продаже детей». Существует и противоположная точка зрения, приверженцы которой считают, что каждая женщина вправе сама распоряжаться своим телом.

Нет точных данных, сколько детей рождаются благодаря суррогатному материнству, но ещё в 2012 году эта индустрия оценивалась в шесть миллиардов долларов. За последние десять лет число стран, в которых эта процедура легальна, сократилось: сейчас суррогатное материнство на коммерческой основе можно провести в нескольких американских штатах (Калифорния, Иллинойс, Арканзас, Мэриленд), Беларуси, Казахстане, Грузии, Армении, России и Украине. В других странах — Чехии, Польше, Аргентине — эта процедура не регулируется законом, а в большинстве государств Западной Европы (Франция, Испания, Германия) суррогатное материнство прямо запрещено. Впрочем, к позиции Следственного комитета эта дискуссия, продиктованная заботой о правах женщин, отношения не имеет.

Лидер индустрии

Суррогатное материнство в России возможно с 1994 года, и из-за минимальной конкуренции страна стала одним из лидеров индустрии. Однако полной и достоверной статистики по числу таких процедур нет и здесь. По данным Европейского центра суррогатного материнства, в России каждый год рождается двадцать две тысячи таких детей, причём ежегодный рост составляет двадцать процентов. Пять процентов от этого числа приходится на биологических родителей из других стран. Отсутствие точных цифр эксперты связывают с пробелами в законном регулировании и неточной статистикой по вспомогательным репродуктивным технологиям, которую клиники с соответствующей лицензией предоставляют исключительно по собственному желанию.

Сама процедура выглядит так: желающие родить ребёнка обращаются в клинику, где им подбирают суррогатную мать. Это долгий процесс: необходима гормональная подготовка суррогатной матери, эмбриотрансфер и в случае успеха сопровождение беременности. Эксперты отмечают, что недостатка желающих стать суррогатными матерями нет: предложение в этой сфере, очевидно, опережает спрос. Стоимость процедуры варьируется, но не опускается ниже полутора миллионов рублей — в неё обычно включены все соответствующие медицинские процедуры и гонорар суррогатной матери. Эта цена делает суррогатное материнство привилегией, доступной только богатым людям.

В России нет специального закона о суррогатном материнстве, но некоторые положения прописываются в других правовых документах. Один из ключевых — это ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», где в пятьдесят пятой статье и определяется суррогатное материнство. Там же сказано, что обратиться за вспомогательными репродуктивными технологиями могут одинокие женщины или пары, у которых рождение естественным образом невозможно по медицинским показаниям. В пятьдесят первой статье Семейного кодекса РФ написано, что родителями ребёнка в свидетельстве о рождении доноры могут стать только с согласия суррогатной матери, что подразумевает её возможность оставить ребёнка себе после его рождения. Верховный суд в таких случаях советует прояснять обстоятельства договора между родителями и суррогатной матери.

Закон не запрещает воспользоваться процедурой одинокому мужчине, но ему придётся сложнее, чем женщине

Суррогатное материнство возможно и для одиноких мужчин. «Закон не запрещает им воспользоваться процедурой, но мужчинам придётся значительно сложнее, чем женщинам, — говорит советник и руководитель практики частных клиентов адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Юлия Андреева. — Ему точно придётся получать свидетельство о рождении с прочерком в графе „мать“ через судебное разбирательство: в подавляющем большинстве случаев одиноким отцам приходится оспаривать решение государственного органа ЗАГС, которые являются незаконными. Незаконны они как минимум потому, что нарушают основополагающие права и свободы гражданина. Есть достаточно много наработанной положительной практики по этому вопросу, однако известны и случаи отказа по таким делам».

Юлия Андреева напоминает, что, согласно Конституции РФ, «мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации», так что возможный запрет на суррогатное материнство для мужчин можно считать формой дискриминации. Тем не менее юридическая составляющая процесса суррогатного материнства в России остаётся запутанной и плохо контролируемой. Юлия Андреева считает, что отсутствие специального закона может быть продиктовано сопротивлением РПЦ. «Да, мы живём в светском государстве, но влияние РПЦ на политику нельзя отрицать, — считает юрист. — Другой возможной причиной можно назвать отсутствие смелости выйти с такой законодательной инициативой».

Преследование гомосексуальных отцов

В прошлую среду выяснилось, что следователи планируют задержания и аресты одиноких мужчин, которые воспользовались услугами суррогатных матерей. Источник ТАСС в правоохранительных органах сообщил, что они не могут быть донорами при экстракорпоральном оплодотворении из-за «нетрадиционной сексуальной ориентации».

Гомофобный разворот «дела врачей» побуждает одиноких отцов уезжать из России: Свитнев говорит, что двое из его бывших клиентов уже уехали, ещё двое собираются покинуть страну в ближайшее время. Отцы боятся, что их тоже найдут — по документам из центров репродуктивного здоровья, куда они обращались. «Люди бегут из России только по одной причине: они боятся быть арестованными только за то, что стали родителями. Они боятся, что их родных детей заберут и поместят в приюты. Один очень умный, успешный и состоятельный человек плакал в трубку: он говорил, что всё, что ему осталось, — облить себя с ребёнком бензином перед зданием Следственного комитета и поджечь — как это в Нижнем Новгороде сделала Ирина Славина. Но есть люди, которые не могут уехать, которые не планировали связывать свою жизнь с другой страной. Им что делать?»

Журналист и автор шоу «Straight Talk With Gay People» Карен Шаинян говорит, что счёт гомосексуальных отцов-одиночек может идти на тысячи. «У меня есть такие знакомые, и они все боятся», — отмечает он. При этом Шаинян считает, что возможной причиной нового витка гомофобии российской власти можно назвать «дремучесть» отдельных её представителей

Андрей (имя изменено по просьбе героя. — Прим. ред.) стал отцом шесть лет назад. Напрямую его это дело не затрагивает: мать его ребёнка — подруга-лесбиянка, и они оба как родители записаны в свидетельстве о рождении. Андрей вместе со своим бойфрендом живёт в Испании, но до отъезда они воспитывали сына вчетвером: он, его возлюбленный, мать ребёнка и её партнёрша. Сейчас Андрей думает, как помочь свой подруге и её девушке тоже переехать: мать ребёнка всё ещё в России. «Я понимаю, что в сознании российской власти наши отношения порочные, а ребёнка нельзя оставлять в такой расширенной семье пи***асов. В России мы жили в небольшом городе, где все друг друга знают. Первый звоночек прозвенел после отъезда из России гей-пары, против которой возбудили дело (Андрей имеет в виду Евгения Ерофеева и Андрея Ваганова, в прошлом году они сбежали из России из-за обвинений в растлении. — Прим. ред.). Я уже тогда думал, что надо что-то делать, не сидеть. Новый процесс — ещё один сигнал, что всем надо валить как можно скорее. Они скоро придут, и пощады не будет».

Это атака на логику и здравый смысл, законы и Конституцию. Это атака на семью

Константин Свитнев считает именно гомосексуальных отцов главной целью следователей, а их гомофобию — ширмой для отвлечения от реальных проблем в российском обществе. «Политика наших властей говорит, что во всех проблемах в России виноваты геи. Конечно, есть много гомосексуальных отцов во власти, искусстве и культуре, и это дело — инструмент управления, как существовавшая в Уголовном кодексе СССР статья за „мужеложство“. Сейчас государство пытается установить, кто имеет право быть родителем, а кому запрещено. Это атака на логику и здравый смысл, законы и Конституцию. Это атака на семью», — считает он.

Юлия Андреева напоминает, что отказ гомосексуальным отцам в донорстве противоречит Конституции, которая прямо запрещает дискриминацию: «Российская медицина официально принимает Международный классификатор болезней, где даже в предыдущей, десятой версии гомосексуальность не считается заболеванием. Но это не мешает представителям МВД считать её „отклонением“».

«Согласно приказу Минздрава РФ, услугами ЭКО и суррогатного материнства могут воспользоваться как разнополые семейные пары, заключившие брак или живущие без регистрации отношений, так и одинокие женщины. Одиноких мужчин в перечне нет. Но это не значит, что они не могут воспользоваться вспомогательными репродуктивными технологиями, поскольку ограничение таких возможностей — дискриминация. Конституционный суд РФ отметил, что охрана достоинства личности является неотъемлемой обязанностью государства, а вмешательство в автономию личности недопустимо. Сексуальная ориентация и гендерная идентичность — не повод, чтобы отбирать детей», — резюмирует юрист.

В России зарегистрировано почти 650 тысяч семей, в которых детей воспитывают одинокие отцы. Как определить сексуальную ориентацию родителя, который воспользовался услугами суррогатной матери? Ответа на этот вопрос нет. Известно, что в рамках «дела врачей» следователи, например, спрашивают у врачей про сексуальную ориентацию людей, которые обращаются к ним за помощью. Константин Свитнев рассказывает, что правоохранитель выяснял у врача Тараса Ашиткова, не замечал ли он «признаков гомосексуальности» у одного из своих пациентов (копия протокола допроса врача есть в распоряжении редакции Wonderzine. — Прим. ред.).

«Сексуальную ориентацию человека невозможно определить по геному, то есть провести тест и получить результат не получится», — говорит Юлия Андрееева. Гомосексуальность нельзя рассматривать квалифицирующим признаком, напоминает эксперт, но следователи будут искать этих мужчин через фирмы «Росюрконсалтинг» и «Европейский центр суррогатного материнства» (директор последней Владислав Мельников сейчас также арестован. — Прим. ред.). Юрист отмечает, что предсказать исход дела невозможно, потому что оно носит политический характер. «Решение будет зависеть от смелости лица, которое его примет», — считает она.

Фотографии: Damian Gil — stock.adobe.com (1, 2, 3)

Рассказать друзьям
59 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.