Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньБоссинг: Что делать, если вас травит начальник

Как выстроить свои границы и отстоять правду

Боссинг: Что делать, если вас травит начальник — Жизнь на Wonderzine

В среднем, каждый четвёртый американец сталкивается с эмоциональным абьюзом начальника. В России, по разным данным, это число колеблется от 5 до 20%. Под абьюзом на работе понимают разное — от словесных оскорблений до организации настоящей травли, но каждый раз исход таких конфликтов один и тот же — даже самый талантливый и продуктивный подчинённый увольняется. Кроме того, систематическая травля может привести к реальным проблемам со здоровьем как физическим, так и ментальным.

Психологическое насилие в коллективе обычно называют моббингом, но это довольно широкое понятие, ведь травлю может запустить любой коллега. Для описания психологического насилия непосредственно со стороны начальника есть термин боссинг, хотя он используется гораздо реже. Рассказываем, как распознать его и что делать, если ваш начальник не даёт вам спокойно работать.

Антон Данилов

Виды и причины боссинга

Прежде всего необходимо понять, чем отличается жёсткий стиль руководства от абьюзивного поведения на работе и где лежит граница между рабочим конфликтом и систематической травлей. Американский центр по предотвращению травли объясняет эту разницу так: конфликт — это обсуждение конкретной проблемы и поиск её решения, в то время как абьюз — это конкретные действия, которые унижают само человеческое достоинство. Кроме того, конфликт по своей природе горизонтальный, а эмоциональное насилие — всегда вертикально. Это значит, что устроить травлю может только человек, в руках которого есть формальная или неформальная власть. Важно отметить, что конфликты в офисе — как нормальная часть рабочего процесса — происходят время от времени, но всегда заканчиваются, когда обе стороны находят разумное решение проблемы. Абьюз имеет все признаки системы, и часто жертва психологического насилия не может предсказать причины, по которым её начальник вновь сорвётся.

Клинический психолог, основатель «Психологического центра Григория Мисютина» и врач клиники доказательной медицины «Рассвет» Григорий Мисютин отмечает, что у психологического насилия на работе все те же признаки, что и у домашнего — от изоляции и угроз до психологического и экономического контроля. Мисютин говорит, что боссинг редко существует без моббинга, а травлю на работе легко сравнить с буллингом в школе. «В офисе есть некоторые касты, фракции и группы, каждая из которых имеет свои собственные границы лояльности. Моббинг, по словам доктора Хайнца Леймана, является поведением, в котором один человек, то есть жертва, становится получателем жестокого обращения со стороны многих злоумышленников. Начальник может видеть силу в цифрах и прибегнуть к помощи других людей, чтобы терроризировать жертву».

Главный и несомненный признак психологического насилия со стороны начальника — это постоянная и неконструктивная критика, которую выдерживать круглосуточно не сможет никто. Мы уже рассказывали, как критиковать конструктивно и зачем вообще нужно это делать, тем более что работа без обратной связи встречается не так уж и редко. Конечно, босс имеет право оценивать вашу работу и высказывать свои пожелания относительного того, как и в какой срок она должна быть сделана. Нездоровой эта ситуация становится тогда, когда вместо оценки вашей работы начальник переходит на обсуждение ваших личностных особенностей или мнимых недостатков. Ещё хуже, если это происходит в присутствии коллег, которые не должны вовлекаться в этот процесс. Такого рода «критика» сильно подрывает авторитет у других сотрудников, которые впоследствии и сами могут присоединиться к позиции босса и отпускать непрошеные советы, касающиеся вашей работы, или вовсе учинить травлю.

Понятно, что каждого сотрудника могут потревожить в нерабочее время, но когда звонки и письма в выходные дни превращаются в правило, то, скорее всего, вы имеете дело с эмоциональным насилием

С такой ситуацией столкнулся житель Москвы Максим (имя изменено по просьбе героя. — Прим. ред.). Несколько лет подряд он работал с одним и тем же человеком на разных проектах в качестве компаньона или, как он сам говорит, даже «правой руки». Последние годы они вместе работали над развитием одного серьезного проекта. «Как это часто бывает, пришлось выполнять большую часть работы, — говорит Максим. — Но мне она нравилась, пока я не начал сталкиваться с угрозами в стиле „заявление на стол“. Причем звучали они с завидной периодичностью, примерно раз в год, и в основном после того, как мы либо сближались вне работы — в командировках или на неформальных встречах, — либо начинали какой-нибудь новый серьёзный проект, который требовал особенных сил и выдержки всей команды. Сначала мне сложно было понять, чем продиктованы эти угрозы. Никаких формальных признаков не было, отдельных или систематических претензий к моей работе не предъявлялось. Более того, наш проект был успешным, и все инициативы, как правило, реализовывались на ура, даже если в процессе приходилось пройти огонь и воду».

Несомненный признак абьюзивного поведения начальника — это переход на личности в обсуждении рабочей проблемы. Максим рассказывает, что его босс был очень эмоциональным человеком и требовал к себе повышенного внимания. Начальник постоянно забывал о границах допустимого в рабочей коммуникации, потому что полагал, что ему так можно. Максим отмечает, что его босс считал себя «селебрити». «Разумеется, он всегда действовал принцип „что дозволено Юпитеру, не дозволено быку“ — скабрезные шутки, мат, а иногда и откровенные оскорбления или унижения, когда кто-то пытался отстаивать свою правоту. Со временем я понял, что таким образом он выстраивал собственный авторитет и при любом удобном случае подчёркивал и собственную значимость, и полную беспомощность оппонента. Особенно, если официальный статус последнего был ниже».

При этом важно понимать, что психологическое насилие — это не всегда разговор на повышенных тонах, оскорбления и ультимативные требования. Босс может травить и другими способами. Бухгалтер из небольшого города в Калининградской области Елена (имя изменено по просьбе героини. — Прим. ред.) говорит, что её начальница — властная и опытная женщина — никогда не повышает голос, но при этом работать с ней невыносимо. «У меня инвалидность третьей группы, и иногда мне просто физически тяжело приезжать на работу вовремя, — рассказывает женщина. — Я всегда звоню и предупреждаю начальницу, на что она тихим железным голосом отвечает почти одно и то же: „Как же ты мне надоела со своими болячками“». Елена отмечает, что делает свою работу в срок и без нареканий, а иногда ещё берёт «участки» своих коллег, когда они уходят в отпуск или на больничный. Но при этом её иногда заставляют работать в выходные дни, а за болезнь во время государственных проверок могут лишить премии. «Вся бухгалтерия, если честно, втайне ненавидит её, но в открытую никто не выступает. Все боятся за свои места. Сейчас я думаю о том, чтобы уволиться в никуда: из-за психологических проблем у меня сильно пошатнулось и физическое здоровье».

Говоря о психологическом насилии со стороны начальника, стоит отметить сам факт нарушения рабочих границ как один из самых очевидных признаков. Понятно, что каждого сотрудника могут потревожить в нерабочее время, но когда звонки и письма в выходные дни из неприятного исключения превращаются в правило, то, скорее всего, вы имеете дело с одним из проявлений эмоционального насилия. С ним столкнулся тележурналист Иван. Он почти без опыта устроился на работу редактором одной из самых известных телепередач на федеральном канале и поначалу рассматривал не самое лояльное отношение начальницы как возможность для профессионального роста.

Как и в случае с любыми другими видами абьюзивных отношений, рабочий абьюз иногда принимает странную форму,
и вычислить его сразу не получается

«Мы работали по обычной пятидневной схеме, с 10 до 19 часов, — рассказывает он. — Наша редакция делилась на бригады, и у каждой из них работа была более–менее выстроена. Авральные ситуации почему-то происходили только у нас. Сначала на энтузиазме я бросался на амбразуру и выручал коллег, хотя уже тогда предложение поработать в выходные казалось сильным перегибом. Потом это просто вошло в правило — начальница могла позвонить мне в два часа ночи и попросить написать текст для сюжета, который нужно было бы снимать на следующий день, скажем, в восемь утра. Постепенно ком рос, работа усложнялась, а конфликты становились всё более громкими. Проработав почти полгода, я ушёл буквально швырнув заявление на стол и хлопнув дверью. Я понял, что ещё год в таком режиме, и меня будут откачивать в реанимации. При этом я уверен, что босс так и не заметила никакой проблемы. Мы до сих пор дружим в фейсбуке, я вижу, как она лайкает мои посты».

Впрочем, нарушить границы можно не только звонком во внерабочее время — нередко босс может залезать в те сферы жизни, которые не имеют никакого отношения к работе. PR-менеджер Ира (имя изменено по просьбе героини. — Прим. ред.) познакомилась со своей будущей начальницей на курсах повышения квалификации, и первое впечатление о ней у Иры сложилось положительным. После знакомства босс позвала Иру в свою команду, и ей показалось, что на новой работе её ждёт понимающий начальник, готовый мотивировать и поддерживать все инициативы. «Начальница набирала команду с нуля, и было ощущение, что все мы будем частью чего-то очень амбициозного. Что вместе с новой командой сможем реализовать много хороших проектов. Первое время всё было хорошо, но потом меня начало напрягать, что, по словам босса, „вокруг все враги, а мы розы среди навоза“. Она начала очень навязчиво лезть во все сферы моей жизни, комментировать личную жизнь других коллег, лицемерить. Сначала я думала, что нагнетаю, но потом картина начала складываться. Кульминацией стало ключевое для нашего отдела мероприятие. Мы с командой действительно отлично отработали, а от начальницы получили волну критики и негатива. Тогда я открыто начала возмущаться, а она начала выкручиваться и говорить, что мы её не так поняли».

Понятно, что психологическое насилие может проявиться не сразу. Навряд ли много начальников готовы травить нового сотрудника во время испытательного срока. Но как и в случае с любыми другими видами абьюзивных отношений, рабочий абьюз иногда принимает странную форму, и вычислить его сразу не получается. Ира отмечает, что отношения с начальницей начали ухудшаться только через месяц совместной работы, причём её качество или количество за это время не уменьшалось. «Проблемы начались где-то через месяц, когда я начала понимать, что в моих странных коллегах гораздо больше адекватности, чем в начальнице, — говорит она. — Сначала я получала пассивно-агрессивные сообщения или письма с обидой, почему я, например, не позвала её на обед или за кофе. Я пыталась реагировать нормально, но чувствовала вину, хотя понимала, что обеденный перерыв — это моё личное время, которое я могу использовать так, как хочу. Приходилось врать, что я встречаюсь с подругой. Потом начальница постоянно строила интриги, выжимала все соки, сталкивала всех между собой и не давала двигаться проектам. Сейчас я понимаю, что она ни разу не взяла ответственность на себя, что в сложные моменты она совсем не поддерживала. Закончилось всё классически — я просто уволилась. Хотя в принципе я бы хотела остаться в этой компании».

Важно ещё и понять, с чем конкретно вы имеете дело, — с травлей, направленной против лично вас, или с человеком, чей стиль руководства несовместим с коллективной работой. Это хорошо заметно по отношениям начальника с коллегами: если с остальными членами команды ваш босс ладит хорошо, а с вами — нет, значит, речь может идти именно о травле. Психологи говорят, что у травли начальника могут быть причины, которые связаны только с ним самим. «Настоящая причина буллинга одна — психологические проблемы того, кто является источником травли, — цитирует Forbes психолога и психотерапевта Веру Янышеву. — Мнимые причины, которыми агрессор оправдывает свое поведение, могут быть самыми разными, начиная от обвинений в непрофессионализме объекта травли и заканчивая придиркам к внешнему виду».

Как защититься психологически

Впрочем, объекта травли не должно волновать то, почему его начальник не может выстроить с ним нормальные рабочие отношения. Если вы стали жертвой эмоционального абьюза на работе, то главная задача — понять, что вы можете сделать прямо сейчас: обозначить границы или, возможно, предпринять какие-то другие меры. Психолог и психотерапевт клиники «Рассвет» Григорий Мисютин предлагает начать разговор. «Будьте прямолинейны, — советует доктор. — Спросите о причинах действий вашего начальника или попросите, чтобы он остановился. По сути, вы будете использовать оборонительные действия, которые являются полной противоположностью наступательных, которые использует ваш босс.  Непосредственность и решимость может застать его врасплох и лишит его лучшего плана, чтобы вы почувствовали себя отчужденными. Этот жёсткий подход к разговору тоже даст вам некоторые ответы, которые вы можете использовать в будущем для улучшения ваших отношений с коллегами».

При этом психолог советует поддерживать высокий уровень и качество работы, хотя это может быть очень непросто в условиях травли. «Убедитесь, что вы остаетесь продуктивным членом организации. Таким образом, когда злоумышленник продержится со своей угрозой, высшее руководство сочтёт неразумным отпустить вас или понизить в должности. Не давайте им повода ставить под угрозу ваше экономическое положение. Как бы красноречивы и убедительны они ни были, никогда не принимайте на себя вину, которую обидчики возлагают на вас. Насилие — это сознательное решение, оно не совершается потому, что кого-то заставили или принуждали. Злоумышленник будет пытаться сломать вашу защиту, кирпич за кирпичом. Не позволяйте ему этого сделать».

Что думает закон

Моббинг и боссинг в юридическом поле могут быть сопряжены с легальными последствиями: в странах Западной Европы — например, в Италии — за травлю сотрудника могут наложить штрафы. Довольно широко распространена практика обращения за помощью к адвокатам в странах Северной Америки. В России эта практика пока не так распространена, рассказывает юрист Сергей Солнцев, который работает с корпоративным правом. Солнцев считает, что реальных механизмов у пострадавшего в этой ситуации будет не очень много, но всё же они есть. «Сперва стоит довести до сведения вышестоящих руководителей, собственников или ответственных за трудовую дисциплину информацию о том, что происходит в коллективе. Бывает, что запрет на буллинг прописан в нормативных локальных актах, и их соблюдение — задача вышестоящего руководства. Доказанный факт буллинга — это основание для вынесения официального замечания или выговора. Если выше уже некуда, то нужно направлять жалобы в ГИТ (Государственная инспекция труда. — Прим. ред.), прокуратуру, суд».

Важный аспект в легальном процессе — это доказательства. Солнцев рассказывает, что подойдут и записи на диктофон, и переписки, и слова свидетелей, но с последними может быть трудно, потому что не все коллеги будут готовы вступиться. «Они могут бояться за своё место, за своё психологическое спокойствие. Но при наличии других доказательств справедливости можно добиться. Суд при внятной позиции и фактах встанет на сторону потерпевшего».

Также Солнцев отмечает, что любому заявителю важно понимать, на что именно стоит жаловаться. «Обвинения в опоздании, когда опаздывают все, или доводы о невыполнении трудовых обязанностей при их выполнении — это всё трудовые споры, которые описывает 60 глава ТК РФ. Если же речь идёт о клевете, то это статья 128.1 УК РФ, по которой суд может привлечь начальника и заставить его выплатить моральную компенсацию. То же самое можно сказать и о более серьёзных нарушениях, например, о самоуправстве или побоях. Это уже серьёзное преступление, и если оно происходит, то тут стоит привлекать полицию. В теории здесь может сработать и 136 статья УК РФ, которая говорит о нарушении равенства, прав и свобод граждан — наказание по ней предусматривает уже не только штраф, но и лишение права занимать определённые должности», — говорит он.

ФОТОГРАФИИ: Ion — stock.adobe.com (1, 2, 3)

Рассказать друзьям
34 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.