Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Кого мне бояться?»: Инфлюэнсеры о том, почему отказались от рекламы поправок к Конституции

Рассказывают Эллен Шейдлин, Ксения Хоффман и Диана Коркунова

«Кого мне бояться?»: Инфлюэнсеры о том, почему отказались от рекламы поправок к Конституции — Жизнь на Wonderzine

C 25 июня по 1 июля россиянам предлагается проголосовать за новые поправки к Конституции — помимо 46 обновлённых статей, предложено обнулить президентские сроки действующего главы государства, а это значит, что российский президент получит возможность руководить страной всю жизнь. 

Сразу после анонса новой Конституции ютьюбер Александр Харчевников устроил пранк — и написал большой группе блогеров с предложением о рекламе поправок. Несмотря на фактические ошибки в тексте письма (например, там указывалась дата голосования 12 апреля), многие из них откликнулись. По словам Харчевникова, он получил конкретные цены за рекламные посты на разных площадках, их цена колебалась от 10 тысяч рублей до 8 тысяч долларов.

Почти пять месяцев спустя такие публикации действительно появились в инстаграмах известных российских инфлюэнсеров: голосовать, например, призывали певица Кети Топурия, бизнесвумен Айза Анохина и экс-участница «Дома-2» Наталья Варвина. Продюсер Яна Рудковская вместе с мужем Евгением Плющенко и сыном Сашей снялись в рекламном ролике, то же самое сделал основатель дизайн-студии Артемий Лебедев для телеканала RT — но позже заявил, что его обманули. «Я был уверен, что предложение об обнулении сроков Путина не имеет никакого отношения к тексту Конституции. Я думал, что идея в том, что раз Конституция новая, то и сроки считаются с нуля», — сказал он. Речь идёт уже о государственной кампании, в которой блогеры участвуют с подачи политтехнологов Кремля.

Впрочем, к инстаграм-знаменитостям не обращались строго по списку. Кому-то рекламировать Конституцию вообще не предлагали. Блогер-миллионщица Ида Галич рассказала, что до нынешней кампании «уже отказалась от нескольких политических агитаций и, видимо, больше не в почёте (у политтехнологов. — Прим. ред.)»: «Я свою порцию негатива получила с этим дурацким шашлыком (речь идёт о фестивале «Шашлык Live», который мэрия Москвы провела в пику летним протестам. За него Иде Галич сильно досталось от подписчиков, она принесла им извинения и даже вышла на одиночный пикет к мэрии. — Прим. ред.). Сейчас нет желания зарабатывать такие деньги. Хоть мне и обидно, что теперь любая акция под эгидой „Россия! Россия!“ воспринимается в штыки, даже парад в честь Великой Победы», — резюмировала блогер. 

Вместе с тем некоторые блогеры открыто признались, что им предлагали прорекламировать поправки к Конституции, но они отказались это делать. Мы поговорили с Эллен Шейдлин, Дианой Коркуновой и Ксенией Хоффман о том, на каких условиях они должны были вести агитацию, что они думают о поправках и не страшно ли им в открытую выступать против новой Конституции.

Антон Данилов

Эллен Шейдлин

художник, 4,6 миллиона подписчиков в инстаграме

  Мне предлагали такую публикацию, но к обсуждению цены мы так и не перешли: разговор остановился на вопросе о возможности рекламы поправок к Конституции с формулировкой «голосуйте против». Мне ответили, что рассмотрят такую возможность и вернутся с ответом. Конечно, все эти вопросы были с моей стороны провокацией, и реально я даже не надеялась на положительный ответ. Я заранее знала, что участие в рекламе поправок абсолютно исключено, поэтому даже не рассматривала такой вариант. Я очень трезво оцениваю свои шансы стать фигурантом уголовного дела о «неуважении к власти» (319-я статья УК РФ, «Оскорбление представителя власти». — Прим. ред.) или по ещё какой-нибудь другой абсурдной статье. Я абсолютно уверена, что там сейчас никому нет дела до меня и моего мнения. Власть очень слабая, она находится на историческом минимуме по поддержке населения.

По моему мнению, инфлюэнсер может рекламировать голосование, только если делает это искренне. Пожалуйста, рассказывай людям о поправках и проси их голосовать за! Но если для этого ты не тратишь государственные средства, деньги из моих налогов. Самое большое раздражение вызывают люди, которые раньше никак не были замечены в политике и в лояльности к власти. В их постах слишком видно коммерческую составляющую. Но я не могу судить выбор других людей. Возможно, к этому их толкает плохое финансовое положение. Может, человек даже не задумывается о последствиях своего выбора, он вне политической повестки и не совсем понимает, как это скажется на его репутации. Иногда человеку просто безразлично, что рекламировать, и он соглашается на всё.

Ксения Хоффман

блогер, 700 тысяч подписчиков в ютьюбе

 Мне написали письмо с предложением рекламировать поправки, но, насколько я знаю, это была провокация с целью посмотреть, какие блогеры готовы продать свою задницу. Но буквально за две-три недели до этого письма то же самое мне предложил сделать мой коллега. Он говорил, что нужно осветить само голосование, что никакой чёткой позиции по поводу самих поправок быть не должно. Спрашивал, сколько денег я за это хочу. Я отказалась и сказала, что не существует такой суммы, за которую я согласилась бы это сделать. Я даже не обсуждала возможность удалить пост или как-то на лету переобуться, потому что я, как мне кажется, человек совестливый, мне трудно идти против своих взглядов. Я размещаю только ту рекламу, что мне нравится, что мне близка. И в данном случае мне было бы странно иметь и гражданскую позицию, и чёткое мнение по поводу поправок к Конституции, и их рекламу — вне зависимости от того, как бы она выглядела.

Всё, что я говорю или, например, пишу в своих блогах, — только моё мнение. Я подчёркиваю, что у каждого может быть своё, даже если я с ним не согласна. Буду рада, если кто-то из моих подписчиков приведёт факты или примеры того, где именно я заблуждаюсь, в чём неправа. Я спокойно признаю свои ошибки, потому что я не профессиональный политик или политтехнолог, а обычный гражданин своей страны, у которого есть право на свой голос, на своё мнение и на его выражение. Поэтому инфлюэнсеры вправе рекламировать всё, что им предлагают, — продукт ли это или инициатива, неважно. Но насколько они понимают свою ответственность за такую рекламу? Понимают ли они, какие последствия могут быть после такой кампании?

Я никогда не считала, что от политических предложений нужно отказываться. Объясню. Вот есть конкретный блогер, и он не просто блогер, но ещё и гражданин своей страны, в нашем случае — Российский Федерации. Он как гражданин поддерживает, например, какую-то партию. Она приходит к блогеру с предложением рекламы и говорит: «Нам очень нравится, что ты делаешь. Было бы круто, если бы ты поддержал в своих социальных сетях какую-то нашу инициативу». Он её изучает, она этому блогеру нравится. И я не вижу ничего плохого в том, что он так выражает свою гражданскую позицию. Да, возможно, ему за неё заплатят — или какими-нибудь другими ништяками отблагодарят. Но это не плохо, если ты не изменяешь своим взглядам и понимаешь, что рекламируешь.

Но если блогер, который рекламирует поправки к Конституции, даже не изучает их, для меня это странно. У меня есть знакомая, которая тоже прорекламировала это голосование, — и я абсолютно уверена, что она даже не пыталась вникнуть в суть. Если ты не понимаешь, что рекламируешь, нужно отказываться. Политическая это инициатива или реклама какой-нибудь косметики или творожка. Это отстой. Вспомним, например, историю с Fem Fatal (косметическая марка. — Прим. ред.). Её рекламировали  многие блогеры-миллионники, а потом Катя Конасова (ютьюб-блогер. — Прим. ред.) обнаружила, как именно производят эту косметику, что в ней есть антибиотики (по законам РФ в косметических средствах их быть не должно. — Прим. ред.) Конечно, есть люди, которые поддерживают поправки к Конституции, давайте не списывать их со счетов. Но почему именно ты говоришь о поправках. Потому что веришь в них? Или потому что тебе предложили чуть больше денег за нестандартный пост?

На такую рекламу, как мне кажется, соглашаются только по одной причине: за неё очень хорошо платят. Раньше института репутации в медиа не существовало и ты мог делать всё, что захочешь, — а потом, например, сказать: «Я не я, и жопа не моя». Но сейчас институт репутации как раз появляется. Например, по скандалу с Региной Тодоренко мы можем судить, что люди видят и помнят, что ты сделал. Поэтому голосование освещают только какие-то старожилы шоу-бизнеса, а молодые инфлюэнсеры в основном обходят его стороной. Но не все, разумеется: некоторые, как мы видим, тоже не брезгуют.

Я не могу сказать, что я супероппозиционер, что я кричу «Долой власть». Я просто выражаю свою гражданскую позицию, я не могу идти против своих убеждений. Конечно, иногда задумываюсь, и меня пробирает лёгкий мандраж: я осознаю, что это может быть небезопасно. Поэтому я стараюсь выражать свои мысли тактично и корректно, чтобы мне ничего не аукнулось.

Диана Коркунова

блогер, 1,4 миллиона подписчиков в инстаграме

 Несколько лет назад я получала много запросов на политические посты — мне предлагали рекламировать выборы, писать благодарности Сергею Собянину и прочим политикам. Тогда за такие посты были готовы платить по триста тысяч рублей. Сейчас запросы на публикацию такой рекламы мне уже не приходят — я думаю, что их заказчики не могут не обратить внимания на мой оппозиционный настрой. Если рассматривать любые рекламные публикации, то их удаление несёт за собой штрафы или полный возврат гонорара по договору. Но в случае с политической рекламой нет никаких договоров, так что её в любой момент можно удалить. Кто и что может тебе после этого предъявить? Всё на совести.

После того как я начала освещать тему поправок, мне много писали, что я продалась, — хотя я пишу критические посты. Думаю, эти люди просто невнимательно читали мои посты или смотрели мои сториз. Более того, в нашей стране привыкли к тому, что тема политики и социальной отвественности — что-то сложное. Конечно, отчасти так и есть. Я сейчас делаю ремонт, во время которого столкнулась с системой бюрократии в ЖКХ и управляющих компаниях. Этого врагу не пожелаешь. В России мало веры в то, что от нас что-то зависит, — и это действительно отталкивает народ от какой-то серьёзной политики.

Блогеры, публикующие рекламу голосования, либо обделены совестью, либо просто поступают неумно. Я считаю, что они должны рассказывать о том, что это голосование будет абсолютно бесполезным, — или, например, о том, что голосовать нужно против. В поправках есть несколько действительно адекватных пунктов, но ими прикрывают главные изменения, которые и повлияют на будущее нашей страны. Мнения оппозиции разделились: кто-то занимает позицию Навального и считает, что выборы нужно бойкотировать. Кто-то — что нужно собраться с силами и дать отпор подделанным голосам. Я всё-таки придерживаюсь второго варианта.

Я не вижу ничего страшного в антирекламе поправок. Кого мне бояться? Кто за мной придёт? Меня посадят? Да ну, я не боюсь. Если вдруг со мной что-то случится из-за моих безобидных постов в социальных сетях, я им такой публичный скандал устрою, который обернётся негативно только для них. Я ни в чём не виновата, я соблюдаю закон, я не плачу взятки, я критикую систему нашей власти, но не занимаюсь клеветой. Я просто хочу другую систему, другой жизни для своего и следующих поколений. Я не вижу в этом ничего противозаконного. Я агитирую ничего не бояться, если можно так выразиться.

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.