Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Позорю русскую нацию»: Женщины
о том, как их травит основатель «Мужского государства»

Расизм, сексизм и гомофобия

«Позорю русскую нацию»: Женщины
о том, как их травит основатель «Мужского государства» — Жизнь на Wonderzine

История Владислава Позднякова убедительно доказывает: заработать многотысячную аудиторию в России можно и на откровенном шовинизме. Основателя «Мужского государства» в декабре 2018 года осудили на два года условно за «действия, направленные на унижение человеческого достоинства по отношению к женщинам». Через три месяца этот приговор отменили из-за частичной декриминализации 282-й статьи УК РФ, по которой выносили приговоры за репосты: президент Владимир Путин подписал соответствующее постановление в конце декабря 2018 года. Четыре подельника Позднякова получили реальные сроки в колонии — от двух до четырёх лет общего режима, — но и их приговоры тоже отменили.

Прошлой весной Поздняков уехал в Польшу, и если верить его словам, планирует получить там политическое убежище. Страницу «Мужского государства» «ВКонтакте» так и не заблокировала; через поиск в социальной сети можно найти ещё несколько сообществ, которые используют то же самое название. Теперь Поздняков сосредоточил усилия в телеграме, где каждый день призывает травить россиянок, состоящих в отношениях с мужчинами другого этнического происхождения, и ЛГБТ-людей. Об одном таком случае недавно писали в СМИ — Поздняков запустил кампанию травли Екатерины Фроловой, усыновившей годовалого Джема.

Сейчас на канал Позднякова подписано почти 60 тысяч человек, но несмотря на многочисленные жалобы он до сих пор обновляется. Мы поговорили с Екатериной и другими женщинами, к травле которых призывал своих сторонников Владислав Поздняков, и спросили, через что им пришлось пройти и почему организаторы преследования чувствуют свою безнаказанность.


Внимание, в статье описываются интернет-буллинг, угрозы и оскорбления.

антон данилов     

Екатерина Фролова


  Всю жизнь я живу на Камчатке, мне сорок один год. Воспитываю дочь, ей девятнадцать лет, а с недавнего времени и сына Джемика, ему год и два месяца. Тяжело ли мне? Нет, не тяжело: я всегда рассчитываю на свои силы, для меня дети всегда были осознанным решением.

О травле со стороны Позднякова я узнала от подписчиков: они сначала присылали скриншоты из его канала. Потом на меня обрушился поток комментариев с оскорблениями. Их я удаляла, а авторов блокировала. Потом Андрей Петров (бьюти-блогер. — Прим. ред.) предал это огласке, разместив скрин моего инстаграма у себя на странице. Следом эту тему подхватили другие крупные блогеры и разные группы в интернете. По сути, Андрей поднял эту проблему. Это первый человек, вступившийся за мою честь и честь моего ребёнка, моей семьи.

Но тогда я всё равно почувствовала ужас, потому что не была готова к такого рода публичности. А ещё стыд. Мне было стыдно, что кто-то увидит это: моя семья, другие люди. Не понимала, что я сделала плохого, за что. Я просто веду свой блог про ребёнка, про мою историю приёмного родительства. Я хочу, чтобы люди не боялись брать детей из детских домов, любых детей. А вышло оно вот как.

Я никогда в жизни не сталкивалась с подобным. Я выросла в любящей семье,
у меня с самого детского сада и школы было много друзей, я никогда не знала травли

Потом мне написали другие девушки, которые тоже стали жертвами травли. Они предложили мне написать заявление. Тогда я начала выяснять, кто это, Поздняков, — и узнала, что он не живёт в России. Я понимала, что заявление простому участковому ничего не даст, и продолжала удалять все негативные комментарии.

Поздняков и его люди настроены радикально — и странно, что его последователи не понимают, чем обычно такое поведение заканчивается. На земле не должно быть места расизму и фашизму, у них нет шанса на существование, это предсмертная агония сообщества. Вместе с этим эта ситуация подарила мне много добрых людей, пусть и в интернет-пространстве. Это мощная поддержка.

Я никогда в жизни не сталкивалась с подобным. Я выросла в любящей семье, у меня с самого детского сада и школы было много друзей, я никогда не знала травли. Сейчас она произошла впервые, и я учусь с этим жить. У меня обострённое чувство справедливости, а сейчас ещё появилась и боль за девчонок, которые воспитывают детей смешанного происхождения. За тех, кто выбирает себе в пару того, кто им нравится. Поздняков травит и держит в страхе этих девушек, и мне больно от этого.

Мария


  Мне двадцать четыре года, и десять месяцев назад я стала мамой дочери Амелии. Сейчас я активно веду страницы в инстаграме и тиктоке: показываю свою жизнь, рассказываю о каких-то семейных приколах. Мне легко всё это совмещать, потому что нам помогают сестра мужа и свекровь со свекром: они делают всё возможное для нашего комфорта. В каком-то смысле самоизоляция тоже была мне на руку. Моему мужу теперь не надо ходить на работу, и он занимается нашей дочерью, пока я занята своими делами или просто отдыхаю.

Примерно полторы недели назад я сняла видео в тиктоке на тему своего брака и рассказала, что нам хорошо вдвоём. Через день я открыла инстаграм и увидела больше сотни комментариев под фотографией с нашей дочкой. Там было очень много мата и оскорблений в наш адрес. Я сначала вообще не поняла, за что мне такое пишут. Потом зашла в директ, а там ещё хуже — больше пятисот сообщений от неизвестных людей, которые поливали грязью и угрожали. Во многих сообщениях звучала фамилия Позднякова, после чего я в сториз спросила, кто он такой и за что нас ненавидит. Мне отвечали, что видели его пост в телеграм-канале о том, что я «позорю русскую нацию», потому что вышла замуж за армянина. Да ещё и рассказываю об этом! Ещё ему, видимо, не понравилось, что я сказала, что мой ребёнок красивый. Тогда же он выставил фотографию моей дочки, сопроводив её оскорблениями. 

Когда я это увидела, навернулись слёзы — ведь я никому ничего плохого не сделала. Многие посоветовали закрыть инстаграм и переждать. Но как я могу его закрыть, если я только начала развивать страницу? Да и в чём смысл? В итоге я просто удалила все комментарии и блокировала тех, кто писал гадости. Но на этом травля не закончилась. Мне по сей день пишут в директ какие-то парни и даже девушки, что я «позор нации» и так далее. В общей сложности за всё это время мне написали пятьсот человек. Но были и те, кто говорили, что у нас классная семья, что они не будут нас унижать. Много добрых девочек написало приятных слов. Также ответили несколько геев, которых Поздняков, видимо, тоже травил.

Эти люди ставят себя выше других. Я думаю, что многие из них убеждены, что женщины — это посудомойки и домохозяйки. Они чувствуют свою безнаказанность, потому что ничего не могут сказать в лицо. Чаще всего эти люди пишут с каких-то левых аккаунтов. Были и те, кто писали с личных страниц, но таких мало. Я не обращалась с заявлением. У нас не такая ситуация с полицией, как в Америке или в Европе. Даже если я приду с заявлением, надо мной просто посмеются. Или скажут «окей, мы сделаем всё, что в наших силах», но ничего и не сделают. А я потеряю время и силы.

Я считаю, что Поздняков должен извиниться и удалить все свои аккаунты, где он издевается над людьми. Мне повезло, у меня крепкие нервы. Но я думаю, что многие после такого могут впасть в депрессию, отчаяние и даже пойти на суицид.

Екатерина


  Я вместе с сыном живу в Санкт-Петербурге: мне двадцать пять лет, ему полтора года. Я соло-мама ребёнка со смешанным происхождением, его отец — африканского. Мы познакомились в 2017 году, и, как у многих пар, в начале отношений у нас всё было хорошо. Спустя год мы разошлись, но остались в «родительских» отношениях. Папа сына живёт недалеко от нас, поэтому мы с ним видимся, он помогает нам. Раньше мы вместе ходили в детские парки, кафе с игровыми зонами, на разные детские площадки. Сейчас без всего этого скучно и даже грустно.

Как только Поздняков опубликовал в своём телеграм-канале пост обо мне, мне сразу кто-то прислал скриншот и посоветовал закрыть страницу. Тогда я и понятия не имела, кто это, но совету последовала. В посте обо мне Поздняков написал сплошную ложь и оскорбления. Ему абсолютно всё равно, ты соло-мама или девушка в браке, которая живёт счастливой жизнью с одним мужчиной. Он видит только цвет кожи и сочиняет на ходу, а его единомышленники, которым он открыто врёт, верят каждому слову. Люди в агрессивной форме оскорбляли меня и желали смерти. Тогда мне написало около тысячи человек, но двести из них — это девушки, которые выражали поддержку. Всех остальных я просто блокировала. Продолжаю это делать до сих пор, хотя прошло уже почти две недели.

Люди в агрессивной форме оскорбляли меня и желали смерти. Тогда мне написало около тысячи человек, но двести из них —
это девушки с поддержкой

Сначала мне было всё равно, что его люди мне пишут: я веду блог, а какой же блог бывает без хейтеров. Но потом я узнала, что Поздняков призывает подписчиков выходить из Сети и искать жертв в реальной жизни. И тут стало страшно. Страшно, когда не знаешь, на что эти люди готовы пойти, чтобы угодить Позднякову. Страшно, что в 2020 году есть люди, которые угрожают нападением беззащитной девушке с ребёнком только потому, что она родила от мужчины другого происхождения.

Большая часть из тех, кого я блокировала, выглядела как люди не старше двадцати лет. Сейчас я не вижу смысла писать заявление на Позднякова, потому что это не даст никаких результатов. Будет идеально, если администраторы социальных сетей сразу будут распознавать подобные сообщества и удалять — мне кажется, это совсем не сложно. Я в принципе не понимаю, почему до сих пор они допускают создание подобных пабликов.

Ангелина


  Я живу в небольшом городе и учусь в медицинском университете. Когда объявили самоизоляцию, я лишилась работы. Одновременно с этим появилось много свободного времени. Я начала не только заниматься спортом, но и развивать свои страницы в инстаграме и тиктоке.

Два дня назад я разговаривала со своим молодым человеком по телефону. Наш разговор прервался, когда ему позвонила какая-то незнакомая девушка и попросила срочно зайти в инстаграм. Я всё это тоже слышала, поэтому открыла свою страницу. Тогда я и увидела поток сообщений и комментариев. Сразу я ничего не поняла, но первым делом всё же закрыла возможность комментировать. Потом прочитала сообщения, посмотрела присланные скрины из его телеграм-канала и поняла, что к чему.

Меня начали травить. Мне писали многочисленные угрозы, оскорбляли меня и моего молодого человека, желали нам смерти. Честно говоря, всё это выглядело жалко и глупо — я не думаю, что эти люди могут что-то сделать в реальной жизни. При этом мне показалось, что тех, кто участвовал в травле и поддерживал меня, было одинаковое количество. Кто-то просто присылал скриншоты его поста и рассказывал о происходящем.

Ощущение безнаказанности у этих мужчин есть только в интернете, потому что только там можно создать фейковую страницу, скрыть свою личность и в принципе делать всё что угодно. Эти люди не боятся, потому что знают, что их не найдут. Но при этом я считаю, что его [Позднякова] обязательно должны найти и посадить. Люди, которые призывают уничтожать девушек с детьми, нападать на слабых, снимать всё это на видео и публиковать, не должны быть на свободе.

София Меллит


  Я учусь в НИУ ВШЭ на первом курсе по специальности «современное искусство». Кроме того, я блогер, большую часть времени трачу на тикток и инстаграм. В основном пишу или говорю об ЛГБТ, я лесбиянка.

О Позднякове я не знала, пока мне не написали, что в его телеграм-канале появился пост обо мне. В тот момент я, мягко говоря, была в шоке. Люди массово подписывались на мой профиль, так что было невозможно понять, кто из интереса, а кто — чтобы сливать информацию Позднякову и оскорблять. Тогда же начали заваливать сообщениями, поэтому я сразу же закрыла профили в инстаграме, тиктоке и «ВКонтакте». Сидела, смотрела в потолок и не знала, как на это реагировать. Видела только одно: на меня обрушился страшный хейт из-за моей ориентации. Да, я сталкивалась с ним и раньше, но такого масштаба не было никогда. Когда я прочитала другие его посты и поняла, на что он способен, у меня случилась паника.

Люди Позднякова организовали самую настоящую травлю. Они начали кидать жалобы на все мои страницы, посты и видео. Они оскорбляли и угрожали. Взломали мой чат для представителей ЛГБТ-сообщества «ВКонтакте» и благополучно его уничтожили. Потом они нашли мой номер и слили его куда-то, после чего мне постоянно звонили со спамом. Людей в травле участвовала много, но если бы я не закрыла профили, всё было бы намного хуже. Я не представляю, каково было пережить это другим — ведь я-то всю жизнь в такой борьбе. Но при этом меня поддерживала не только моя аудитория, но и люди, которые увидели всё это в канале Позднякова.

Люди подняли шумиху, но пока она шла только на пользу Позднякову: он получил популярность и преданных людей. Сейчас Поздняков чувствует себя безнаказанно

Я считаю, что такая травля возможна по нескольким причинам. Многие россияне до сих пор не принимают гомосексуальность. Они считают её болезнью, хотя гомосексуальность была исключена из МКБ ещё тридцать лет назад. Я уверена, что поэтому Поздняков будет продолжать свою травлю, потому что у него много последователей. Среди них есть много подростков, что тоже очень страшно.

Люди подняли шумиху, но пока она шла только на пользу Позднякову: он получил популярность и преданных людей. Сейчас Поздняков чувствует себя безнаказанно: он сидит в Польше, откровенно смеётся всем в лицо, а сам продолжает командовать своей «армией». Даже если его и поймают, то, возможно, кто-то продолжит его дело.

Анисса


  C будущим мужем я познакомилась в компании одногруппников. Начали общаться, я предложила ему сделать пару совместных снимков. Он не отказал и после этого начал интересоваться мной. Нашёл меня в социальных сетях, и мы продолжили общаться там. Скоро я уеду к мужу в Анголу: мы не виделись почти год. Старшей дочке Раянне три года. Младшей, Арианне — три месяца, беременность и роды проходили без мужа. Недавно мы переехали в Казань, но на самоизоляцию я уехала в небольшой город рядом, там у нас осталась квартира. В ней я и живу с дочками, пока не закончится пандемия.

Незадолго до травли нашей семьи мне написала девушка, которая осталась одна с ребёнком смешанного происхождения и предупреждала об этом Позднякове. Я не особенно вникала. Однажды мы вышли погулять, и вдруг в инстаграм полетели сообщения: «закрывай скорее аккаунт», «сейчас налетят стервятники». Я веду свой блог около года, и на меня уже нападали, но раньше это было человека два-три, а здесь — сотни. Писали, что я «про******ка и чер******ца», «предала свой род». Самое ужасное, что начали желать болезни и смерти — и не только мне, но и моим малышкам. Я стараюсь не принимать негатив близко к сердцу, мои нервы для меня важнее, а какие-то анонимы не должны меня задевать. Вместе с хейтерами пришло и много адекватных людей — они меня поддержали и пожелали всего доброго.

Этих мужчин задевает, что некоторые россиянки выбирают иностранцев, я заметила, что женщины почти не занимаются такой травлей. Они создают фейковые страницы или пишут с закрытых аккаунтов. Я бы написала заявление, но у меня нет времени этим заниматься. Это же не так легко, и я не хочу чтобы лишний раз меня дёргали. Сейчас в интернете столько всякой гадости, со всем не разобраться.

То, что делает Поздняков, — это открытый расизм, оскорбление личности, преследование. Моей знакомой писали люди Позднякова, выясняли, где она живёт. Чего они хотели? Эти люди не только оскорбляют, но и угрожают — а что, если они не ограничатся одними словами?

Изображения: dule964 — stock.adobe.com (1, 2, 3)

Рассказать друзьям
19 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.