Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Мне желают смерти»:
Как пандемия влияет
на ЛГБТ-сообщество

Рост гомофобии, трансфобные законы и другая «божья кара» квир-людей

«Мне желают смерти»:
Как пандемия влияет
на ЛГБТ-сообщество — Жизнь на Wonderzine

«Тебе осталось только про******кой стать, чтобы наверняка меня добить. Одно дело к парням бегать, а тебе всё это навязали», — говорит мама своей дочери, лесбиянке Диане. Обычно Диана проводит всё свободное время вместе со своей девушкой, но сейчас у неё нет возможности уйти из дома: уже месяц жительница Кременчуга заперта в изоляции вместе с гомофобными родителями. «Мне вновь и вновь повторяют, что я могла разрушить брак родителей, что треплю им нервы, — рассказывает она. — Иногда, конечно, они пытаются общаться со мной нормально, но агрессии и обидных слов в памяти гораздо больше. Всю жизнь родители учили, что люди равны — но на меня, видимо, это правило не распространяется».

антон данилов

Случай Дианы совсем не уникальный: о росте гомофобии в пандемию сообщают по всему миру, даже в самых толерантных странах. Точных данных о том, как именно пандемия нового коронавируса влияет на ЛГБТ-людей, нет. Но нет и сомнений, что гомосексуальные, бисексуальные и трансгендерные люди с большей вероятностью могут стать жертвами домашнего насилия и дискриминации. Вот о гомофобном инциденте рассказывает гомосексуальная пара из Амстердама — на неё накинулась группа подростков. ЛГБТ-американцы азиатского происхождения жалуются на двойную стигму — из-за внешности и сексуальности. Танцор из Великобритании Сэм рассказывает, что оказался в изоляции дома с консервативными религиозными родителями — и теперь вместо любимой работы занят их гомофобными тирадами. «Моя мама говорит, что гомосексуальность — это дьявольская болезнь и что именно дьявол делает меня геем. Она каждый день громко молится, чтобы я избавился от греха и нашёл себе жену», — говорит мужчина в интервью BBC.

Религиозные мотивы вполне можно считать одной из главных причин роста гомофобии. Риторика в этом случае очень похожа на ту, что была популярна в конце восьмидесятых, когда ЛГБТ-людей объявили виновными в эпидемии ВИЧ и СПИДа, хотя ни ВИЧ, ни новый коронавирус не знают ни гендера, ни сексуальности, ни возраста людей, которых поражают. Тем не менее это не мешает священнослужителям обвинять именно ЛГБТ-людей в распространении инфекции. Глава Украинской православной церкви, патриарх Филарет назвал однополые браки причиной пандемии — и напомнил, что из-за них же были сожжены библейские Содом и Гоморра. Раввин Меир Мазуз считает, что новая инфекция — божественное наказание за «гей-парады». Однако вскоре после его слов заразился израильский министр здравоохранения Яков Литцман. Министра уличили в том, что он нарушал собственные же предписания о социальной дистанции и продолжал ходить на коллективные молитвы. Литцмана часто называют «главным гомофобом Израиля» из-за его высказываний о том, что все
ЛГБТ-люди грешны по своей природе.

Мнение, что коронавирусная пандемия — это расплата за «грехи», сегодня поддерживают не только священнослужители, но и консервативные политики. Главный капеллан Белого дома Ральф Дроллингер — в прессе его часто называют «учителем Библии Дональда Трампа» — тоже связывает вспышку инфекционного заболевания с гомосексуальными людьми. В своём блоге пастор рассуждает, что Бог гневается и судит Америку за грехи. Причина божественного гнева — «противоестественное поведение», за которое Дроллингер выдаёт не только гомосексуальность, но и защиту окружающей среды.

Мнение, что коронавирусная пандемия — это расплата за «грехи», сегодня поддерживают не только священнослужители,
но и консервативные политики

С «экспертным» мнением выступил даже российский телеведущий Дмитрий Киселёв, пять лет назад призывавший «сжигать» или «зарывать в землю» сердца геев. «ЛГБТ-сообщество в особой группе риска по коронавирусу из-за частой смены партнёров. Ведь COVID-19 передаётся и при интимной близости. Не поможет даже презерватив», — написал Киселёв в своём телеграм-канале. Дмитрий Киселёв не только стигматизирует
ЛГБТ-сообщество, но и вводит своих читателей в заблуждение, ведь
COVID-19 подвержены все люди, вне зависимости от их сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Кроме того, учёные считают, что новый коронавирус не передаётся через сперму — а даже если бы и передавался, то совершенно непонятно, почему от него не защищал бы презерватив.

Дискриминация во время эпидемии становится ещё более опасной — например, из-за запрета на сдачу крови. Недавнее исследование показало, что плазма людей, которые переболели COVID-19, может вылечить других пациентов благодаря содержащимся в ней антителам. Но в некоторых странах гомосексуалы до сих пор не могут быть донорами, если открыто заявляют о своей сексуальной ориентации. В США действует годовой запрет на сдачу крови, если у донора был однополый контакт; это же правило распространяется на клиентов секс-работниц, наркопотребителей и людей, которые ездили в страны с эпидемией малярии. При этом серонегативное окно ВИЧ — это примерно шесть недель, симптомы малярии же проявляются через сорок дней после заражения.

С начала пандемии в Америке резко упало количество доноров крови — и, видимо, поэтому американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) изменило собственную норму. Со второго апреля Управление разрешило сдавать кровь гомо- и бисексуальным мужчинам, сократив «испытательный срок» до трёх месяцев. Однако на практике это послабление всё равно не работает. «Когда я переболел COVID-19, я захотел помочь другим людям вылечиться, — рассказывает американский телеведущий Энди Коэн. — Я подписался на специальную программу, где говорили, что я могу сдать кровь или плазму. Но потом я узнал, что не могу это сделать только из-за того, что я гей. Моя кровь могла бы спасти чью-то жизнь, но вместо этого она просто закипает».

«Проблема в том, что быть гомосексуалом здесь не является реальным фактором риска, — рассуждает психиатр и доктор медицинских наук Джек Тюрбан. — Почему моногамному гею, который занимается сексом только со своим мужем, запрещается сдавать кровь, если это может сделать гетеросексуальный мужчина, у которого был секс без презерватива с сотней партнёрш за три месяца? Последний подвергается значительно большему риску заражения ВИЧ».

Уязвимы в пандемию не только гомосексуальные, но и трансгендерные люди. Под коронавирусный шумок парламент Венгрии принимает трансфобный закон, который, по сути, сделает невидимыми для общества трансгендерных людей. Согласно новой норме, гендер человека — это «биологический пол, основанный на первичных половых признаках и хромосомах». Сейчас, как отмечают СМИ, самое удачное время протолкнуть дискриминационный закон, потому что внимание общественности сосредоточено на борьбе с эпидемией. «В Венгрии необходимо предъявлять удостоверение личности каждый раз, чтобы взять напрокат велосипед, купить проездной на автобус или забрать посылку в почтовом отделении, — рассказывает трансгендерная жительница Будапешта Иветт Ордог. — По сути, это означает делать каминг-аут перед незнакомыми людьми. Хорошо, если они отнесутся с пониманием, но бывают такие ситуации, когда люди становятся враждебными».

В России пока ещё есть процедура, которая позволяет трансгендерным людям сменить документы, — но нет никаких законов, которые защищали бы от трансфобии людей, чей гендер отличается от указанного в паспорте. В пандемию они могут столкнуться с теми же проблемами, что и цисгендерные люди, но с удвоенным коэффициентом — начиная с невозможности получить необходимые медицинские препараты до опасности быть избитыми или вовсе убитыми. Трансгендерная москвичка Лиза рассказывает, что в карантине она столкнулась с трансфобией родственников. Решить эту проблему она не может: полиция предпочитает «не лезть в семейные дела», а уйти ей некуда. «Незадолго до введения карантина, с нами — мамой и сестрой — начал жить мамин любовник. Этот человек мне сразу не понравился. Со временем я начала подвергаться трансофобным высказываниям: например, „п***р дырявый“. Он угрожает меня избить, вымогает деньги, выгоняет из квартиры, в которой я прописана. Это началось в марте и продолжается по сей день. В моей семье меня принимают и уважают, но только не он. Он меня вообще за человека не считает, всё время шутит тупые шутки и желает мне смерти».

Директорка Московского комьюнити-центра Татьяна Винниченко считает, что в России ЛГБТ-люди в пандемию подвергаются дискриминации активнее, чем в мирное время: по её словам, возросшая безработица в первую очередь касается уязвимых групп, к которым и относятся
ЛГБТ-люди. «Потеря работы часто влечёт за собой потерю жилья, а найти другое в условиях полного карантина невозможно. Вернуться в родной регион тоже не всегда получится — не только из-за гомо- и трансфобии, но из-за боязни местных жителей инфекции из эпидемиологически неблагополучных регионов». Всё это может привести к всплеску насилия, росту психических заболеваний, числа бездомных ЛГБТ-людей и даже случаев суицида. «У Московского комьюнити-центра есть программа „Шелтер Queer House“. К нам регулярно обращаются ЛГБТ-люди, оказавшиеся на улице. Сейчас количество обращений растёт. Люди теряют жильё не только из-за безработицы, но и из-за гомофобии родственников и родственниц», — рассказывает Татьяна.

Происходящее может привести к всплеску насилия, росту психических заболеваний, числа бездомных ЛГБТ-людей и даже случаев суицида

Кроме того, ЛГБТ-людям часто по объективным причинам сложно получить качественную медицинскую помощь — не только из-за гомо- и трансфобии, но и из-за бюрократических препятствий. «В Москве медицинская помощь фактически доступна только тем, у кого есть постоянная регистрация, — продолжает Винниченко. — Ситуация ещё более сложная для
ВИЧ-положительных людей, ЛГБТ-пар с детьми, трансгендерных людей.
Для некоторых групп внутри ЛГБТ-сообщества — ЛГБТ-семей с детьми, трансгендерных людей в стадии перехода — даже возможность обратиться за медицинской помощью исключена. Многие семьи с детьми тщательно скрывают свой статус, чтобы не лишиться детей, а некоторые трансгендерные люди больше коронавируса боятся оказаться в больничной палате в соответствии с паспортным полом».

Её слова подтверждает один собеседник Wonderzine, решивший сохранить анонимность. В пандемию он столкнулся с рецидивом анорексии второго подтипа, и отношение родственников совсем не помогает справиться с дисморфофобией. «Застрял в изоляции с родителями в родном городе, потому что общежитие закрыли на карантин, а у меня не хватило денег на съёмную комнату. Родители не знают о моей ориентации и бигендерности, но постоянно замечают несоответствия. Мать указывает на моё нежелание быть женственной, а отец, наоборот, просит относиться к телу проще. Сейчас выросла нагрузка по учёбе. Мне нужно много работать, чтобы поскорее снять комнату и жить отдельно от родителей. Я непривычно далеко от друзей. Третий месяц у меня длится рецидив РПП (расстройство пищевого поведения. — Прим. ред.), потому что эмоциональный фон сильно влияет на мои отношения с телом и заботу о нём. Я кидаюсь из крайности в крайность: то сильно переедаю и потом вызываю тошноту, то не сплю по несколько суток и не ем. Ощущаю, что поправился, и это лишь усиливает дисфорию».

В конце апреля учёные из Сингапурского университета технологий и дизайна создали сайт, где публикуются прогнозы окончания пандемии в разных странах мира. Со стопроцентной вероятностью во всём мире она окончится не раньше декабря, а в разных странах — с разной скоростью: например, в США конец обещают в сентябре, а в Италии — вовсе в октябре. Но как бы там ни было, летние прайды уже отменили везде, где их обычно проводят. В Нью-Йорке это случилось впервые за полувековую историю движения. «Несмотря на то что эта пандемия не позволяет нам собраться вместе для марша, это никоим образом не помешает нам отпраздновать неоценимый вклад ЛГБТ-сообщества в тот Нью-Йорк, который мы знаем, или вновь заявить о себе в борьбе за равные права», — сказал мэр города Билл де Блазио.

27 июня пройдёт «Глобальный Прайд», и к нему через интернет может присоединиться каждый человек. «Беспрецедентные трудности
COVID-19 означают, что прайды не пройдут в запланированное время, — рассказывает директорка Европейской ассоциации организаторов прайдов Кристина Гарина. — Однако даже они не помешают нам объединиться в одно большое ЛГБТ-сообщество и отпраздновать, кто мы есть и за что боремся».

Фотографии: Aleksandra Konoplya — stock.adobe.com, 文若 杨/EyeEm — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.