Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньРодители № 1 и № 2:
Зачем отказываться от слов «мать» и «отец»

И какие ещё существуют варианты

Родители № 1 и № 2:
Зачем отказываться от слов «мать» и «отец» — Жизнь на Wonderzine

Несколько дней назад на встрече с рабочей группой по подготовке поправок в Конституцию Владимир Путин сказал, что пока он президент, в России не будут вводить понятия «родитель № 1» и «родитель № 2». «Будет „папа“ и „мама“», — так президент ответил депутату Ольге Баталиной, которая выступила с предложением поддержать «традиционные семьи». Мы решили разобраться, кто и зачем пытается переосмыслить понятия «мама» и «папа» и обоснованы ли страхи по поводу наименований «родитель № 1» и «родитель № 2».

александра савина

«Родитель № 1» и «родитель № 2»

Практика использовать выражения «родитель № 1» и «родитель № 2» в мире действительно существует — правда, речь скорее не о едином и нормированном обращении ко всем родителям, а о формулировках в документах. Формулировки «родитель № 1» и «родитель № 2» учитывают не только цисгендерные и гетеросексуальные семьи, но и другие возможные конфигурации партнёрства — те, где один или все участники не хотят ограничивать себя ролями «мамы» и «папы» (в том числе, например, когда речь идёт и о лесбийской или гей-паре) или вписываться в бинарные гендерные нормы.

Одно из первых подобных громких изменений произошло в 2011 году в США, где из формы заявления на паспорт графы о родителях переименовали из «матери» и «отца» в «родителя». Перемены объяснили «признанием разных типов семей» — правда, без прямой поддержки ЛГБТ-сообщества. «За последние десять — пятнадцать лет произошло столько изменений в репродуктивных технологиях. Поэтому нам очень важно, чтобы состав семей был точно отражён в этих заявлениях», — сказала представительница бюро консульских дел Государственного департамента США Розмари Макрей. Спустя некоторое время, в том же году похожие изменения предложили внести в заявления на паспорт в Великобритании.

Некоторые опасаются, что формулировка создаёт неравенство и иерархию в паре родителей: кому-то придётся стать первым, а кому-то — вторым

Год назад во Франции была принята законодательная поправка, запрещающая школам использовать слова «мать» и «отец», заменившая их на «родитель 1» и «родитель 2». «Эта поправка должна законодательно закрепить разнообразие семей, у которых есть дети, в административных формулярах, которые используют в школах, — сказала член парламента Валери Пети. — Семьи сталкиваются с пунктами заявлений, которые отражают довольно устаревшие модели семьи и общества. Для нас это вопрос равенства».

Изменения, правда, вызвали неоднозначную реакцию: одни радовались, что семьи, не вписывающиеся в «традиционные» модели, наконец стали более видимыми, другие говорили, что это подрывает представления о семье. Французская ассоциация AFDH, поддерживающая гомосексуальные семьи, отметила, что рада нововведению и тому, что некоторые семьи стали более заметными, но опасается, что сама формулировка создаёт неравенство и иерархию в паре родителей: кому-то придётся стать первым, а кому-то — вторым. Президент ассоциации предложил, по его мнению, более инклюзивный вариант для форм и заявлений — «отец, мать и законный представитель».

Правда, говорить, что подобные перемены в скором времени ждут весь мир или как минимум всю Европу, пока рано. Например, в Италии в 2018 году «родителей» обратно заменили на «мать» и «отца». В стране запрещено суррогатное материнство, а лесбийские и гей-пары не могут усыновлять детей — но раньше некоторые суды и ратуши присваивали статус родителя новому партнёру или партнёрше матери или отца. «Мы будем защищать естественную модель семьи, в основе которой — союз мужчины и женщины», — сказал тогдашний заместитель премьер-министра Италии Маттео Сальвини.

«Баба», «ниблинг» и другие

Даже в странах, где гендерно-нейтральное обращение к родителям не обсуждается на законодательном уровне, становится понятно, что традиционный формат «мать» и «отец» не отражает всё многообразие существующих сегодня форматов семьи. Речь не только о цисгендерных лесбийских и гей-парах, но и, например, о семьях, где один из партнёров, воспитывающих детей, — небинарная персона, которая не хочет говорить о себе как об «отце» или «матери». Или, например, о полиаморных союзах, где у детей может быть больше двух родителей. В русском языке помимо «матери» и «отца» много других гендерно-маркированных слов, которыми описывают самых разных членов семьи: «сын», «дочь», «бабушка», «дедушка», «дядя», «тетя» — все они не оставляют пространства для небинарности.

В английском языке, из которого к нам приходит много терминологии, касающейся гендера и сексуальности, обсуждения того, как сделать разговор о семье более инклюзивным, ведутся не первый год. У многих явлений есть гендерно-нейтральные названия: «sibling» (сиблинг) вместо сестры или брата, «parent» (родитель) вместо матери или отца, «cousin» (кузен/кузина) вместо двоюродных сестёр и братьев, «child» (ребёнок) вместо дочери или сына, «grandparent» как гендерно-нейтральный аналог бабушки и дедушки. Тем не менее многие считают, что этой терминологии недостаточно: сюда не входят, например, дяди, тёти или племянники.

Тумблог Gender Queeries собирает гендерно-нейтральные слова и формулировки, которые используют в ЛГБТ-сообществе, чтобы описывать отношения и структуру семьи. Например, для разговора о родителях вместо «матери» и «отца» предлагают использовать смешанные варианты «mommy» и «daddy» (мама и папа): «maddy», «muddy», «moddy» и «dommy». Кроме них, существуют также «nini» и «bibi» — они похожи на «mama» и «dada», но образованы от NB (от латинского nota bene — «обрати внимание»). Или «zaza» — похожее слово, но с буквой z, которую также используют в гендерно-нейтральных местоимениях «ze» и «zir» (их предпочитают некоторые трансгендерные и небинарные люди). Вместо «aunt» и «uncle» (тётя и дядя) может использоваться, например, «pibling» — от «parent» (родитель) и «sibling» (сиблинг, брат/сестра) — получается «сиблинг родителя». Кроме них, есть «auncle» и «untie», совмещающие в себе оба слова, а также «titi» (от испанских «tía» и «tío», которыми в том числе называют тётю и дядю) и «zizi» (от аналогичных итальянских «zia» и «zio»). Для племянниц и племянников используют гендерно-нейтральное «nibling» — от «niece/nephew» (племянница/племянник) и «sibling» (сиблинг), то есть «ребёнок сиблинга». «Grandma» и «grandpa» (бабушка и дедушка) заменяют на нейтральное общеупотребительное «grandparent», а также на менее распространённые «grandwa» и «grandy».

Эллен Кан, директор программ, посвящённых детям, подросткам и семьям в Human Rights Campaign, считает, что новые слова помогают ЛГБТ-парам отстроиться от гетеросексуальной модели

Бывают и более сложные комбинации. Например, некоторым семьям приходится решать вопрос, как обращаться к одному из родителей, который совершает трансгендерный переход, когда дети уже достаточно взрослые и привыкли к определённой ситуации. Решения бывают самыми разными: например, на Quora гендерно-неконформная трансгендерная женщина рассказывает, что дети продолжают называть её «отцом», поскольку с этим словом связана история семьи: «В этом слове отражается более десяти лет наших отношений». При этом дети используют в разговоре о ней местоимение «она».

Другой пользователь — гендерно-неконформная небинарная персона, которые используют местоимение «они», — описывают более сложную схему. У них трое детей, которых они называют «kidlings» (от «kid» — ребёнок и «sibling»): двоих из них они сами родили в других отношениях, третий — ребенок, которого в прошлых отношениях родил их муж, трансгендерный интерсекс-мужчина. Двое биологических детей продолжают называть их «мамой» (хотя, по их собственным словам, это слово стало для них менее гендерно-заряженным), а приёмный ребёнок называет их по имени — хотя прийти к этому они смогли после долгих обсуждений.

Другой частый в англоязычном мире вариант — использовать слова и выражения, связанные с происхождением человека. Например, в американской паре (квир-персона, использующая местоимение «она», и небинарная персона, использующая местоимение «они»), о которой рассказали New York Times, используют для небинарного родителя слово «ав», обозначающее «отец» на иврите.

Эллен Кан, директор программ, посвящённых детям, подросткам и семьям в Human Rights Campaign, считает, что новые слова помогают ЛГБТ-парам отстроиться от гетеросексуальной модели: «Для некоторых в этом есть ещё и политический компонент — мы не хотим выглядеть так, будто мы изображаем гетеросексуальных людей».

ФОТОГРАФИИ: farmhousepottery (1, 2)

Рассказать друзьям
19 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.