Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньЧто известно
о трансгендерной женщине, осуждённой
«за порнографию»

Мишель приговорили к трём годам тюрьмы

Что известно
о трансгендерной женщине, осуждённой
«за порнографию» — Жизнь на Wonderzine

александра Савина

В пятницу, 29 ноября, суд в Брянске приговорил трансгендерную женщину Мишель к трём годам лишения свободы. Её обвиняют в распространении порнографии с изображением несовершеннолетних (статья 242.1 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних»). Причиной стали несколько изображений из манги с обнажёнными персонажами: «Новая газета» цитирует, что экспертиза постановила, что на них изображены «лица мужского пола, не достигшие четырнадцатилетнего возраста». По похожей статье (242 УК РФ — «Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов или предметов») обвиняют активистку Юлию Цветкову. Разбираемся, что известно об этом деле и о самой Мишель.

Дело Мишель началось этим летом: в её квартире прошёл обыск, у женщины изъяли компьютер, а её саму вызвали на допрос в Следственный комитет. Причиной, по словам близкой подруги женщины Лады Преображенской, стали фотографии со старой, заброшенной страницы, которые Мишель загрузила порядка пяти лет назад. При этом, как сообщает «Радио Свобода» со ссылкой на материалы дела, старший оперуполномоченный отдела «К» УМВД по Брянской области обнаружил изображения и осмотрел страницу с участием понятых ещё в декабре 2018 года, но рапорт составили только через полгода. В июле этого года были готовы и результаты экспертизы — её провёл Центр социокультурных экспертиз, сотрудники которого выступали экспертами, например, по делу Pussy Riot и признанию свидетелей Иеговы экстремистской организацией. Экспертиза постановила, что на рисунках изображены несовершеннолетние персонажи, хотя, как сообщает «Радио Свобода», в распоряжении которой есть эти изображения, на них нет никакого указания на возраст героев.

Лада Преображенская рассказывает, что пыталась убедить подругу найти адвоката, но Мишель и её жена решили ограничиться услугами адвоката по назначению: «Я позвонила ей и сказала, что если взялись и возбудили дело, оно прошло по бумагам, значит, этот маховик уже запущен. Надеяться на душевность оперов и следователей не надо, даже если они сейчас улыбаются — обязательно нужен адвокат. Но она поверила тому, что говорили следователи, что пообещал адвокат по назначению. И главное, что её жена категорично сказала, что никаких адвокатов не нужно. Речь шла даже не о московском специалисте — на тот период всё ещё не было так серьёзно, мы просто хотели переслать денег, чтобы они наняли местного адвоката».

По словам Лады Преображенской, Мишель не воспринимала обвинения как серьёзную угрозу. «Ей так и говорили: мол, подпишешь соглашение, возьмёшь вину, и тебе дадут условное. Мы прошерстили интернет по этим делам. Была большая статья „Медиазоны“ „Это наша с тобой порнография“: молодые следаки делают себе звёздочки — находят рисунки и прессуют людей. Человек сознаётся, и ему дают условный срок — вроде и дело закрыто, и пострадал человек несильно: получил условный срок — и всё. Ей сказали, что она подпишет бумаги и всё будет нормально — вот она и поверила», — говорит Преображенская. Мишель подписала признание и пошла на особый порядок судебного разбирательства. Последнее означает, что судебное решение принимают по упрощённой процедуре, без исследования и оценки собранных доказательств — считается, что в такой ситуации обвиняемый признаёт свою вину и доказывать её не требуется.

Лада Преображенская рассказывает, что на первое судебное заседание Мишель шла подготовленной, оставив дома телефон и ключи. Но всё прошло спокойно — женщине сказали, что ещё не все бумаги готовы, и отпустили. После второго заседания Мишель, по словам подруги, собиралась на работу и обещала позвонить, когда всё закончится — но суд вынес обвинительный приговор.

Эксперты, как и близкие Мишель, опасаются,
что женщина может столкнуться
с насилием со стороны других заключённых

Мишель находится в процессе трансгендерного перехода. Она не сменила документы, поэтому в её паспорте по-прежнему указано старое имя, а сама она попала в мужской изолятор. Эксперты, как и близкие Мишель, опасаются, что из-за этого женщина может столкнуться с насилием со стороны других заключённых. «Если к Мишель в колонии будут относиться без поправки на её трансгендерный статус, она погибнет там. Угроза исходит прежде всего от других заключённых, но по опыту пребывания транслюдей в СИЗО и в колониях мы видим, что там, где не хотят смерти этих людей, начальники стараются обеспечить им относительно безопасное содержание», — говорит директорка Московского комьюнити-центра для ЛГБТ-инициатив Татьяна Винниченко.

По словам Лады Преображенской, большой вред её подруге могли нанести ещё и аутинг и появившаяся в прессе ложная информация: в СМИ было опубликовано паспортное имя женщины, а также информация о том, что она якобы была врачом-эндокринологом и работала с детьми. Преображенская говорит, что это неправда: на самом деле Мишель — врач-эпидемиолог, никогда не работала с детьми. По словам Преображенской, из-за аутинга ухудшилась и связь с женой Мишель: та опасается, что дальнейшая огласка может ещё ухудшить ситуацию.

Опасения вызывает и здоровье Мишель. У женщины был рак, сейчас она находится в состоянии ремиссии, и неизвестно, как пребывание в тюрьме и стресс могут на ней отразиться. Кроме того, Мишель принимала гормональные препараты, и резкое прерывание курса может ей навредить. Лада Преображенская считает, что трансгендерным людям в стране категорически не хватает возможностей пройти психиатрическую комиссию, чтобы получить справку о трансгендерности и проконсультироваться со специалистами о приёме гормонотерапии. Кроме того, многим специалистам, по её словам, не хватает опыта работы с трансгендерными людьми и соответствующих знаний.

«Поэтому, наверное, процентов девяносто трансгендеров из нашего сообщества, к сожалению, вынуждены назначать себе терапию сами. Советуются между собой, какие лекарства лучше, кому что помогает. Это, конечно, неправильно, — рассказывает она. — Есть единицы счастливчиков, которые прошли комиссию, получили справку, прошли консультацию эндокринолога — я отношусь к таким. Но Мишель не живёт в Москве. И сама комиссия стоит денег, и немалых. Мишель хоть и не эндокринолог, но врач и, видимо, сама себе назначила терапию. И у неё стал меняться гормональный фон. У неё уже грудь первого размера, смягчились черты лица». По словам Преображенской, резко отказываться от препаратов опасно — это может отразиться и на состоянии здоровья, и на психике, принести физические страдания. «Мне страшно, что с ней сейчас. Резкий гормональный сбой, рак на стадии ремиссии. Следователи и судьи знали, что у неё был рак и что она трансгендер. Может, она и не говорила о трансгендерности прямо, но они знали, хоть и не отличают гендерную идентичность от сексуальной ориентации. Они всё это знали и дали реальный срок», — объясняет Лада.

Сейчас в планах Преображенской собрать средства на адвоката и самостоятельно подать с его помощью на апелляцию, чтобы добиться смягчения приговора — в идеале до условного срока.

обложка: HK-PHOTOGRAPHY — stock.adobe.com, alexmia — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.