Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Жизнь«Не отдать ребёнка „извращенцу“»: Где и как ЛГБТ-парам не дают усыновлять детей

И как некоторые из них обходят законы

«Не отдать ребёнка „извращенцу“»: Где и как ЛГБТ-парам не дают усыновлять детей — Жизнь на Wonderzine

Часто для однополых пар усыновление — самый простой, а иногда и единственный доступный способ стать родителями. Тем не менее во многих странах однополым семьям до сих пор нельзя усыновлять детей. Некоторым удаётся обойти запреты, но для этого приходится преодолевать огромные трудности. Рассказываем, как пары по всему миру пытаются завести детей и что им мешает.

Юлия дудкина

В июне в одну из московских больниц поступил 12-летний мальчик с подозрением на аппендицит. Во время обследования ребёнок рассказал врачам, что раньше он жил в детском доме: его биологические родители были склонны к алкоголизму и сами отказались от сына. Но теперь у него появились сразу двое пап, «которые всегда спят в одной кровати». Врачи московской больницы решили, что история ребёнка — повод обратиться в полицию. После этого к ЛГБТ-паре, усыновившей ребёнка, пришли органы опеки, а позже их вызвали на допрос. Выяснилось, что Андрей и Евгений действительно ЛГБТ-пара. Они поженились в Европе, но по российским законам их брак недействителен, так что официально они оба холостяки. Андрей усыновил двух мальчиков, и они вместе с партнёром воспитывали их.

После этого случая в России впервые в истории возбудили уголовное дело из-за усыновления ребёнка однополой парой. Следственный комитет России обвинил сотрудников отдела соцзащиты Марьино в том, что они «ничего не сделали для защиты детей от вредной для них информации». Правоохранители считают, что Андрей — отец мальчиков — «пропагандирует нетрадиционные отношения» и формирует у сыновей «искажённые представления о семейных ценностях, нанося вред их здоровью, нравственному и духовному развитию».

Формально в этой ситуации никто не нарушил закон. В России неженатый человек имеет право стать приёмным родителем, а Андрей — отец мальчиков — по российским меркам действительно не женат. При этом в департаменте труда и социальной защиты Москвы было известно, что оба мальчика росли в хороших условиях, занимались спортом и ездили отдыхать. Тем не менее, когда органы завели дело против отдела соцзащиты, к ЛГБТ-паре пришли с обыском. Вся семья в этот момент была в отпуске за границей, и на сегодняшний день неизвестно, вернутся ли двое мужчин с детьми обратно домой.

Недавно усыновление разрешили в Германии (2017 год), Финляндии (2017 год), Австрии (2016 год). В США оно повсеместно разрешено с 2015 года, в Великобритании — c 2005-го, Швеции — с 2003-го. На сегодня это можно сделать легально и без ограничений в 26 странах


Хотя в России неженатый человек может усыновить ребёнка вне зависимости от ориентации, по факту сделать это довольно сложно. Есть риск, что комиссия по усыновлению сошлётся на «закон о гей-пропаганде» и ответит отказом. И тем не менее история Андрея и Евгения — не единственная в своём роде. В 2016 году гей-активист Егор Овчинников рассказал, как ему удалось стать отцом несмотря на законы и гомофобию членов комиссии.

Мужчина собирался воспитывать ребёнка сам — без партнёра. Он прошёл школу приёмных родителей, подготовил документы и получил в органах опеки заключение о том, что он готов стать приёмным отцом. Но позже, на комиссии по усыновлению, ему начали задавать вопросы, связанные с его гей-активизмом и с интервью, которые он давал ЛГБТ-изданиям. «Судья разговаривала со мной как с уголовником, — вспоминал Егор. — Я тогда понял, что им плевать на ребёнка. Важно не облажаться и не отдать ребёнка „извращенцу“».

Егор собирался усыновить мальчика с ВИЧ-инфекцией и пороком сердца — он волновался, что других усыновителей на найдётся, ведь многие стараются принять в семью детей, которым не требуется серьёзная медицинская помощь. Получив отказ от комиссии, он заключил фиктивный брак с подругой, удалил из интернета все материалы со своей фамилией, прошёл психологическое тестирование. В конце концов он получил разрешение и забрал мальчика домой.

«С дефектами на лице»

В последние годы в китайских детдомах становится всё меньше сирот: экономический уровень страны растёт, а до недавнего времени в государстве существовала политика «одна семья — один ребёнок», которая сокращала темпы рождаемости. И всё-таки на сегодняшний день в детских домах КНР числится примерно 410 тысяч подопечных. По сравнению с прошлыми показателями это небольшая цифра, два года назад оставленных младенцев было на сто тысяч больше. Но есть серьёзная трудность — больше 90 % детей в китайских домах живут с инвалидностью. Из-за этого их шансы обрести семью очень малы.

В мире есть несколько международных программ, которые помогают сиротам найти родителей в других странах. Одна из них — CCAI Adoption. Её сотрудники регулярно привозят в США десятки детей из Китая и знакомят их с людьми, которые мечтают о ребёнке. Около 80 % сирот, прошедших через эту программу, находят родителей и остаются в Штатах.

Когда Ху попал в эту программу, ему было четыре года. По статистике, начиная с этого возраста, его шансы на усыновление должны были резко снизиться: с тех пор как дети выходят из младенческого возраста, усыновители становятся куда меньше в них заинтересованы. Ко всему прочему, у Ху с рождения было косоглазие и деформация стоп. Сотрудники детдома, где он находился, были уверены, что у него никогда не будет новых родителей.

Зимой 2016 года мальчик вместе с тремя десятками других китайских сирот отправился в США на три недели, сотрудники организации встречались с потенциальными родителями из разных городов и знакомили их с Ху. Ещё они водили мальчика к американским врачам: они решили получить справки о том, что его особенности не связаны ни с какими генетическими заболеваниями.

Китай запретил усыновлять детей неженатым людям, тем, кто недавно вступил в брак, людям «с избыточным весом», тем, кто принимает лекарства от тревоги и, в числе прочих, представителям ЛГБТ

Несмотря на все старания, никто из потенциальных усыновителей не решился принять мальчика. За пару дней до того, как Ху должен был отправиться обратно в Китай, социальная работница Джули повела его на занятие в бассейн. Именно там его увидела Мелисса Кастро Виатт.

Кастро Виатт — американская писательница и журналистка. К тому моменту, как она встретила Ху, у неё уже был сын — тоже с деформацией стоп. «Мы с женой решили воспользоваться искусственным оплодотворением, — писала Виатт. — Взять ребёнка из приюта мы побоялись: думали, у него могут оказаться проблемы со здоровьем, о которых мы не знаем. По иронии судьбы, мы не смогли предугадать всего. Когда наш сын был маленьким, мы много ходили по врачам, а спал он в специальных распорках. Но я поняла, что это нормально. Сын научил меня тому, что родительство непредсказуемо и прекрасно, и остаётся только расслабиться и наслаждаться».

Увидев маленького мальчика из Китая, Виатт тут же посчитала в голове, сколько будет стоить содержание ещё одного ребёнка и хватит ли у неё денег, чтобы ещё раз обойти врачей. А потом спросила у социальной работницы: «Его уже взяли в семью?» Услышав ответ, Виатт подумала, что этого мальчика ей послала судьба.

История могла бы закончиться хорошо, но, играя с Ху в бассейне, Мелисса вспомнила, что она знает о китайских законах, касающихся усыновления. В 2007 году государство ужесточило правила и запретило становиться усыновителями неженатым людям, тем, кто недавно вступил в брак, людям «с избыточным весом», тем, кто принимает лекарства от тревоги или депрессии, а также людям «с дефектами на лице» и, в числе прочих, представителям ЛГБТ.

Среди стран, где  усыновление детей для однополых пар всё ещё под запретом, Италия, Болгария, Украина, Польша, Латвия и не только. Впрочем, в Италии некоторым парам разрешают усыновлять детей в исключительных случаях (когда суд решает, что это в интересах ребёнка)


Ху вместе с соцработницей улетели обратно в Китай. Мелисса писала ей: может быть, органы опеки сделают для неё исключение? Ведь у мальчика есть трудности со здоровьем и она — Мелисса — готова ими заниматься. Но та передала официальный ответ от агентства по усыновлению: ни при каких обстоятельствах женщина, состоящая в однополом браке, не станет приёмной мамой ребёнка из Китая.

Из-за нового закона об усыновлении, принятого в 2007 году, многие дети остались без семей. В 2006 году 6,5 тысячи детей из Китая получили документы, чтобы остаться в США с новыми родителями. К 2014 году количество детей, уезжающих в приёмные семьи в Штаты, сократилось до двух тысяч.

Китай и Россия — далеко не единственные страны, где усыновление детей для представителей ЛГБТ запрещено или осложнено. Например, в большинстве стран Африки действует примерно такой же закон, как в России: формально одинокий человек может стать приёмным родителем вне зависимости от ориентации, но однополые браки не разрешены официально, а усыновление фактически невозможно из-за гомофобии. В Нигерии, Эфиопии и Кении усыновление детей однополыми парами однозначно под запретом — как и любые проявления гомосексуальности. Например, в Нигерии за сексуальные отношения с человеком своего пола можно попасть в тюрьму.

В исключительных случаях консервативные законы удаётся обойти. Например, в 2018 году однополая пара мужчин из Сингапура усыновила ребёнка, которому один из партнёров приходился биологическим отцом. В Сингапуре запрещено не только усыновление детей гей-парами, но и гомосексуальные отношения в целом, так что этот случай единственный в своём роде.

На сегодня абсолютное большинство исследований подтверждают: дети
в однополых парах ничуть не менее счастливы, чем в гетеросексуальных

Джеймс и Шон встречались много лет. Они вместе помогали нянчить племянника Шона, когда тот был маленьким, и поняли, что оба хотят детей. Они много раз изучили сингапурские законы, консультировались с друзьями-адвокатами. Выяснилось, что неженатый мужчина формально может усыновить ребёнка — но только мальчика и только если мужчина не гей. «Нам не хотелось скрывать свои отношения», — говорит Джеймс. Они с партнёром решили обратиться к услугам суррогатной матери за рубежом: им показалось, если кто-то из них будет приходиться биологическим отцом ребёнку, это поможет обойти строгий закон.

В 2012 году они обратились в американское агентство, помогающее с суррогатным материнством. В 2013 году вместе полетели в Лос-Анджелес и в том же году вернулись домой уже вместе с сыном — Ноэлем.

Сначала Джеймс думал, что его сыну сразу же дадут сингапурское гражданство. Но оказалось, что по закону Ноэль — «незаконнорождённый». В Сингапуре, если ребёнок появляется вне законного брака, его биологические родители не могут выступать полноценными опекунами, пока официально не усыновят его. Они не могут вступать в права наследства или получать гражданство родителей. Вместо гражданства Ноэлю дали долгосрочный пропуск на территорию страны, который нужно было регулярно обновлять.

В 2014 году Джеймс решил исправить ситуацию и подал заявление об усыновлении Ноэля. До 2017 года окружной суд не мог вынести решение, а потом Джеймс получил отказ. Судья, которая принимала решение, утверждала, что оно не связано с ориентацией мужчин, но других видимых причин не было. До 2018 года двое партнёров добивались изменения решения, и только когда они подали апелляцию в верховный суд Сингапура, Джеймсу разрешили усыновить собственного сына. При этом власти Сингапура подчеркнули: такое решение — исключение из правил. В будущем законы ужесточат, чтобы подобных прецедентов не возникало. Министр по делам социального и семейного развития Сингапура объяснил, что власти по-прежнему не поощряют брак и усыновление детей однополыми семьями, а Джеймсу и Шону пошли навстречу только для того, чтобы не портить жизнь их сыну.

Кризис усыновлений

Впрочем, даже в странах, где гомосексуальным парам официально разрешено усыновлять детей, с этим часто возникают проблемы. Например, в США однополые браки и усыновление в целом разрешены. Но в некоторых штатах есть законы, которые позволяют агентствам отказывать усыновителям по религиозным причинам. В основном это штаты так называемого христианского пояса — это самая консервативная часть США с самым большим количеством воцерковленных людей. Среди них Техас, Вирджиния, Миссисипи и ещё семь штатов. Формально однополые пары в этих регионах могут обращаться в агентства по усыновлению, но агентства почти всегда отказывают им, пользуясь законами, легитимизирующими гомофобию.

Кристи и Дана из штата Мичиган задумались о ребёнке в 2016 году — к тому моменту они были вместе уже одиннадцать лет. По почте им постоянно приходили письма из детских приютов — в них были фотографии детей и просьбы пожертвовать денег на их содержание. Женщины решили, что могут помочь не только средствами — они и сами готовы взять ребёнка на воспитание. Но выяснилось, что такая помощь агентствам не нужна.

«Тысячи детей теряют возможность обрести семью, потому что агентства по усыновлению детей отказывают гей-парам, — рассказывают Кристи и Дана Дюмонт, две женщины из штата Мичиган. — Тринадцать тысяч детей в нашем штате ждут усыновления, но два агентства отказались с нами работать, потому что мы не соответствовали их религиозным представлениям».

Законы, позволяющие агентствам отказывать ЛГБТ-семьям, были приняты сравнительно недавно — например, в Миссисипи дискриминацию «разрешили» в 2016 году. По подсчётам американских СМИ, нетерпимость дорого обходится: каждый ребёнок, которого забирают из приюта в семью, сокращает бюджетные расходы на 29 тысяч долларов в год. При этом однополые семьи — основные клиенты агентств по усыновлению. В Техасе, где «религиозный закон» действует с 2017 года, отток клиентов составил 40 %. NBC News предрекает: уже скоро детдома могут оказаться переполнены и это приведёт к «кризису усыновлений».

Больше сходств,
чем различий

Чаще всего те, кто выступает против усыновления детей однополыми парами, используют одни и те же аргументы: будто бы родители в такой семье могут повлиять на сексуальную ориентацию ребёнка и помешать становлению его гендерной идентичности. Ещё один популярный довод: «Его будут обижать в школе».

Но на сегодня абсолютное большинство исследований подтверждают: дети в однополых парах ничуть не менее счастливы, чем в гетеросексуальных. В 2013 году Центр семейных исследований Кембриджского университета провёл эксперимент с участием 130 приёмных семей. Среди них были 41 семья геев, 40 семей лесбиянок и 49 гетеросексуальных семей.

Учёные ходили в гости к семьям, просили их заполнить анкеты, проводили интервью и снимали на видео, как родители играют с детьми. Они хотели выяснить, как пол родителей влияет на самочувствие детей, на их общение со сверстниками и на отношения внутри семьи.

Усыновление детей  однополыми парами в ближайшее время могут разрешить в Чили, Чехии и Венгрии; в 2019 году этот вопрос обсуждали в сенате стран


«В целом между разными семьями оказалось больше сходств, чем различий», — написали авторы исследования. Абсолютное большинство детей из однополых семей рассказали, что у них нет трудностей в школе и им не приходится скрывать гомосексуальность своих родителей. Эмоциональное состояние детей и сексуальная ориентация родителей оказались не связаны.

Если в чём-то исследователи и нашли заметное различие, так это в эмоциональном состоянии родителей. У партнёров-геев оказалось заметно меньше депрессивных симптомов, чем у лесбиянок и гетеросексуалов. Возможно, это объясняется тем, что у мужчин предрасположенность к депрессиям в целом ниже — в том числе из-за социальных факторов. Впрочем, и в лесбийских парах, и в гетеросексуальных уровень депрессии в целом оказался в рамках нормы.

В 2010 году учёные из Американской академии педиатрии провели опрос среди подростков 10 и 17 лет. Все участники исследования жили с матерями-лесбиянками и были зачаты с помощью искусственного осеменения. В опросах добровольно участвовали 78 подростков — оказалось, что их уровень академической успеваемости был выше, чем в среднем у американских подростков, а уровень конфликтности и агрессии — ниже.

Рассказать друзьям
48 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.