Views Comments Previous Next Search

Жизнь«Зачем выпячивать?»:
10 ответов на частые вопросы об ЛГБТ

Шпаргалка для споров в интернете

«Зачем выпячивать?»:
10 ответов на частые вопросы об ЛГБТ — Жизнь на Wonderzine

В последнее время ЛГБТ-люди становятся более видимыми, но уровень гомофобии в российском обществе всё ещё зашкаливает: недавний опрос «Левады» показал, что 56 % россиян негативно относятся к представителям ЛГБТ (при этом 46 % уверены, что сексуальная ориентация может измениться под воздействием «гей-пропаганды» или каких-то других внешних факторов). Мы решили выбрать самые популярные гомофобные комментарии и вопросы об ЛГБТ, с которыми постоянно сталкиваются активисты и союзники движения — и дать на них понятные аргументированные ответы. Надеемся, они помогут вам прояснить что-то для себя и чувствовать себя увереннее в онлайн-спорах и разговорах с родственниками.

Ксюша Петрова

Зачем вообще как-то выделять людей по ориентации? У всех же равные права, а с кем вы спите — ваше личное дело!

  Если бы общество действительно воспринимало гомосексуалов так же позитивно, как гетеросексуалов, то ЛГБТ-движение было бы не нужно. Но до этого пока далеко: в большинстве стран (и тем более в России) «нормой» считаются гетеросексуальность и цисгендерность. Это закреплено на законодательном уровне: в России легальны лишь гетеросексуальные браки и действует закон о «пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». Гетеросексуальные люди обладают множеством привилегий, которые они сами не замечают: это возможность открыто выражать свои чувства к партнёру, заключать браки, усыновлять детей, ассоциировать себя с героями книг и фильмов, а также понимание и принятие окружающими, отсутствие риска быть уволенным, избитым или убитым из-за ориентации и многое-многое другое. Даже если вы не испытываете на себе эти привилегии, это не значит что их нет — и что ЛГБТ-люди не страдают от их отсутствия. Романтические предпочтения и сексуальная жизнь действительно личное дело каждого, но в случае с ЛГБТ «личное — это политическое», так что напоминать о своём существовании сообществу жизненно важно.

Гомосексуальность — это же против природы!

  Во-первых, не всё «натуральное» хорошо: если бы мы делали всё так, как задумано природой, люди до сих пор жили в пещерах и умирали, не доживая до тридцати. Но даже если мы нарядимся в шкуры и пересядем на сомнительную палеодиету, доказательств противоестественности гомосексуальности в природе не найдётся. Среди животных бисексуальное и гомосексуальное поведение наблюдается сплошь и рядом: одноразовый секс или продолжительный роман с особью своего пола может случиться у слона, пингвина, чёрного лебедя, дельфина, летучей мыши и ещё сотен видов, включая близкого родственника человека — карликового шимпанзе. Учёные отмечают, что гомосексуальное поведение чаще встречается у социальных видов животных, которые живут в сложно организованных группах (как мы, люди!), а секс у них зачастую служит не для размножения (об этом подробно рассказывает биолог Брюс Бэйджмил в книге «Биологическое изобилие: Гомосексуальность животных и естественное многообразие»). Хотя гомосексуальность встречается у многих биологических видов, гомофобия наблюдается только у одного — homo sapiens.

Это болезнь, её нужно лечить

  Cовременная медицина не рассматривает гомосексуальность как отклонение от «нормы»: в 1990 году Всемирная организация здравоохранения исключила гомосексуальность из Международной классификации болезней. Недавно из МКБ убрали и трансгендерность — теперь эта особенность официально не считается психическим расстройством.

В консервативных обществах до сих пор предпринимают попытки «лечения» гомосексуальности: «исправить» ориентацию пытаются с помощью молитвы, гипноза, магических ритуалов, конверсионной терапии и даже с помощью «коррекционных изнасилований». Всё это антинаучные и просто жестокие практики, чреватые серьёзными психическими травмами и обречённые на провал: нельзя вылечить то, что болезнью не является. Нет данных, подтверждающих, что ориентация может быть изменена насильно или с помощью «работы над собой»: сексуальность пластична, но изменения происходят естественным образом. Недавнее исследование показало, что ориентация и вовсе флюидна как минимум до тридцати лет.

Известная шкала измерения сексуальности, созданная Альфредом Кинси, предполагает, что большинство людей находятся не в одной из двух точек («100-процентная гомосексуальность» или «100-процентная гетеросексуальность»), а где-то между ними, положение на спектре может меняться в течение жизни. Современная сексология говорит не столько о гетеро- или гомосексуальности, сколько о понятии «сексуальность» в целом — и считает нормой любые её проявления, комфортные для всех участников процесса.

Это всё новые веяния с Запада

  Тут есть два возражения: 1) не новые; 2) не с Запада. Наука знает немало свидетельств существования ЛГБТ-людей в древние времена: от  доисторических наскальных росписей в Южной Африке до поэзии Сапфо. По разным данным, к ЛГБТ относятся от 5 до 10 % любой популяции (точное количество людей в конкретной стране узнать трудно, так как многие представители ЛГБТ не заявляют о себе открыто или сомневаются в своей идентичности из-за социальной стигмы). В России гомофобия не всегда была нормой: до XVIII века к гомосексуалам относились гораздо терпимее, чем в Германии или Великобритании тех времён. Впервые антигомосексуальное законодательство ввёл Пётр I, вдохновившись европейским опытом. Тем не менее ЛГБТ-люди были всегда — и в петровские времена, и в СССР, где с 1934 года существовала уголовная ответственность за «мужеложство».

Примечательно, что многие законы, дискриминирующие ЛГБТ, пришли как раз с Запада — в эпоху колониализма, в бывших колониях до сих пор действуют законы вековой давности. Так, в 9 из 36 стран Содружества наций гомосексуальные отношения до сих пор караются пожизненным заключением.

Я всё понимаю, но зачем устраивать гей-парады и выпячивать свою ориентацию?

  Вся поп-культура и вообще весь мир — это один большой гетеросексуальный парад. Семья из рекламы простокваши, герои сериала на канале «Россия», парочки, держащиеся за ручки на улице, — гетеросексуалы, активно «выпячивающие» свою ориентацию, встречаются буквально на каждом шагу! Тем не менее идея раз в год проводить прайд-парад для представителей ЛГБТ воспринимается властями и большинством россиян в штыки. Это говорит лишь об уровне нетерпимости в обществе: другие группы, борющиеся за свои права (например, люди с инвалидностью или обманутые дольщики), не вызывают такой бурной негативной реакции. В странах, где они разрешены, прайд-парады — не провокация, а весёлые массовые мероприятия, открытые для людей с любой гендерной идентичностью и ориентацией: они прославляют свободу быть собой и чествуют героев, которые боролись за равные права для всех. Если бы ЛГБТ-людей (и любые другие меньшинства) безоговорочно принимали такими, какие они есть, в парадах не было бы нужды.

А вдруг ребёнок увидит целующихся мужчин и тоже решит попробовать?

  Страх перед случайным и «роковым» гомосексуальным контактом, который якобы может превратить гетеросексуала в гея, — часть гомофобной российской культуры, в которой немалую роль играют тюремные «понятия». Кстати, ситуативное гомосексуальное поведение (оно встречается у гетеросексуальных людей, когда контакт с противоположным полом почему-то недоступен) часто происходит именно среди заключённых (или в армии). Но нет, даже секс с человеком своего пола не сделает гетеросексуала геем — и наоборот. Поэтому так называемые «коррекционные изнасилования» лесбиянок не «исправляют» их ориентацию, а лишь навсегда травмируют женщин.

Что касается «увидит и захочет попробовать», то это нормально. В подходящих условиях подростки, исследуя свою сексуальность, проходят через стадию разнообразных экспериментов, в том числе гомосексуальных. Выше мы уже упоминали масштабное свежее исследование, утверждающее, что ориентация флюидна вплоть до тридцати лет. Кроме того, влечение к человеку своего пола и даже сексуальный контакт ещё не значат, что можно «диагностировать» у себя гомосексуальность: мучительные размышления «а вдруг я гей / лесбиянка ли я?» вызваны прежде всего стигмой, окружающей ЛГБТ-людей. Всё, что требуется от ответственных родителей, — создать атмосферу доверия, в которой ребёнок будет готов делиться важной информацией о своей жизни, и вовремя рассказать ему о контрацепции.

Закон о „пропаганде гомосексуализма“ защищает детей. Мы же не разрешаем смотреть „взрослые“ фильмы подросткам младше 18!

  Законы действительно защищают детей от взрослого контента — настолько «эффективно», что подростки к 18 годам обладают богатым опытом просмотра порно, но при этом имеют очень смутные познания о контрацепции (впрочем, это тема для отдельного разговора). Но ориентация — это не только про секс. Это важная часть идентичности, благодаря которой молодые люди могут не только понять, кто им нравится, но и кто они сами — и какое будущее их ждёт.

Все мы с младенчества видим примеры успешных и не очень гетеросексуальных отношений — от обнимающихся на диване родителей до романтических приключений диснеевской Золушки. Есть ли секс в «Золушке»? Нет. Представляет ли собой эта сказка пример гетеросексуальных отношений, который становится моделью для детей? Конечно да. Гомосексуальные подростки, видя перед собой лишь примеры гетеросексуальных отношений, начинают воспринимать себя как «сломанных» людей, с которыми что-то не так. Результат — депрессия и попытки суицида (по данным американских исследователей, риск суицида среди ЛГБТ-подростков в три раза выше, чем у их сверстников). В России на государственном уровне такую статистику не собирают. О том, с какими трудностями приходится справляться «невидимым» российским ЛГБТ-подросткам, сталкивающимся с непониманием общества и семьи, а также внутренней гомофобией, можно судить по локальным исследованиям правозащитников и группам поддержки в социальных сетях (например, «Дети-404»).

У меня есть подруги-лесбиянки, и они вообще не чувствуют себя ущемлёнными в правах! Они просто живут

  Аргумент, начинающийся с фразы «вообще-то у меня есть друг-гей…» (или «я не гомофоб, но…») обычно не заканчивается ничем хорошим — об этом мы уже как-то рассказывали. Тут ситуация похожая. Во-первых, неправильно делать вывод о целой социальной группе по одному или двум её представителям: если один террорист — мусульманин, это не значит, что все мусульмане — террористы, если один ваш друг-гей обожает караоке — это не значит, что все геи мира будут счастливы исполнить с вами композицию Бейонсе. Допустим, вашим подругам повезло иметь понимающих родственников, жить в большом городе и существовать в либеральном социальном пузыре, но другим лесбиянкам и геям не так везёт: в любом регионе России гомосексуальность может стать причиной увольнения, а где-то — даже пыток и убийств. Даже в столице немногие могут позволить себе жить открыто — для этого нужно обладать высоким социальным статусом, финансовой безопасностью и отменным психическим здоровьем. Жить тихо, не показывать свои отношения на публике и не быть политически активными — это достойный уважения личный выбор. Однако в ситуации с ЛГБТ выбора на самом деле нет.

Зачем однополым парам жениться? Брак — это вообще устаревший социальный институт

  Хотя многие гетеросексуальные пары сегодня не торопятся с браком, поход в загс — всё ещё полезное мероприятие: оно даёт немало социальных бонусов, а также сильно упрощает жизнь семьи в вопросах, касающихся воспитания детей, приобретения и раздела имущества, а также экстренных ситуаций. Партнёра, который по закону вам никто, не пустят к вам в реанимацию — и даже не дадут ему никакой информации о вашем состоянии; он ничего не получит в случае вашей внезапной кончины, если при жизни вы не нашли время написать завещание; он не будет иметь права распоряжаться судьбой ваших детей. Кроме практической функции, у брака есть и символическая: пока гетеросексуальные союзы можно закрепить официально, а гомосексуальные — нет, последние выглядят в глазах общества «несерьёзными» или «неполноценными».

Я против усыновления гей-парами. Детям лучше в полной семье с мамой и папой!

  Исследования показывают, что дети, выросшие с однополыми родителями, живут как минимум не хуже сверстников из «традиционных» семей, а в некоторых аспектах даже лучше. Одно из исследований даже показало, что дети гей-пар лучше учатся в школе. Авторы другого отмечают, что такие дети здоровее, чем их сверстники, а их семьи более сплочённые. Неудивительно, что ЛГБТ-пары ответственно относятся к родительству, ведь им приходится предпринимать гораздо больше усилий, чтобы в семье появился ребёнок. Как отметил герой одного из наших предыдущих материалов, «в ЛГБТ-сообществе не бывает случайных детей: их появление всегда обсуждается и проговаривается». Хотя однополые пары справляются с родительскими обязанностями не хуже гетеросексуальных, они сталкиваются с бо́льшим стрессом из-за осуждения общества. Кроме стереотипа о «ненормальности» однополых пар, до сих пор распространён миф о связи гомосексуальности с педофилией: в прошлом геев (прежде всего это касается мужчин) нередко обвиняли в развращении детей — но десятки исследований показали, что эта связь отсутствует. Хотя отцы-геи могут сталкиваться с дискриминацией, гетеросексуальные отцы-одиночки в обществе считаются чуть ли не героями, а однополые семьи, в которых ребёнка воспитывают мама и бабушка, и вовсе дело привычное.

Рассказать друзьям
24 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.