Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньС глаз долой — из сердца вон: Что даёт уборка кроме чистоты

Зачем ещё разгружать пространство вокруг

С глаз долой — из сердца вон: Что даёт уборка кроме чистоты — Жизнь на Wonderzine

Минимализм и осознанный подход к покупкам продолжают покорять общество перепотребления. Люди избавляются от лишних вещей, учатся ценить уже имеющееся и приводят личное пространство в гармонию со своими представлениями. Мы уже не раз рассказывали, что́ такой подход даёт планете, а теперь решили разобраться, зачем нам самим необходимы минимализм и порядок — и может ли чистое пространство вокруг дать нам что-то большее, чем непыльный воздух.

Текст: Алиса Загрядская

Как мы полюбили уборку

Сложно отрицать, что в последние годы идея упорядочивания пространства становится всё популярнее. Главная по вопросам осознанной уборки сегодня — Мари Кондо, выпустившая несколько книг о наведении погоды в доме по собственному методу. Кондо и её учение как раз переживают новый виток популярности на волне успеха шоу Netflix: в программе Мари помогает американским семьям не только избавиться от лишних вещей и грамотно организовать пространство, но и разобраться с житейскими проблемами. Оказывается, что главный принцип философии «Конмари» — оставить только то, что приносит радость, — облегчает не только уборку в квартире, но и преодоление психологических препятствий.

Мари не единственный известный эксперт уборки родом из Японии. Об избавлении от ненужных вещей писала также Нагиса Тацуми, чья книга и вдохновила Кондо. Главные принципы философии Тацуми примерно те же: «минимум вещей» — «максимум счастья». Ещё одна специалистка в области домоводства, Юкико Канэко, призывает «освободить дом и сердце». На Западе среди бестселлеров о расхламлении и домашнем тайм-менеджменте — книги француженки Доминик Лоро («Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь») и американки Марлы Силли («Школа Флайледи. Как навести порядок в доме и в жизни»). Об уборке пространства и минимализме сегодня ведут блоги на ютьюбе и читают лекции на TED.

При этом ещё не так давно идея сокращать количество имущества вряд ли показалась бы настолько прогрессивной: исторически вещи нередко были символом богатства и власти. Например, изобилие во французском королевском дворе считалось одним из показателей силы государства — по словам писателя XVII века Антуана Фюретьера, «роскошь двора демонстрирует могущество государя». Чтобы описать состояние класса, быстро разбогатевшего в ходе промышленной революции конца XIX века, экономист и социолог Торстейн Веблен ввёл термин «демонстративное потребление» — им объясняют ситуацию, когда покупка дорогих вещей необходима для поддержания репутации и положения в обществе.

Принцип философии «Конмари» — оставить то, что приносит радость, — облегчает не только уборку в квартире, но и преодоление психологических препятствий

В противовес ему в разные эпохи и в разных культурах — будь то языческая Древняя Греция или буддистская Индия — существовала традиция аскезы, то есть отказа от мирских благ, в том числе и от обладания большим количеством вещей. Были и другие традиции, например потлач — обряд коренного населения Северной Америки, который предполагает ритуальное раздаривание имущества на важных для общины событиях. И хотя потлач отчасти тоже ассоциируется с демонстративным потреблением («чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно купить что-нибудь ненужное»), у него есть и другие цели — например, объединить общину или помочь тем, у кого меньше возможностей и средств.

Тем не менее к XX веку, когда товары и услуги стали изготавливать активнее, у значительной части населения появлялось всё больше возможностей для потребления. Рост промышленного производства — готовой одежды, мебели и предметов быта — привёл к тому, что вещи стали куда более доступными. В тридцатые годы историк и писатель Джеймс Адамс сформулировал знаменитое понятие «американской мечты», определив её как возможность жить «лучше, богаче и полнее». Идея, которая поначалу ассоциировалась со всеобщим равенством и свободами, позднее стала подразумевать индивидуальное благополучие: значительной частью этой мечты стал собственный дом, к которому прилагается мебель, бытовая техника и декор. Собирать ценные вещи американцы активно начали в пятидесятых, после Второй мировой войны. В европейских странах во второй половине ХХ века тоже шли процессы, повлиявшие на рост достатка населения — например, «экономические чудеса» во Франции, Швеции, Италии и Греции.

Сегодня материальными благами обладают люди с очень разным доходом: масс-маркет и «быстрая мода» призывают покупать больше, быстрее и чаще. Некоторые даже предлагают производителям идти иным путём, сосредоточившись на вещах, нагруженных смыслами, историей и идеологией. Тем не менее статусное потребление никуда не делось — даже когда люди переходят от количества к качеству.

От большего к меньшему

То, что многие эксперты по упорядочиванию родом из Японии, не просто совпадение. Например, в японских учреждениях ещё с пятидесятых годов практикуется система организации рабочего процесса 5S. Она состоит из пяти шагов, которые в японском начинаются на S: сортировка, соблюдение порядка, уборка, стандартизация и самодисциплина, то есть формирование привычки поддерживать порядок. Исследования показали, что в том числе благодаря этим чётким правилам в послевоенной Японии на предприятиях получилось повысить производительность труда. Рост благополучия привёл и к тому, что многие люди в стране стали более склонны к избыточным покупкам — об этом говорит и сама Мари Кондо. При этом японская культурная традиция, как раз наоборот, подразумевает минимализм: например, буддистские учения призывают довольствоваться малым и достаточным, а синтоизм предписывает уделять особое внимание чистоте пространства. Неудивительно, что сегодня тому, как следить за своим имуществом и раскладывать предметы в ящиках стола, в Японии учат даже в школах, а местные эксперты по порядку так востребованы — накладывают отпечаток развитая экономика и ограниченное личное пространство.

Ещё один известный источник идей умеренности и порядка — Скандинавия. Датское хюгге учит окружать себя самыми любимыми и приятными предметами — речь не о том, чтобы накупить как можно больше клетчатых пледов и носков с оленями, а о создании атмосферы комфорта и уюта. Шведский лагом — это философия умеренности, баланса, словом, когда всего «в самый раз». Культура «достаточности», выросшая на фоне суровой природы и под влиянием протестантизма, предполагает, что человек сможет жить гармоничнее, если будет вдумчиво подходить к тому, что делает.

Многие охотно поддерживают тренд на минимализм, в то время как у других свежи воспоминания о временах, когда товары были в дефиците

В то же время в некоторых культурах идеи избавления от лишних вещей и упорядочивания имеющегося пока не слишком приживаются. Справедливо это и для стран бывшего соцлагеря, где многие очень неохотно расстаются с вещами. Вспомните традицию отвезти старое и ненужное на дачу, складировать вещи на балконе и антресолях, ничего не выбрасывать и не отдавать на благотворительность или переработку. Вещи (одежда и старые книги, посуда) часто хранятся, но не используются, а места их обитания (антресоли, серванты), превращаются в мёртвые зоны — эти пространства есть в квартире, но в то же время их как бы и нет: они заняты.

Как и в случае с этичным потреблением, осознанное отношение к порядку и владению вещами — неоднозначная для нашей страны тема. Уровень дохода разнится для каждого конкретного человека, семьи, города и региона — так что пока одни пытаются заставить себя покупать меньше, для других любая покупка становится долгожданным событием. Многие охотно поддерживают тренд на минимализм и считают, что он помогает им достичь гармонии и комфорта. В то же время у других всё ещё свежи воспоминания о временах, когда обыденные сегодня товары были дефицитными. Поэтому радость от приобретения и хранения часто оказывается больше, чем та, которую дало бы чистое пространство.

Зачем ещё нам уборка

Учитывая, что в нашей культуре вещи нагружены самыми разными смыслами, легко сделать вывод, что советы по разнообразным «магическим уборкам» — вовсе не об уборке, и даже не о вещах как таковых. Помимо собственно расчистки пространства, они призывают ещё и разобраться в себе: определиться с приоритетами, понять, где мы хотели бы жить и чем заниматься. Именно поэтому соответствующие книги полны громких фраз, обещающих скорую радость, а названия руководств по обустройству дома в соответствии с философией северных стран содержат ключевые слова «гармония», «равновесие», «секреты счастливой жизни». Но можно ли действительно стать счастливее, выбросив половину вещей и упорядочив остальные?

Судя по всему, работа с вещами вокруг действительно может решать несколько задач. Во-первых, она помогает поддерживать ощущение контроля над жизнью: расставляя вещи по местам, мы упрочиваем стабильность. «Уборка может приносить пользу. Упорядочивая пространство вокруг себя, мы можем успокоиться, то есть снижать амплитуду эмоций, что, в свою очередь, может помочь принять эффективное решение проблем», — говорит врач-психотерапевт Екатерина Терновая.

Разбираясь, как мы относимся к вещам, мы формируем и отстраиваем собственную идентичность

Во-вторых, избавление от лишнего помогает наладить связь со своими эмоциями. Мари Кондо в таких случаях предлагает взять вещь в руки и ощутить «прилив радости» — особый эмоциональный подъём, который можно испытать, контактируя со значимым предметом. Если радость на месте, значит, вещь вам дорога, вне зависимости от того, полезна ли она в хозяйстве и сколько стоила. Разбираясь, как мы относимся к вещам («Это мне нравится, а то я больше не хочу использовать»), мы формируем и отстраиваем собственную идентичность. Так что кроме интереса к осознанному потреблению и потребности сэкономить время уборка действительно может оказать терапевтический эффект.

В то же время иногда она оказывается замещающим действием, способом прокрастинировать и отложить неприятное. Екатерина Терновая рассказывает: «Иногда мы делаем уборку или другие бытовые вещи вместо решения актуальной проблемы — например, как студент вместо подготовки к экзамену разбирает рабочий стол. Это называется избеганием и помогает снижать тревогу. Есть ещё вариант, когда не получается справиться с жизненной трудностью, люди делают уборку, чтобы почувствовать себя более компетентными». По мнению психотерапевта, уборка и упорядочивание не повод для беспокойства, когда они лишь часть жизни, а человек и помимо них активен.

В любом случае методы японских экспертов или советы авторов книг о хюгге и лагоме не универсальны. То, как человек относится к окружающему пространству, зависит от личных особенностей, воспитания и культуры. Кому-то действительно удобнее работать в творческом беспорядке, кто-то видит систему в вещах, которые на сторонний взгляд просто разбросаны, или ценит то, что другим покажется бесполезным мусором. Прежде чем пытаться внедрять новые привычки, имеет смысл разобраться, насколько они будут органичны именно для вас и действительно ли нужно что-то менять. Иначе вместе с явным хламом можно отправить на помойку что-то по-настоящему важное.

Фотографии: korkeng — stock.adobe.com (1, 2, 3)

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.