Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньОни едят людей:
Что мы знаем
о каннибализме

И где лежат истоки запрета

Они едят людей:
Что мы знаем 
о каннибализме — Жизнь на Wonderzine

Американский пользователь Reddit с ником IncrediblyShinyShart, пожелавший сохранить анонимность, рассказал, что стал каннибалом (если быть совсем точными, автоканнибалом), после того как попал в аварию на мотоцикле. В результате инцидента сильно пострадала его ступня, и врачи решили её ампутировать — после чего он попросил забрать удалённую часть тела себе. Спустя несколько недель он пригласил десять самых смелых и открытых странному опыту друзей на ужин — попробовать фахитас из той самой ступни.

Каннибализм — один из мощнейших культурных запретов, тема, при первой мысли о которой накрывает волной отвращения, хочется немедленно прервать обсуждение и не возвращаться к нему никогда. Невозможно представить себе ситуацию, чтобы через сто, двести, пятьсот лет он стал социально приемлемым. И всё же, принимая категоричный запрет, считаем ли мы равными все ситуации каннибализма? Бывают ли исключения или как минимум ситуации, когда мы начинаем задумываться о природе табу? 

александра савина


Абсолютному большинству людей действия американца, приготовившего собственную ступню, покажутся отвратительными — но объяснить себе, на чём основано это ощущение, уже сложнее. В этой ситуации нет насилия — речь о части тела, которую человек и так уже потерял. Все участники ситуации понимали, на что идут, и осознанно на это согласились (и не всем процесс в итоге понравился). В США сам по себе каннибализм не запрещён законодательно: его фактический запрет обеспечивают законы, касающиеся убийства, надругательства над телами умерших, покупки и продажи человеческого мяса — таким образом, то, что делал Shiny и его друзья, было технически легальным.

Сам аноним объясняет, что то, что он сделал, помогло ему примириться со сложными обстоятельствами и травмой. «Это был очень важный для меня период перемен. Я белый парень из среднего класса. Мне никогда в жизни не приходилось за что-то бороться. У меня не было по-настоящему сложных ситуаций. Я не служил в армии, у меня всегда было достаточно денег, мне не надо было бороться за еду или жильё. Мне всё давалось легко, и я это понимаю. До аварии я по-настоящему не ценил свою жизнь и людей вокруг, — рассказывает он. — Огромный поток сочувствия со стороны друзей и близких помог мне смириться с этими большими и сложными переменами. Так что я решил позаботиться о той части тела, которая так долго заботилась обо мне. Я хотел выказать ей уважение и по-настоящему попрощаться». Правда, он добавляет, что несмотря на то, что все его действия были легальными и ненасильственными, комфортными для окружающих его рассказы об этом так и не стали.


От любви до агрессии


Один из самых знаменитых современных каннибалов Иссэй Сагава в 1981 году застрелил студентку, с которой вместе учился в Сорбонне, и съел части её тела. Сам Сагава объясняет, что желание съесть молодую женщину всегда было его фетишем — он сравнивает это с тем, как влюблённый в женщину человек стремится проводить с ней как можно больше времени. Французские психологи признали, что Сагава «невменяем», а потому он был освобождён от уголовной ответственности. Он вернулся на родину, в Японию, где власти попытались осудить его за убийство, но французские правоохранительные органы отказались передавать необходимые документы. Так Сагава оказался на свободе — по его словам, резонанс дела и известность останавливают его от того, чтобы пытаться повторить преступление.

Но каннибализм не исчерпывается только представлениями об агрессии. Довольно долго исследователи считали, что в животном мире одни особи поедают представителей своего вида из-за сильного стресса и в экстремальных ситуациях — животных и насекомых, известных как каннибалов, вроде богомолов, считали исключениями. Но сегодня учёные отмечают и другие ситуации — например, головастики лопатоногов прибегают к каннибализму не в ситуации крайней необходимости, а чтобы быстрее вырасти и стать менее уязвимыми для хищников или поскорее сбежать из некомфортной среды. Каннибализм, таким образом, уменьшает конкуренцию между особями и, как следствие, помогает выживать виду в целом. Некоторые грызуны вроде крыс могут поедать собственное потомство, когда детёныш рождается слабым или погибает — или если потомства слишком много и прокормить всех возможности нет. Среди взрослых особей самки могут поедать самцов после спаривания (как, например, у богомолов): в такой ситуации у оплодотворённой самки больше шансов выжить благодаря хорошему питанию.

С каннибализмом в человеческой истории всё тоже не так однозначно. Билл Шутт, профессор биологии в американском университете LIU Post и автор книги «Cannibalism: A Perfectly Natural History», помимо криминального выделяет у человечества сразу несколько видов каннибализма: ритуальный, медицинский, связанный с похоронными обрядами, голодом и устрашением. В других антропологических исследованиях определяют две большие подгруппы: эндоканнибализм, практику поедания плоти члена своей же группы, например, для похоронного обряда — акт любви и признательности другому, и экзоканнибализм, поедание плоти «чужого» человека и акт агрессии.

Существуют свидетельства, что к каннибализму могли прибегать ещё неандертальцы — и понять, было ли это результатом убийства или, например, частью религиозной церемонии, сегодня невозможно.

Эндоканнибализм как часть погребального обряда встречался не так редко, как можно себе представить. Пожалуй, самый известный пример — форе, народ в Новой Гвинее. На похоронах они поедали плоть покойных, считая это демонстрацией любви — они воспринимали такие действия как более гуманные, чем дать телу разлагаться или быть съеденным червями. Похожие обряды существовали у бразильского народа вари — практики прекратились только в середине прошлого века, с появлением миссионеров.

Один из самых известных примеров экзоканнибализма связан с карибами, группой индейских народов в Южной Америке. Собственно, само слово «каннибализм» появилось благодаря тому, как испанские завоеватели исказили их название — «caníbales». Прибывшие на территорию карибов испанцы обвиняли тех в том, что они поедали своих врагов. 

Табу на каннибализм — во многом европейский культурный феномен. Но несмотря на это в том числе в европейских странах нередко встречался каннибализм, связанный с медицинскими целями: в Греции пытались лечить эпилепсию с помощью человеческой крови, на территории Швейцарии XVI века боролись с дизентерией порошком из черепов, а в Англии XVII века против эпилепсии и болей в животе использовали истолчённые в порошок мумии (вероятно, из-за ошибки в переводе с арабского). 

В относительно современной истории чаще всего речь идёт о каннибализме во имя выживания. Например, известна история отряда Доннера — группы американских первопроходцев, направлявшихся в Калифорнию и застрявших зимой 1846-1847 годов в горах Сьерра-Невада. Считается, что когда у них закончилась еда, они прибегли к каннибализму — хотя сегодня учёные сомневаются в том, имел ли он место на самом деле. Нередко встречаются слухи о каннибализме в Северной Корее — правда, неизвестно, насколько эта информация достоверна и не является ли политической «страшилкой».

Другой известный случай произошёл в семидесятых с самолётом Uruguayan Air Force, разбившимся в Андах. Из 45 пассажиров выжили только 16 — позднее они рассказали, что в те два месяца, что они ждали помощи, им пришлось есть тела погибших пассажиров. Признание шокировало общественность — но выжившие пассажиры позднее рассказали, что думали о причастии, где хлеб и вино символизируют тело и кровь Христову. Эта идея смягчила общественное мнение и помогла успокоить представителей церкви, простивших пассажиров.

Реальность и фантазии


Экстремальные обстоятельства или критическая необходимость, пожалуй, единственное, что примиряет нас даже с гипотетической мыслью о каннибализме — причём насилие кажется неприемлемым в любом случае. Возможно, поэтому каннибализм так строго преследуется юридически — хоть специфические законы о нём и существуют далеко не везде. Например, в Великобритании или США нет отдельного закона о каннибализме, но другие законодательные препятствия фактически делают его незаконным. В первую очередь, конечно, речь идёт об уголовном наказании за убийство — причём не важно, соглашалась ли на что-то жертва или нет. Но даже если убийства не было, в Британии, например, существуют законы о нарушении общественного порядка и препятствии законному захоронению, а в США — о надругательстве над телом, которыми суд также может руководствоваться в подобных случаях. В ЮАР, помимо прочего, запрещено хранить части человеческого тела.

В России ситуация похожа: отдельного закона о каннибализме нет, но ситуацию регулируют статья 105 УК РФ «Убийство» (пункт «м» части 2 конкретно говорит об убийстве «в целях использования органов или тканей потерпевшего»), статья 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» (например, если убийства не было — пункт «ж» 2 части говорит о правонарушении «в целях использования органов или тканей потерпевшего»). Наконец, существует статья 244 УК РФ «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения». При этом суды не делают скидки на «экстремальные обстоятельства».

Очевидно, что обстоятельства, при которых каннибал не нарушит ни один из возможных законов, маловероятны. Наказания наступают, даже когда речь идёт о каннибализме по согласию (или выглядящем как каннибализм по согласию — возможность доказать это есть не всегда): когда человек, желающий кого-то съесть, находит того, кто хочет, чтобы его съели. Для этого явления существует отдельное название — ворарефилия, то есть фетиш человека, который получает удовольствие от мысли, что он может быть съеденным или хочет съесть другого (при этом не обязательно реализуя фантазию).

Один из самых громких подобных случаев произошёл несколько лет назад: немецкого полицейского Детлева Гензеля признали виновным в том, что он убил и расчленил мужчину, с которым познакомился на сайте, посвящённом каннибализму и сексуальным фантазиям о нём. Доказать, что Гензель действительно был каннибалом и ел жертву, обвинение не смогло — такой вывод они сделали по тому, что некоторые части тела жертвы в итоге найти так и не удалось, зато мужчина снял видео, в котором расчленяет тело. Защита бывшего полицейского настаивала, что мужчина покончил с собой в БДСМ-студии Гензеля, а тот лишь расчленил труп — но назвать точную причину смерти из-за состояния тела оказалось невозможно. Детлева Гензеля приговорили к восьми с половиной годам тюремного заключения. Похожий случай произошёл в Германии в 2001 году: Армин Майвес, признавшийся в том, что он каннибал, был осуждён за убийство мужчины — сначала на восемь лет, затем пожизненно. При этом с жертвой Майвес тоже познакомился по объявлению, а убийство, по его версии, было частичным самоубийством — и жертва, по его словам, пошла на всё добровольно.

Бывали и случаи, когда возможных каннибалов арестовывали до того, как они успевали совершить правонарушение (то есть за его подготовку или мыслепреступление — сказывался особый общественный статус дел о каннибализме). Например, британского медбрата арестовали после переписки с подставным аккаунтом несовершеннолетней девушки, с которой он хотел заняться сексом, а потом убить и приготовить. Ещё одного мужчину, Гильберто Валле, арестовали из-за того, что он планировал похитить, приготовить и съесть свою жену и ещё нескольких женщин, о чём писал на сайте, посвящённом фетишам. Почти через два года решение суда отменили, а Валле отпустили: защита упирала на то, что записи Валле — это лишь фантазии и он не обязательно планировал воплотить их в жизнь.  

Иногда отсутствие фактического запрета на каннибализм приводило к юридическим казусам. Одна из самых заметных историй произошла в конце XIX века в Великобритании: четыре члена команды морского судна, потерпевшего крушение, остались практически без еды. Когда 17-летний юнга почувствовал себя плохо, двое мужчин решили убить его и съесть. После спасения команды их осудили за убийство — «крайняя необходимость» в этой ситуации смягчающим обстоятельством не стала. Третьего мужчину при этом признали невиновным, хоть он и ел тело юнги вместе со всеми, но не участвовал в его убийстве. 

Известны и случаи, когда суд принимал в расчёт культурные различия (правда, единичные): в шестидесятых и семидесятых жителей Новой Гвинеи признавали невиновными, так как их культурный канон каннибализм не запрещал. Правда, в 1978 году в похожих случаях суд руководствовался уже западными юридическими нормами, запрещающими надругательство над телом.

Ещё одна известная история произошла в 1988 году: художник-перформансист Рик Гибсон в Лондоне публично съел несколько миндалин, назвав себя «первым каннибалом в британской истории, публично съевшим человеческое мясо». О происхождении миндалин художник туманно сообщил, что их ему «дал друг». Но с точки зрения закона проблем с перформансом не было — к тому же человеческие миндалины не так романтизированы, как другие органы.

Принцип согласия


Неудивительно, что одна (даже художественная) мысль о разрушении табу вызывает у нас леденящий ужас. Будь то культовое «Молчание ягнят», герой которого похищает и убивает молодых женщин, или «Зелёный сойлент», где обнаруживается, что люди, сами того не зная, едят питательную смесь из человеческих останков.

У страха перед каннибализмом есть и вполне рациональные биологические основания: поедание человеческого мяса может привести к разным заболеваниям. Самая известная среди них — болезнь куру, распространившаяся в Новой Гвинее среди всё того же народа форе, практиковавшего ритуальный каннибализм. Название болезни в переводе означает «дрожь» — она начинается с очень сильной тряски, а заканчивается параличом и смертью, а распространяется благодаря особым белкам — прионам. Круг заболеваний, которые можно заполучить, попробовав человеческое мясо, куру не ограничивается. Впрочем, согласно ряду исследований, чувство отвращения, которое мы испытываем, может быть связано связано с нашими моральными суждениями и влиять на них. Иными словами, ощущение возможного заражения или инфекционной угрозы может непреднамеренно подсказывать нам, что сам поступок нам отвратителен. 

В случае с каннибализмом роль играет и невозможность дистанцироваться и представить себе мясо как нечто абстрактное, как мы нередко поступаем в других случаях. «Слова „ножка“, „грудка“ и „печень“ приобретают другое значение, когда мы говорим о „баранине“, „курятине“ или „свинине“. Это вырезка, не части тел, — говорит философ Джулиан Баггини. — Но стоит подумать о каннибализме, и связь между живым существом и мясом становится слишком явной. Ты не можешь избавиться от мысли, что то, что едят, было частью живого человека». Употребление в пищу мяса животных люди объясняют в том числе и идеей «неравного интеллекта» (хотя измерение интеллекта, в том числе и у животных, не такая простая задача, как может показаться). Представить человека не равным себе куда сложнее. 

Каннибализм сталкивается и с другими этическими дилеммами. Например, о том же согласии: можем ли мы считать таковым ситуацию, при которой один человек готов к тому, чтобы его съел другой — или речь всегда идёт о насилии и согласие автоматически становится невозможным? Как быть с идеями о неприкосновенности тела после смерти — например, если речь, как в случае с крушением самолёта в Андах, о вопросе выживания?

Неприятие каннибализма — безусловная основа цивилизации. Им пронизаны и психоаналитические идеи, что каннибализм, как и инцест — одно из глубоко сокрытых «примитивных» желаний, с отказа от которых и началась наша культура, и многочисленные приключенческие романы, где «цивилизованные» герои скрывались от «дикарей-каннибалов». Ещё со времён испанской колонизации каннибализм был одним из способов отстроиться от других, основой идентичности, признаком развития, морали и высоких норм.

Нередко это становилось инструментом политической манипуляции. Сегодня учёные, к примеру, высказывают сомнения, была ли практика каннибализма настолько распространена у карибов: не исключено, что завоеватели пытались подчинить их себе, в том числе при помощи подобных обвинений — а заодно оправдать жестокое обращение с теми, кого они считали «дикарями». Примечательно при этом, что медицинский каннибализм не только встречается в наши дни, но и вполне «легитимен»: плацентофагия, или поедание плаценты, — небезопасная практика, к которой, тем не менее, многие прибегают до сих пор.

ФотографииKarjalas — stock.adobe.com (1, 2, 3), Wiki (1, 2, 3), NBC, Warnеr Bros.

Рассказать друзьям
46 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.