Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньЗузана Чапутова:
Что мы знаем о новом президенте Словакии

Внесистемный политик, юристка и экозащитница, прозванная «словацкой Эрин Брокович»

Зузана Чапутова:
Что мы знаем о новом президенте Словакии — Жизнь на Wonderzine

Дмитрий Куркин

Зузана Чапутова станет пятым президентом Словацкой Республики и первой женщиной, избранной на эту должность с момента её утверждения в 1993 году. На состоявшихся в минувшие выходные выборах кандидатка набрала около 58 % голосов, опередив своего главного оппонента, дипломата и члена Европейской комиссии Мароша Шевчовича — тот признал своё поражение и отправил сопернице букет цветов.

В свою очередь Чапутова заявила, что она «довольна не только результатом, но и возможностью не поддаваться популизму, говорить правду и привлекать внимание, отказавшись от языка агрессии». Говоря о популизме, она, по всей видимости, имеет в виду сближение с Евросоюзом в пику растущему национализму: в то время как во многих странах Европы (среди них Венгрия, Польша и Австрия) всё громче звучат голоса так называемых евроскептиков, Словакия, выведшая во второй тур выборов двух еврооптимистов, фактически проголосовала за дальнейшую интеграцию.

Пока говорить о значительной смене курса страны, тем не менее, рано. Словакия — парламентская республика, где основная власть сосредоточена в руках премьер-министра; президент же, хоть и обладает некоторыми полномочиями (в том числе представлять свою страну за рубежом), считается скорее церемониальным чиновником.

И тем не менее результаты мартовских выборов во многом символичны. Едва ли многие могли предсказать такой исход ещё год назад. Чапутова была известна у себя на родине, но скорее как общественная активистка и экозащитница. Формально она состояла в либеральной партии «Прогрессивная Словакия», но эта организация, зарегистрированная в конце 2017 года, ещё не представлена в парламенте и не успела набрать политический вес.

Иное дело — Чапутова. Медиа успели окрестить её «словацкой Эрин Брокович», и детали биографии политика и правда поразительно похожи на историю героини Джулии Робертс. Юристка, воспитывающая двух детей после развода, выступала против строительства свалки отходов в родном городе — и после четырнадцатилетнего противостояния добилась своего. Чапутова — классический пример внесистемного политика, и её избрание президентом говорит о том, что нынешней власти жители Словакии доверяют мало.

Чапутова — классический пример внесистемного политика, и её избрание президентом говорит
о том, что нынешней власти жители Словакии доверяют мало

Кризис политического истеблишмента начался год назад, вскоре после того, как в доме неподалёку от Братиславы были найдены мёртвыми журналист Ян Куцяк и его невеста Мартина Кушнирова. В том, что это убийство было заказным, ни у полиции, ни у общественности не было сомнений. Двадцатисемилетний Куцяк занимался расследованием финансовых махинаций, участниками которых, предположительно, были уклонявшиеся от уплаты налогов бизнесмены и представители политической элиты страны, в первую очередь — тогдашний премьер Роберт Фицо (в последней, неоконченной статье, опубликованной сайтом aktuality.sk, Куцяк утверждал, что Фицо связан с итальянским мафиозным синдикатом).

Реакцию на смерть Куцяка в Словакии можно сравнить с реакцией российского общества на убийства Дмитрия Холодова и Владислава Листьева в середине девяностых: это было первое громкое заказное убийство журналиста в новейшей истории страны. Уже через несколько дней на улицы Братиславы вышло около двадцати пяти тысяч человек, потребовавших немедленной отставки Фицо, а вскоре массовые акции протеста прошли по всей стране — такой солидарности в Словакии не видели со времён Бархатной революции 1989 года. Фицо уверенно заявлял о своей непричастности к убийствам (их заказчиком полиция считает арестованного бизнесмена Мариана Кочнера), однако в середине марта подал в отставку, а его правительство было распущено. По одной из версий, таким образом он попытался не допустить ранних парламентских выборов и выиграть время для своей партии (левоцентристы «Курс — социальная демократия»).

В атмосфере столь явного недоверия власти должен был появиться кто-то, кто бросил бы вызов правящей элите, и этим человеком стала Чапутова, призвавшая сограждан «восстать против зла». О своём решении баллотироваться в президенты она объявила через две недели после отставки Фицо, провозгласив главной целью своей программы борьбу с коррупцией. Кроме того, ей удалось собрать вокруг себя либерально настроенную внесистемную оппозицию, представляющую различные этнические и социальные группы. Чапутова также пообещала отстаивать право женщин на аборты (в Словакии они разрешены с восьмидесятых годов) и поддержала борьбу за права ЛГБТ.

Одной только целеустремлённости может оказаться недостаточно. Политические обозреватели почти не сомневаются, что ещё до того, как Чапутову приведут к присяге в июне, Фицо и его сторонники развернут кампанию по дискредитации президента, а заблокировать, к примеру, инициативы по легализации однополых браков им будет несложно. Кроме того, её полномочия ограничены, а принципиальное желание быть внепартийным политиком в будущем (из «Прогрессивной Словакии» она пообещала выйти в случае победы на выборах) может в дальнейшем сыграть против неё. Но уже сегодня Чапутова больше чем безымянный чиновник на церемониальной должности — она стала символом жажды перемен, которую, судя по результатам выборов, с ней разделяет немало её соотечественников.

ФОТОГРАФИИ: Wikimedia

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.