Views Comments Previous Next Search

ЖизньНасрин Сотуде:
Как иранская правозащитница оказалась в тюрьме

Как ужесточение режима ударило по активистам

Насрин Сотуде:
Как иранская правозащитница оказалась в тюрьме — Жизнь на Wonderzine

Дмитрий Куркин

Революционный суд Тегерана признал иранскую правозащитницу Насрин Сотуде виновной в «распространении антигосударственной пропаганды», «шпионаже» и «оскорблении высшего руководителя исламской республики», аятоллы Али Хаменеи. Государственное информагентство Ирана ИРНА сообщает, что Сотуде приговорили к семи годам тюремного заключения; однако её муж, активист Реза Хандан, утверждает, что в оглашенном судьёй приговоре говорится о «десятилетиях» тюрьмы (источники уточняют, что речь идет о тридцати восьми годах) и наказании 148 ударами плетью. К моменту объявления приговора Сотуде уже отбывала пятилетний срок заключения.

Правозащитные организации уже выразили своё возмущение приговором: представители Amnesty International назвали его «шокирующим» и призвали немедленно освободить Сотуде. Международные наблюдатели также отмечают, что нынешний — необычайно жёсткий даже по меркам Ирана — приговор говорит об изменении политического климата и баланса сил внутри страны.

Занимавшаяся адвокатской практикой с середины девяностых, Насрин Сотуде — одна из самых активных иранских правозащитниц. В течение многих лет она защищала права женщин и детей, подвергавшихся домашнему насилию и сексуальному абьюзу, и агитировала за отмену смертной казни в Иране. Кроме того, она представляла в суде многих оппозиционных политиков, журналистов и активистов, в том числе женщин, протестовавших против обязательного ношения хиджаба.

В некоторых случаях Сотуде оказывалась едва ли не единственной в стране специалисткой, на чью юридическую помощь могли рассчитывать обвиняемые (среди которых была и её коллега-правозащитница, лауреатка Нобелевской премии мира Ширин Эбади). Знающие Сотуде люди отмечали как её бесстрашие, так и абсолютную невозмутимость на судебных слушаниях. «Я обязана оставаться спокойной, чтобы вести дело профессионально и эффективно. Теряя самообладание, я теряю контроль над своим делом», — говорила сама Насрин в интервью 2007 года.

В 2010 году власти страны впервые обвинили Сотуде в «распространении пропаганды» и «нанесении ущерба национальной безопасности». Тогда её приговорили к одиннадцати годам тюрьмы, двадцатилетнему запрету на занятие юридической деятельностью и запрету на выезд из страны (после апелляции срок заключения сократили до шести лет, запрет на профессию — до десяти). Во время первого заключения правозащитнице и режиссёру Джафару Панахи, арестованному вместе с ней, присудили премию Сахарова за свободу мысли. Сотуде дважды объявляла голодовку, протестуя против того, что ей не позволяют общаться с семьёй. Вторая голодовка, продлившаяся сорок девять дней, особенно тяжело ударила по её здоровью: Реза Хандан сообщал, что у его жены начались проблемы со зрением и координацией.

Знающие Сотуде люди отмечали как её бесстрашие, так
и абсолютную невозмутимость на судебных слушаниях

В сентябре 2013 года Сотуде вместе с ещё десятью политзаключенными освободили из тюрем без официального объяснения причин. Внезапная амнистия случилась за несколько дней до выступления в ООН Хасана Ругани, незадолго до того избранного президентом Ирана и пытавшегося наладить диалог с Западом.

В 2018 году в Иране прошли массовые аресты: по оценкам Amnesty International, полиция взяла под стражу около семи тысяч диссидентов — представителей религиозных меньшинств, профсоюзных лидеров, экоактивистов и правозащитников. Среди последних предсказуемо оказались Сотуде, которая защищала активисток, выступавших против обязательного ношения хиджаба, и Хамдан. Обоим предъявили различные обвинения в «нарушении госбезопасности»; Хамдан был осуждён на шесть лет, Сотуде — на пять.

Наблюдатели также обращают внимание на то, что в начале марта, незадолго до приговора Сотуде, главой судебной власти Ирана был назначен сподвижник и возможный преемник восьмидесятилетнего аятоллы Хаменеи — Ибрагим Раиси, которого называют ответственным за массовые казни политических заключённых в 1988 году. В 2017 году он баллотировался на пост президента, но проиграл выборы нынешнему президенту Рухани. Нынешнее назначение Раиси может свидетельствовать о попытках религиозных лидеров ослабить влияние Рухани и заодно подавить антиклерикальных оппозиционеров. Поэтому на смягчение приговоров Сотуде и её коллегам-правозащитникам пока, увы, не приходится рассчитывать.

Что же касается телесных наказаний, то их применение до сих пор широко распространено в исламской республике. И речь не только об ударах плетью, которыми по иранским законам караются свыше ста различных правонарушений — в том числе таких, которые традиционно считаются административными, вроде распития алкогольных напитков в общественных местах (до ста ударов). В ходу по-прежнему и такие жестокие наказания, как отсечение пальцев на руках и ногах, а также ослепление. По числу приведенных в исполнение смертных приговоров Иран в последние годы предположительно уступает только Китаю.

ФОТОГРАФИИ: Arash Ashourinia/ТАСС

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.