Views Comments Previous Next Search

ЖизньВсе свободны:
Что такое
«анархия отношений»

И где её граница с полиаморией

Все свободны:
Что такое
«анархия отношений» — Жизнь на Wonderzine

Сегодня всё больше людей выстраивают отношения без оглядки на схему «влюбились-поженились» или «жили долго и счастливо и умерли в один день». «Традиционный брак», каким его всё ещё представляют, на деле совсем не традиционен, а современные нормы права не всегда соответствуют потребностям партнёров. Так появляются новые модели и подходы. Рассказываем об одном из них — анархии отношений.

Текст: Ирина Кузьмичёва

Неограниченный ресурс

Термин и философию «relationship anarchy» придумала шведка Энди Нордгрен — квир, асексуалка и аромантик, в прошлом исполнительная продюсер сай-фай онлайн-игры Eve Online. В 2006 году Энди написала манифест анархии отношений на шведском языке, а позже перевела его на английский. Так как понятию нет ещё и пятнадцати лет, манифест остаётся главным источником информации по теме — а философию анархии отношений активно формирует сообщество прямо сейчас.

«Анархия отношений ставит под вопрос идею, что любовь — это ограниченный ресурс, который становится „настоящим“, только когда речь идёт о паре. Вы можете любить больше чем одного человека, а отношения с ним и любовь к нему не преуменьшают любовь к другим. Не выстраивайте иерархий и не сравнивайте отношения и людей между собой — цените каждого по отдельности и связь между вами», — пишет Нордгрен.

Основная суть манифеста — отношения с каждым человеком уникальны и строятся по своим собственным правилам. Природа отношений не важна: они могут быть партнёрскими, сексуальными, романтическими, рабочими или дружескими, людей могут связывать общие интересы, совместная деятельность, переписка в интернете или что угодно ещё. Участники анархичных отношений сами решают, чем хотят заниматься друг с другом — и предпочитают не вешать ярлыки.

Природа отношений не важна: они могут быть партнёрскими, сексуальными, романтическими, рабочими
или дружескими

Анархистам одинаково важны любые отношения и каждый человек, с которым они строятся. «Бывает, что люди, начиная отношения, определяют их как „романтические“ и ведут себя соответствующим образом. Анархия идëт от обратного: вы понимаете, что происходит именно между вами, чего хотите вы; если это не вписывается в привычные категории, то вы не пытаетесь это куда-то впихнуть, а делаете то, что нужно вам. Такой подход даëт много свободы», — объясняет авторка телеграм-канала Relationships all around us Александра.

Дарья Андрееева, феминистка, полиаморка и авторка телеграм-канала «Немного о немоногамии», считает, что анархия помогает деконструировать понятия, которыми мы привыкли обозначать отношения, и тщательно обдумать, что стоит за ними для каждого из участников. «Соответственно, анархисты могут испытывать любые чувства и заниматься любой совместной деятельностью», — объясняет Андреева.

Без правил и иерархий

В широком смысле анархия как идеология отвергает общепринятые правила — так что в анархии отношений их тоже нет. Многие из тех, кто её придерживается, говорят, что отсутствие правил относится в первую очередь к нормам, навязанным «сверху»: законам, традициям общества и так далее.

«В основе анархии отношений лежит три принципа: никакой власти, никаких ярлыков, никаких правил», — говорит Соби Бугаммер, практикующая психологиня, полиактивистка, авторка телеграм-канала «Окей, о чём пишет Соби?». Вместо правил здесь — соблюдение чужих границ, а во главе угла — автономность каждого человека и понимание, что все отношения равны и среди них нет условно «главных». Коммуникация выстраивается на пересечении границ и потребностей каждого участника или участницы. Отказ от ярлыков, по словам Соби, объясняется несколькими причинами. Первая — они накладывают ограничения на потребности. Например, вы всегда считали человека другом, но внезапно влюбились в него или в неё. В этот момент начинаются терзания: «А что если я всё испорчу в наших дружеских отношениях?» Так внимание к ярлыкам мешает наслаждаться чувствами и поступать в соответствии с желаниями, считает Соби.

Дарья Андреева согласна с негативным влиянием стереотипов: «Когда мы задумываемся, может ли любовь быть частью анархичных отношений, мы просто жонглируем терминами и пытаемся понять, какой ярлык наклеить. Это бывает полезно, когда нужно описать опыт общепонятными словами, но совершенно не помогает приблизиться к сути явления».

Главное различие между полиаморией
и анархией в том, что в отношениях первого типа часто присутствует иерархия, а во втором её не может быть
в принципе

Вторая причина — за ярлыками может скрываться пространство для злоупотребления властью и манипуляций, которым тоже не место в анархичном союзе. Например, партнёр считает, что вы обязаны докладывать обо всём, что с вами происходит: «Ты же моя девушка, значит, ты должна!» В анархичных отношениях подобные конструкции невозможны — просто потому, что никто никому ничего не должен. Наконец, третья причина — мы привыкли с помощью ярлыков ранжировать отношения от более важных к менее важным, однако в анархичной философии все отношения равны, вне зависимости от близости и продолжительности.

Александра уверена, что анархия отношений — не про правила и запреты, а про свободу и честность: «Я честна с собой и другими в том, чего хочу и что мне нужно. Было бы обманом сказать, что мне важны только партнëрские отношения, а друзья, любовники и другие люди второстепенны».

На первый взгляд кажется, что любые отношения, предполагающие участие более двух партнёров, можно назвать полиаморными — однако это пересекающиеся, но не равнозначные категории. Главное различие между полиаморией и анархией в том, что в отношениях первого типа часто присутствует иерархия, а во втором её не может быть в принципе. В полиамории также могут использовать ярлыки для обозначения разных отношений — секс-партнёрша/секс-партнёр, подруга/друг, коллега. Наконец, полиаморные отношения зачастую базируются на правилах: «Ко мне иногда приходят клиентки, которых их возлюбленные поместили в правила без их согласия. Конечно, решение, оставаться в таких отношениях или нет, персона принимает сама. Но есть разные причины, по которым бывает нелегко прервать отношения, — говорит Соби.

Моногамия и брак

Моногамность как сексуальная и романтическая эксклюзивность двух партнёров может присутствовать в анархии отношений, но это не обязательно. Кому-то достаточно одного партнёра или партнёрши, другие не хотят себя ограничивать, третьи могут быть аромантичными или асексуальными.

Многим идеи анархии и моногамии кажутся несовместимыми, поскольку моногамия может подразумевать строгие ограничения. Соби объясняет, почему предпочла анархию моногамии: «Я состояла в типичных моногамных отношениях, и мне в них было ужасно тесно. Я сжимала себя и свои потребности до потребностей другого человека. Это была не я, а какой-то образ „правильной девочки“. Когда я начала практиковать анархичные отношения, я стала прислушиваться к себе, стала осознаннее, стала больше себе разрешать. Это касается не только желания посмотреть на красивого человека, не являющегося моим партнёром, но и чувств — когда живёшь в мононормативном мире, даже чувствовать себе запрещаешь. Конечно, я могла бы осознать все эти вещи и в моногамных отношениях, но в нашей культуре сильна пропаганда токсичной моногамии, и мне было сложно увидеть что-то другое».

Дарья Андреева считает, что анархия не связана напрямую с моногамностью или немоногамностью. «Это принципиально другая характеристика или, скорее, другая оптика», — говорит она, добавляя, что антоним анархии отношений — иерархия. В этом случае человек, сознательно или нет, распределяет все свои отношения по приоритетности: номер один, номер два и так далее. Блогерка приводит пример иерархии в дружеских отношениях: «В моём детстве было принято иметь лучшего друга или подругу, это было очень важно. Ответом вроде „мне все друзья важны“ можно было легко обидеть, а попытка изменить мнение насчёт того, кто „лучший“, приравнивалась к предательству». Отношения с прицелом на независимость подразумевают, что их участники не думают о приоритетах, а вместо этого индивидуально подходят к каждой ситуации.

Антоним анархии отношений — иерархия. В этом случае человек, сознательно
или нет, распределяет все свои отношения по приоритетности

Возможен ли в анархичных отношениях брак? Да, если речь идёт о современном партнёрском браке, а не традиционном патриархальном — хотя, конечно, так считают тоже не все. Дарья Андреева уверена, что важно рассматривать брак как набор договорённостей и практик (например, партнёры живут вместе или имеют общий бюджет), а не как сверхцель: «Я живу с мужем, мы вместе воспитываем общего ребёнка. Но при этом я придерживаюсь анархии отношений и стараюсь избегать иерархий».

Авторка «Окей, о чём пишет Соби?» отмечает, что анархия отношений несовместима с насилием, иерархией, властью: «Если в браке их нет, то я не вижу проблемы. По своей сути анархия отрицает патриархальные институты, потому что они пропитаны властными механизмами, а брак — один из этих институтов. Однако с точки зрения современных реалий (Семейного кодекса, например) заключать брачные отношения можно». Единственное, что смущает Соби, — моногамная природа брака, заключать который большинство стран разрешают только с одним человеком. «Ещё я уверена, что внешнее давление усиливается, если практиковать „нестандартные отношения“: как так можно, ведь это же брак», — дополняет Бугаммер.

Ревность и договорённости

Любой человек в любом типе отношений может столкнуться с ревностью, и анархичный подход — не исключение. Соби считает, что главное — разобраться, почему она возникает: «Если человек боится, не уверен в себе или в отношениях, переживает, что его заменят или забудут, тогда может появиться ревность. Это решается психотерапией и разговорами с теми, в адрес кого возникло это чувство». Александра признаётся, что в таких ситуациях ей грустно и плохо, но она не всегда чувствует, что имеет право на что-то жаловаться: «В анархичных отношениях мне нравится, что я признаю значимость тех или иных отношений для меня. Тогда ревность оказывается сигналом, что что-то не в порядке, и поводом посмотреть, почему мне плохо. Если второй человек разделяет эту философию и ему тоже важны наши отношения, обычно удаëтся понять, что пошло не так, и изменить ситуацию».

«Отношения — динамичный процесс, их не отливают в бронзе раз и навсегда», — считает Андреева. Поэтому разговоры о том, какие у вас отношения, что они для вас значат, чего вы от них хотите и чего ждёте от партнёра или партнёрши, — это неотъемлемая любых уважительных отношений, неважно анархичных или нет. И они должны происходить не только «на берегу» или «по итогам», а постоянно. «Для этого даже есть специальное слово — „процессинг“», — объясняет она.

Соби уточняет: «Мы говорим не об условиях, а о границах. Анархисты обсуждают, что хочет и чего не хочет каждый из них — это как раз помогает увидеть границы. Мы не исходим из одной договорённости, а каждый день создаём новые. Иначе мы начинаем воспринимать друг друга „по умолчанию“, а это совсем не про анархию отношений». Александра считает, что чем раньше начать обсуждать отношения, тем меньше вероятность столкнуться с неприятными неожиданностями. Это верно для любой модели, но в таком свободном подходе, как анархия, это особенно важно. Если же одному или всем партнёрам не хочется делать то, что они делали раньше, следует найти новый оптимальный вариант.

В анархии важно постоянно обговаривать границы. Если одному или всем партнёрам не хочется делать то, что они делали раньше, следует найти новый оптимальный вариант

После иерархичной модели многим может быть сложно переключиться на анархичный подход. «Первое время возникает потребность всё упорядочить и определить. Людям важно назвать предмет, явление или событие, понять правила игры. Когда правила размываются и превращаются в динамичные границы, может быть тяжело», — предупреждает Буммагер.

Основная проблема, с которой сталкиваются Александра и Соби, — то, что анархичные отношения требуют много рефлексии, обсуждений и работы от всех участников: не все согласны говорить об отношениях («Мы же просто дружим, чего тут обсуждать?»). Но даже если человек готов к дискуссии, могут возникнуть затруднения: выяснение того, как такие отношения должны быть устроены, может быть очень энергозатратным, и чем больше партнёров и партнёрш, тем больше усилий требуется, чтобы обеспечить каждому комфорт.

Соби отмечает, что часто людей смущает и отсутствие ярлыков. «Раньше я могла сказать: „Мы же встречаемся, поэтому делаем так“. Сейчас я понимаю, что может быть по-разному, мне важно понять чувства и потребности — свои и других людей. Поначалу может быть сложно. Некоторые люди, с которыми у меня только начинаются отношения, иногда решают, что я докапываюсь до них, когда несколько раз уточняю, переспрашиваю, задаю вопросы. А я хочу лучше их понять». Самая большая сложность, говорит Соби, возникла, когда она столкнулась с ситуацией, которую не обсудила заранее: «Что мы станем делать, если в одном месте окажется несколько наших возлюбленных?»

Фотографии: NARUEDOL — stock.adobe.com (1, 2, 3)

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.