Views Comments Previous Next Search

ЖизньСтрейтвошинг: Как киноиндустрия «адаптирует» ЛГБТ-героев

И как лесбиянок, геев и бисексуальных персонажей делают более «удобными»

Стрейтвошинг: Как киноиндустрия «адаптирует» ЛГБТ-героев — Жизнь на Wonderzine

В кинотеатрах продолжает идти фильм «Богемская рапсодия» — формально история группы Queen, но по факту, конечно, в первую очередь байопик Фредди Меркьюри. С самого начала у фильма была непростая судьба: сперва сменился исполнитель главной роли — Саша Барон Коэн, имя которого долгое время было связано с проектом, по слухам, разошёлся во взглядах с членами группы Брайаном Мэем и Роджером Тейлором, которые участвовали в работе над фильмом. Потом в фильме должен был сыграть Бен Уишоу, пока наконец главную роль не отдали Рами Малеку. Уже в прошлом декабре, в разгаре съёмок, режиссёра фильма Брайана Сингера уволили за непрофессиональное поведение на площадке (по словам самого режиссёра, он переживал трудный период) — работу за него закончил Декстер Флетчер.

САША САВИНА

Помимо трудностей продакшена, фильм сопровождала и строгая реакция критиков, зрителей и поклонников группы. Уже первый трейлер фильма обвинили в стрейтвошинге — этим словом обозначают ситуации, когда образ ЛГБТ-персонажа намеренно корректируют, чтобы он лучше вписывался в гетеросексуальные культурные нормы (проще говоря, у героя отнимают часть идентичности). По мнению многих зрителей (в том числе шоураннера «Ганнибала» и «Американских богов» Брайана Фуллера), хотя в трейлере показано, что Фредди Меркьюри был в отношениях и с женщинами, и с мужчинами, гораздо большее внимание уделено именно женщине — а на то, что сексуальность героя на самом деле сложнее, намекает лишь один быстрый кадр.

Конечно, делать выводы о целом фильме по полутораминутному трейлеру сложно — но споры не утихли и после премьеры. Даже если отбросить в сторону нестыковки сюжета «Богемской рапсодии» с фактами (в конце концов, байопики не документальное кино), то, как изображён в фильме Меркьюри, у многих вызвало вопросы. Через весь фильм проходит тема семьи, она и накладывает отпечаток на то, как отображается личная жизнь солиста Queen. Расставаясь с Мэри Остин, музыкант говорит ей, что бисексуален, на что женщина категорично отрезает, что он гей. После этого расставания начинается «падение» Фредди с бесконечными вечеринками и случайными связями, пока он наконец не встречает надёжного партнёра Джима Хаттона (который отказывается связываться с ним без серьёзных намерений), то есть всё ту же семью.

Реальность, хоть и повторяет этот сюжет в общих чертах, сложнее и полна нюансов. Фредди Меркьюри никогда публично не говорил о своей ориентации. Он встречался и с женщинами, и с мужчинами, а в конце жизни с ним по-прежнему оставались оба важных для него партнёра — и Мэри Остин («Love of My Life» действительно написана о ней, хоть их отношения и переросли в дружбу), и Джим Хаттон. Возможно, Меркьюри действительно был геем, но не мог признаться в этом себе и окружающим: в обществе царили гораздо более гомофобные настроения, чем сегодня (гомосексуальность в Великобритании декриминализировали только в 1967 году). Признаться, что у него СПИД, Фредди Меркьюри решился только незадолго до смерти — учитывая, насколько заболевание стигматизировано и сегодня, это было очень смелым шагом и в первую очередь вопросом безопасности, особенно для публичного человека. Возможно, на самом деле Фредди был бисексуален — но ответить на этот вопрос однозначно сегодня не получится. И хотя фильм сложно обвинить в «чистом» стрейтвошинге, сложно отрицать, что герой заключён в рамки гетеронормативных стереотипов, которые приписывают гей-комьюнити легкомысленный подход к отношениям. Разграничивать же «семейную» и «разгульную» сторону личности Меркьюри как минимум странно, учитывая, например, что с Джимом Хаттоном он познакомился в гей-клубе.


Фильм может рассказывать историю ЛГБТ-персонажей,
но через призму гетеросексуальных канонов

«К сожалению, избежать „гетеросексуализирования“ ЛГБТ-персонажей сложно, если не знать специфику жизни квир-людей изнутри и не следить за сохранением аутентичности целенаправленно — например, привлекая экспертов из ЛГБТ-сообщества, — считает соосновательница ЛГБТ-зина «Открытые» Саша Казанцева. — Так, в фильме „Девушка из Дании“ лесбийские отношения Герды и Лили изобразили как гетеросексуальные. Плюс этот фильм критиковали за цисвошинг (уподобление трансгендерных персонажей цисгендерным людям) — неправдоподобное изображение трансгендерной героини».

Конечно, самая частая история — когда ЛГБТ-персонажи попросту не появляются в кино, хотя есть в первоисточнике, который экранизируется. Примеры найти очень легко — от «Завтрака у Тиффани» шестидесятых (рассказчик, возможно, гомосексуален, но в фильме этот подтекст исчезает) до недавней «Чёрной Пантеры» и «Тора: Рагнарёк», где линии о гомосексуальности и бисексуальности героинь просто убрали. Бывают и более тонкие проявления стрейтвошинга — когда фильм рассказывает историю ЛГБТ-персонажей, но через призму гетеросексуальных канонов. «Когда я смотрела „Жизнь Адель“, то не могла отделаться от мысли, что создатели имеют очень отдалённое представление о лесбийских отношениях, — рассказывает Саша Казанцева. — Впоследствии прочла, что в производстве фильма действительно не задействовали реальных гомосексуалок. Джули Маро, по комиксу которой и была экранизирована „Жизнь Адель“ и которую в итоге не допустили к правкам сценария, прямо заявила, что в фильме забыли показать лесбиянок. Вообще фильм получил много критики: за то, что гетеросексуальный режиссёр скорее показал свои фантазии, чем реальные отношения женщин; за жалобы актрис на изматывающие съёмки сексуальных сцен; за pink face (по аналогии с блэкфейсом) — феномен, когда ЛГБТ-персонажей играют гетеросексуальные и цисгендерные люди».

Ещё один яркий пример подобных действий — фильм Роланда Эммериха «Стоунволл» 2015 года. Драма рассказывает о Стоунволлском восстании, одном из важнейших событий в истории борьбы за права ЛГБТ — при этом вместо трансгендерной афроамериканки Марши Пи Джонсон, начавшей бунт, первый камень в полицию бросает гей Дэнни — главный герой и вымышленный персонаж. Сам Эммерих в ответ на критику заявил, что белый герой-гей был нужен ему, чтобы привлечь больше зрителей и сделать фильм «понятнее» для широких масс: «Поймите, я снимал этот фильм не только для гомосексуальных людей — я снимал его и для гетеросексуалов. Во время кинопроб я выяснил, что гетеросексуальным людям легче понять Дэнни. Он выглядит и ведёт себя как гетеросексуал. Из-за этого с ним жестоко обращаются. Гетеросексуальные зрители могут понять его чувства».

Иногда историю ЛГБТ-персонажей пытаются сделать более «гетеросексуальной» уже при продвижении фильма и в промоматериалах. Так было, например, с «Кэрол», рекламу которой посчитали слишком «откровенной» для «семейного» телеканала ABC из-за того, что в ролике были обнажённые героини (хотя в кадре были видны только их спины и руки, а не грудь). При этом трейлеры «Пятидесяти оттенков серого» спокойно появились на канале. К фильму «Зови меня своим именем», рассказывающему об отношениях двух геев, студия выпустила промокартинку, где цитата о любви героев сопровождает фотографию Тимоти Шаламе и Эстер Гаррель — в фильме между ними тоже есть отношения, но понятно, что они заведомо обречены.


Студии не готовы рисковать международными сборами, особенно учитывая,
что далеко не во всех странах
к теме ЛГБТ в кино относятся спокойно

Может показаться, что все эти претензии — «придирки», ведь ЛГБТ-герои появляются в кино, пусть и пока не в многомиллионных блокбастерах Marvel, а в драмах с более скромной аудиторией. «У ЛГБТ-людей крайне мало культурных образов, с которыми они могли бы соотнести себя или свои отношения, благодаря которым могли бы почувствовать себя менее одинокими. Это, наверное, сложно представить, когда видишь людей своей ориентации в кино постоянно, но невозможность найти в массовой культуре „родственную душу“ очень угнетает, — говорит Саша Казанцева. — Поэтому особенно обидно, когда стрейтвошат реальных исторических персонажей: это не только неуважительно по отношению к жизни изображаемых людей, но и лишает ЛГБТ возможности поддержки». В любом случае сложно говорить о полном принятии, когда универсальными считаются только гетеросексуальные герои, а ЛГБТ-человека обязательно нужно «адаптировать» — ведь иначе якобы зрители не смогут его полюбить.

Не стоит забывать и о деньгах. Студии не готовы рисковать международными сборами, особенно учитывая, что далеко не во всех странах к теме ЛГБТ в кино относятся спокойно. Так было с ремейком «Красавицы и чудовища»: Disney объявил, что в фильме будет персонаж-гей, но в конечном итоге эта линия оказалась более чем скромной — Лефу, герой Джоша Гэда, просто танцует с мужчиной в одной из сцен. И даже это минимальное изменение серьёзно повлияло на прокат: в России фильм получил рейтинг «16+», в Малайзии, где гомосексуальность наказуема законом, настаивали, что сцену нужно вырезать — и разрешили оставить её только под давлением общественности.

Неудивительно, что в случае с «Мулан», которую тоже переснимают с живыми актёрами, студия пошла дальше и вовсе убрала возможные намёки на ЛГБТ-героев. В оригинальном мультфильме Мулан переодевается в мужчину, чтобы отправиться в военный лагерь вместо отца. Там она встречает Ли Шанга, который начинает общаться с ней как с мужчиной, а затем влюбляется в неё, когда узнаёт, что она женщина. Многие расценивают это как признак его бисексуальности — ведь он заинтересовался Мулан, ещё когда не знал всей правды. Другим идея бисексуальности героя кажется натянутой (в конце концов, возможность дружбы между героями никто не отменял), но Disney перестраховался: в новой версии истории вместо Ли Шанга у Мулан будет другой возлюбленный, с которым она будет соперничать — и никакого намёка на ЛГБТ-подтекст.

Киноиндустрия по-прежнему остаётся инертной во многих вопросах — и продолжает воспроизводить похожие стереотипные образы. И пока студии опасаются финансовых потерь, ожидать, что в кино настанет полное принятие ЛГБТ-сообщества, как минимум странно. Вряд ли мы по-настоящему узнаем ЛГБТ-героев, пока фильмы стирают «неудобные» части личности героев, не вписывающиеся в гладкий сюжет. Но не исключено, что надо просто подождать — пока доля кинозрителей, для которых важна достоверность, станет критической.

ФОТОГРАФИИ: 20th Century Fox, UPI, Memento Films

Рассказать друзьям
49 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.