Views Comments Previous Next Search

ЖизньThanks Mom:
Как меняется отношение к абортам

И как от этого выигрывают материнство и детство

Thanks Mom: 
Как меняется отношение к абортам — Жизнь на Wonderzine
Thanks Mom: 
Как меняется отношение к абортам. Изображение № 1.

александра савина

В нескольких российских регионах ввели временный мораторий на аборты, сообщил на прошлой неделе сенсацию «Коммерсантъ»: в Приморском крае мораторий действовал с 31 июля по 3 августа, а в Рязанской области — с 9 по 15 июля. Российское законодательство об абортах при этом остаётся вполне либеральным: женщина сама решает, хочет ли она прервать беременность. В Парагвае и Чили, например, аборт может быть разрешён только при угрозе здоровью женщины. А в Сальвадоре, Никарагуа и на Мальте аборт запрещён в принципе.

Thanks Mom: 
Как меняется отношение к абортам. Изображение № 2.

 

Вчера сенат Аргентины проголосовал против легализации абортов — искусственное прерывание беременности в стране возможно только в случае изнасилования или угрозы жизни матери, и жители требуют, чтобы у женщин был выбор: множество аргентинок до сих пор погибает из-за подпольных операций. Но остаётся ли на этом фоне прежним отношение общества к самим абортам?  

У борьбы с запретом на искусственное прерывание беременности множество бесспорных оснований. В России попытки изменить существующее положение вещей предпринимаются в основном с подачи церкви. Ещё в 2015 году Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл предложил вывести аборты из системы обязательного медицинского страхования, а двумя годами раньше группа депутатов из Самарской области предложила запретить бесплатные аборты без медицинских показаний.

Неприятие таких инициатив становится скорее сопротивлением традиции и насаждению «семейных ценностей». По данным «Левада-Центра», за двадцать лет доля граждан, считающих аборт недопустимым, выросла с 12 % (в 1998 году) до 35 % (в 2018-м). Согласно тому же опросу, россияне в целом придерживаются традиционных установок: 83 %, к примеру, не одобряют гомосексуальные отношения, а 68% осуждают любые внебрачные сексуальные отношения у семейных людей.  

Выступая против запрета на аборт, общество пытается говорить не только о потенциальном ребёнке, но и о правах женщины, которой предстоит этого ребёнка выносить и родить. По данным ВОЗ, в 2010–2014 годах в мире проводилось в среднем 56 миллионов искусственных прерываний беременности. Во многих странах (особенно там, где аборт запрещён законом) точной статистики нет — но там, где они разрешены, статистика позволяет сделать вывод, какие женщины оказываются в наиболее уязвимом положении, если возможности прервать беременность нет.

 

Thanks Mom: 
Как меняется отношение к абортам. Изображение № 3.

Thanks Mom: 
Как меняется отношение к абортам. Изображение № 4.

Выступая против запрета на аборт, общество пытается говорить не только о потенциальном ребёнке, но и о правах женщины, которой предстоит этого ребёнка выносить и родить

 

Например, по данным опроса, в котором приняли участие около тысячи американок, чаще всего причиной аборта оказывается недостаток средств или безработица. Чуть реже женщины говорили, что боятся ситуации, когда из-за рождения ещё одного ребёнка они не смогут уделять достаточно внимания другим своим детям. Многие не были уверены в партнёре или чувствовали, что хотели бы для ребёнка лучшей жизни, чем могут предложить.  

Пример стран, где, как в Польше, искусственное прерывание беременности в большинстве случаев запрещено, показывает, что законодательный запрет приводит к росту числа нелегальных абортов и «абортного туризма». Проблема не уходит, а ещё глубже загоняется в подполье: невозможность сделать аборт вряд ли изменит финансовое положение женщины и её отношения с партнёром или поможет изменить обстановку, в которой предстоит расти ребёнку.

Исследование 220 детей, родившихся в Праге в 1961–1963 годах в результате нежеланной беременности (авторы исследования делают такой вывод, потому что женщины дважды обращались в комиссию за разрешением на аборт, и дважды им отказывали), в сравнении с 220 детьми, матери которых не пытались прервать беременность, показало, что дети из первой группы реже оказывались отличниками в школе, их чаще приговаривали к тюремным срокам, и им чаще требовалась психиатрическая помощь во взрослом возрасте. Конечно, совпадение этих показателей ещё не означает, что именно отношение к беременности стало причиной всего, а незапланированная беременность вполне может окончиться осознанным решением в пользу материнства — но важность того, чтобы ребёнок рос в любящей семье, сложно переоценить.

 

Thanks Mom: 
Как меняется отношение к абортам. Изображение № 5.

 

«Материнство — это постоянный баланс между огромной радостью и глубокой печалью — последняя всегда грозит поглотить тебя целиком, — рассказывает Газале Моайеди, акушер-гинеколог, которая делает аборты. — Меня часто спрашивают, тяжело ли делать аборты, когда ты сама мать — как будто аборт существует в ином пространстве, чем материнство. Но материнство — это не „случайная“ или „естественная“ работа женщины; это работа, где женщина должна осознанно прикладывать усилия». Газале считает действия пациентов, которые не хотят становиться родителями прямо сейчас, «осознанным шагом» в материнстве: «Выбирать, когда становиться родителем, — это акт любви».

Дискуссию об абортах принято представлять как категоричный спор двух больших групп. Одни якобы выступают за сохранение плода любой ценой, невзирая на обстоятельства жизни матери, другие выдвигают на первый план свободу выбора, а аборт в этой системе координат — просто ещё один инструмент принятия решений. И всё же общественное отношение к самим абортам складывается не так линейно — особенно в сообществах, где материнство больше не воспринимается как «священная обязанность» женщины и склонность к нему не считается заложенной «по умолчанию». 

Думать, к примеру, что движение «за выбор» поощряет или промоутирует аборты, — сильное упрощение. Речь скорее идёт о праве женщин свободно распоряжаться своим телом и об осознанном материнстве, которые достигаются в первую очередь с помощью секспросвета и надёжной контрацепции (в таких условиях необходимость абортов часто отпадает). Опрос издания Vox показал, что 18 % респондентов-американцев, когда их просят определиться, «за жизнь» они или «за выбор», говорят, что придерживаются и тех, и других взглядов, ещё 21 % не готов выбрать ни то, ни другое. 

Кроме того, легальная возможность сделать аборт на практике не всегда означает, что женщина свободна в своих решениях. В СССР впервые в мире был легализован аборт по желанию женщины, но до широкого распространения контрацептивов, как и во многих других странах, стал в СССР едва ли не бытовым явлением и главным способом контролировать рождаемость. Несмотря на распространённость абортов, они повсеместно осуждались, а женщины прибегали к абортам ровно потому, что часто у них не было другого выбора и надёжного метода предотвратить беременность.

 

Thanks Mom: 
Как меняется отношение к абортам. Изображение № 6.

Thanks Mom: 
Как меняется отношение к абортам. Изображение № 7.

Легальная возможность сделать аборт на практике не всегда означает, что женщина свободна в своих решениях

 

С появлением права на самостоятельный репродуктивный выбор меняется и отношение к материнству и детству в целом: люди начинают осознаннее относиться к детям, которых решают завести, а не только к самой этой возможности. Помогают этому и специальные «детские» меры, которые вводят современные общества. Многие государства меняют политику, касающуюся отпуска по уходу за ребёнком, вводя не зависящие от гендера «декреты» и удлиняя сроки гарантированной оплаты таких отпусков — чтобы заниматься ребёнком в первые месяцы могли оба родителя, это перестало бы быть исключительно «женским» делом, а рождение ребёнка не обрушивало бы карьеру. Например, в Швеции возможность для обоих родителей уйти в декрет ввели ещё в 1974 году, а в Великобритании похожие меры появились в 2015-м: первые две недели отпуска после родов закреплены за матерью, а остальные 48 родители могут распределить между собой. По тому же пути идёт и частный бизнес: в острой конкуренции за квалифицированных сотрудников и матерям, и отцам предлагают гибкую схему работы и ухода за младенцем. 

Подобные стимулы не только разрушают ложные стереотипы о распределении ролей между партнёрами, но и балансируют нагрузку в паре, которая решила завести ребёнка. Материнство становится даже «модным» в женских комьюнити, которые раньше его отрицали, делая упор на саморазвитие, карьеру и борьбу с навязанным каноном. В ситуации, когда пребывание с ребёнком ещё и компенсируют материально (то есть отсутствие на работе не означает её потерю), молодые амбициозные матери при желании могут позволить себе удлинить сроки грудного вскармливания или не сразу прибегать к услугам нянь. 

Примечательно, что даже в России число абортов с восьмидесятых годов снижается и без всяких запретительных мер: в 2017 году их стало на 8,8 % меньше по сравнению с 2016 годом — учитывая, что в статистику включаются и так называемые самопроизвольные аборты, то есть выкидыши. Конечно, проводить параллели между общественными настроениями и медицинской статистикой сложно (на последнюю могло повлиять множество других факторов — от большей распространённости контрацепции до изменения экономической ситуации), но не отметить изменения нельзя.

В 2018 году женщинам по-прежнему приходится бороться за право распоряжаться собственным телом — но разговор о добровольном выборе важно вести в обе стороны. Там, где аборты законны, а общество перестаёт осуждать тех, кто к ним прибегает, и начинается настоящая свобода: женщина может выбрать, становиться матерью или нет, когда это делать и на каких условиях. И в этом смысле желание завести детей или нежелание этого делать становятся по-настоящему равноправными. 

Фотогафии: Kenneth Murphy/Flickr, Adam Fagen/Flickr (1, 2), Steve Rhodes/Flickr

 

Рассказать друзьям
80 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.