Views Comments Previous Next Search

Жизнь«Та, что остаётся дома»: Почему абитуриенткам в Японии занижали оценки

Скандал в Токийском медицинском университете

«Та, что остаётся дома»: Почему абитуриенткам в Японии занижали оценки — Жизнь на Wonderzine
«Та, что остаётся дома»: Почему абитуриенткам в Японии занижали оценки. Изображение № 1.

дмитрий куркин

Приёмная комиссия Токийского медицинского университета годами занижала оценки абитуриенткам — об этом на прошлой неделе со ссылкой на неназванный источник сообщила газета «Ёмиури симбун», одно из крупнейших ежедневных изданий Японии. Инсайдер заявил (-а), что руководство вуза придерживалось дискриминационной политики с 2011 года, таким образом искусственно снижая долю женщин, обучающихся в университете, до тридцати процентов.

Сообщается, что свои действия экзаменаторы считали «необходимым злом». «Многие выпускницы бросали медицинскую практику для того, чтобы рожать и растить детей. [В Токийском медицинском университете] пришли к негласному пониманию, что [принимая в вуз больше мужчин] можно разрешить проблему нехватки врачей», — утверждает источник. Нынешнее руководство университета уже пообещало провести внутреннюю проверку и разобраться в ситуации.

Экзамен в Токийском медицинском университете состоит из двух этапов: письменного теста и собеседования (с написанием короткого эссе), до которого допускаются только абитуриенты, набравшие проходной балл. Занижение оценок женщинам, если верить источникам, происходило на первом этапе, поэтому поймать за руку экзаменаторов было почти невозможно.

О фактах гендерной дискриминации стало известно только сейчас, на фоне другого крупного скандала, в который оказались вовлечены первые лица вуза. Президент попечительского совета университета Масахико Усуи и президент университета Мамору Судзуки (оба к настоящему моменту уже покинули свои посты) обвиняются в подкупе высокопоставленного чиновника министерства образования Японии Футоси Сано (он также был уволен с должности). Следствие утверждает, что Усуи и Судзуки предложили Сано устроить в университет его сына, если чиновник выбьет у министерства дополнительные субсидии.

Проблема острой нехватки практикующих врачей в Японии действительно существует, и говорят о ней давно — по крайней мере, с начала 80-х. По статистике, на тысячу жителей в стране приходится в среднем 2,2 доктора. Этого уже недостаточно, а ситуация усугубляется и тем, что Япония находится в сейсмоопасном регионе (ликвидация последствий природных катаклизмов требует в том числе и профессиональных медиков), и тем, что население страны стремительно стареет (увеличивая потребность в регулярном медицинском уходе). Озаботившись вопросом создания новых медицинских школ, правительство Японии встретило сопротивление со стороны национальной медицинской ассоциации: те заявили, что проблема не столько в нехватке кадров, сколько в неотрегулированном балансе. И действительно, выпускники японских медвузов не горят желанием отправляться за практикой туда, где они нужны больше всего, — в бедные сельские районы.

 

Словосочетание «работающая мать» для многих японок звучит как оксюморон: у них попросту нет времени совмещать одно с другим

Впрочем, переносить вину за нехватку врачей на женщин, которые «слишком часто уходят в декрет», не что иное, как подмена понятий. Нынешний премьер министр Японии Синдзо Абэ не раз заявлял, что государство должно создавать благоприятные условия для работающих женщин. Однако на практике Япония всё ещё остаётся страной, где декретный отпуск для женщины не предполагает возвращения на работу. Словосочетание «работающая мать» для многих японок звучит как оксюморон: у них попросту нет времени совмещать одно с другим. Преданность компании в Японии возведена в своеобразный культ, а от женщины, выбирающей между работой и семьёй, ожидают, что она выберет второе. К слову, мужские декреты в Японии есть, но ими почти никто не пользуется: сотрудники боятся, что не получат повышения, потому что в глазах начальства будут выглядеть недостаточно усердными, иными словами, не хотят разрушать свою карьеру.

Бывшая сотрудница юридической фирмы рассказывает, что до рождения ребёнка ей приходилось работать до трёхсот часов в месяц. Совмещать такую интенсивность с заботой о детях нереально, поэтому семьдесят процентов японок уходят с работы после рождения первенца. «Вуменомика», на которую так рассчитывал Абэ, не состоялась: по уровню гендерного неравенства в рейтинге Всемирного экономического форума Япония к 2017 году откатилась на 114-е место. Такое положение вещей бумерангом ударяет и по неработающим женщинам, и по работающим мужчинам. Японцы, как известно, буквально умирают на работе: «кароси», то есть смерть от переработки, с восьмидесятых годов изучается как отдельный социальный феномен. 

Корни предвзятого отношения к женщинам, в котором подозревают Токийский медицинский, скорее стоит искать в патриархальных установках, до сих пор сильных в японском обществе. Женщине в нём по-прежнему отводится место «хранительницы домашнего очага», мужчине — роль добытчика, от которого, в свою очередь, требуется безграничная преданность компании, на которую он работает. Гендерные роли утверждены даже на языковом уровне: обращение «муж» в японском синоним слова «хозяин», «жена» в буквальном переводе — «та, что остаётся дома». Установившуюся норму хорошо иллюстрирует цифра: в 2007 году японские мужчины тратили на работу по дому и заботу о детях или пожилых родственниках только полчаса в день.

Пока не ясно, как японское общество отреагирует на скандал. Едва ли он станет поворотным моментом для местного движения за гендерное равенство — но только потому, что у него и так достаточно поводов начать, скажем, масштабную кампанию #MeToo, как это произошло недавно в соседней Корее. В любом случае решать одну проблему (нехватку практикующих врачей), усугубляя другую (гендерное неравенство), — не лучший способ решить хотя бы одну из них.

Обложка: xjrshimada — stock.adobe.com

Рассказать друзьям
27 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.