Views Comments Previous Next Search

ЖизньТело как улика: Что мы знаем о движении FEMEN

От локальной борьбы с секс-рабством до международных топлес-протестов

Тело как улика: Что мы знаем о движении FEMEN — Жизнь на Wonderzine
Тело как улика: Что мы знаем о движении FEMEN. Изображение № 1.

Дмитрий куркин

АКТИВИСТКА ОКСАНА ШАЧКО, ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫМ ДАННЫМ, покончила с собой в возрасте тридцати одного года — об этом стало известно накануне вечером. Шачко называют одной из основательниц радикального акционистского движения FEMEN. Организованное десять лет назад в Украине для «борьбы с патриархатом в трёх его проявлениях — сексуальная эксплуатация женщин, диктатура и религия», движение сделало себе имя акциями протеста, участницы которых с обнажённой грудью и написанными на торсе лозунгами прорывались к высокопоставленным политикам на публичных мероприятиях.

Пик интереса медиа к деятельности движения остался позади, часть активисток, стоявших у истоков организации (включая Шачко), покинула его из-за идеологических разногласий, а топлес-протест как метод получил неоднозначную оценку со стороны феминистских групп. Насчёт того, считать ли одной из них FEMEN, мнения опять-таки разнятся — при этом в уставе организации феминизм прописан как одна из основных идеологических установок. Как утверждала в 2011 году активистка и пресс-агент группировки Инна Шевченко, её участницы «не хотели быть обычными феминистками… Женские организации и объединения в этой стране только пишут бумаги и ничего более. Нам нужны активистки, которые будут с криками раздеваться на улицах». Как бы то ни было, FEMEN остаётся одним из самых узнаваемых движений за права женщин, а его филиалы сегодня существуют по меньшей мере в десятке стран мира. 

 

Украина не бордель

Хотя цели, тактика и состав FEMEN с момента основания менялись не раз, одна «мишень» для движения оставалась приоритетной с самого начала — сексуальная эксплуатация женщин. Первая масштабная акция, организованная группировкой, называлась «Украина не бордель» и ставила своей целью разрушить образ Украины как европейского центра секс-туризма. Проблема остаётся актуальной до сих пор: по оценке Международного альянса по
ВИЧ/СПИД, в 2012 году в секс-работу было вовлечено до 1,5 % украинок — больше, чем в любой другой стране Восточной Европы (активистка FEMEN Инна Шевченко озвучивала даже более шокирующие цифры — шестьдесят процентов, — но подтверждения им найти не удалось). Накануне чемпионата Европы по футболу 2012 года в Украине даже предлагали легализовать секс-работу. На это предложение FEMEN отреагировали очередной серией акций.

Антиклерикальный протест стал другим важным аспектом деятельности FEMEN, считающих религию репрессивным патриархальным инструментом. Группировка, сегодня называющая себя атеистической, не делала различий между разными конфессиями и религиозными институтами: в разные годы активистки FEMEN обнажались перед папой Бенедиктом и патриархом Кириллом, звонили в колокола Софийского собора в Киеве во время пролайферской демонстрации, устроенной Украинской православной церковью, и протестовали против исламских режимов, чьи законы основываются на предписаниях шариата, на Олимпийских играх в Лондоне.

Политические взгляды FEMEN не слишком ясны. Идеальным врагом и воплощением диктатуры для них стал Владимир Путин, которого активистки единодушно называют предвестником Апокалипсиса, однако дальше начинается не совсем последовательная мешанина. Так, через полтора года после протеста против Дональда Трампа под лозунгом «grab patriarchy by the balls» (на этот раз FEMEN хватило даже восковой копии политика, выставленной в Мадриде) соосновательница движения Александра Шевченко накануне недавнего саммита в Хельсинки сделала странную попытку договориться с патриархатом и выпустила обращение всё к тому же Трампу, убеждая его не встречаться с «самым опасным человеком на планете».

 

 

 

 

Серый кардинал

До сих пор нет единого мнения насчёт того, кто же всё-таки стоял у руля FEMEN. Согласно официальной легенде, движение организовала Анна Гуцол, к которой присоединились Инна Шевченко, Оксана Шачко и Александра Шевченко. Однако, как утверждает фильм «Ukraine is Not a Brothel» австралийской документалистки Китти Грин, первые несколько лет действия группировки координировал некий Виктор Святский. Более того, в ленте мужчина утверждал, что FEMEN полностью придумал он. Истина, скорее всего, находится где-то посередине. После выхода фильма в 2013 году активистка Инна Шевченко дала интервью, в котором неохотно признала, что Святский действительно был человеком, который на первых порах серьёзно помогал FEMEN. Позже это подтвердила Анна Гуцол, хотя, по её оценке, роль Святского сильно преувеличена: «Виктор наш друг… Но говорить о том, что он придумал FEMEN… Мы коллективно принимали решения, и многое пришло в голову уже в процессе практики. А Виктор нам периодически помогал. Он очень хороший технолог».

Был ли Святский серым кардиналом движения или нет, люди, жестоко избившие его летом 2013 года, уточнять не стали. Инцидент случился в канун визита Путина в Киев на мероприятия, посвящённые 1025-летию Крещения Руси. Нападение на Святского FEMEN однозначно расценили как акцию устрашения со стороны спецслужб. «Потом 27 июля, в день Крещения Руси, было сделано всё, чтобы мы не провели акцию. Утром напали на меня в подъезде, украли мою собаку, — рассказывала Анна Гуцол. — Потом девочек похитили возле дома вместе с фотокорреспондентом New York Times. Вечером мы нашли их в милиции. Их отпустили, только когда уехал патриарх Кирилл. Тогда же вечером снова напали на меня. Мы думали, это связано с приездом Кирилла. Потому что прежде такого не было: ну двое суток, ну пятнадцать, ну штраф… Но на этом ничего не закончилось».

«Мы понимали, что начинает происходить что-то нехорошее. Появились методы работы, которых раньше не было». Гуцол имеет в виду обыск в офисе FEMEN, проведённый украинской милицией в конце августа 2013 года: «У нас нашли гранату с портретами патриарха Кирилла и Путина в прицеле. Якобы мы готовили на них покушение. В итоге меня, Сашу Шевченко и Яну Жданову забрали в милицию. Мы уже готовы были сидеть. Но ближе к ночи нас отпустили и сказали прийти послезавтра на допрос». На допрос никто из основательниц FEMEN не явился — они улетели во Францию, где попросили политического убежища. Хотя позже FEMEN приняли участие в Евромайдане, а Гуцол (единственная из четырёх лидеров движения) вернулась в Киев, события 2013 года стали для движения своеобразным водоразделом. Будучи выдавленной из Украины, организация начала развивать филиалы в других странах. Этому способствовала и медийная узнаваемость: всего за пару лет, в 2013-2014-м, о деятельности движения сняли четыре документальных фильма. FEMEN, как и почти одновременно с ними Pussy Riot, превратились в бренд. И как и в случае Pussy Riot, это привело к расколу и трениям внутри самого движения. «У нас был конфликт в организации, — поясняет Яна Жданова. — Мы все втроём [Шачко, Жданова, Шевченко], кто переехал во Францию, ушли из организации».

 

 

Грудь как оружие

Топлес-протест как фирменная, отличительная черта акций, у FEMEN появился не сразу: «презентовала» его именно Шачко, в августе 2009 года оголившая грудь во время Дня независимости Украины, до того активистки ограничивались откровенным бельём и макияжем и высокими каблуками. Форма быстро стала популярной, хотя с тех пор её неоднократно критиковали как действие, которое скорее потворствует женской объективации, нежели служит возвращению права на своё тело. Неоднозначную реакцию вызвал и «топлес-джихад», устроенный FEMEN в знак протеста против исламских режимов, ущемляющих права женщин: комментаторы отмечали, что активистки только усложняют жизнь женщин в мусульманском мире, заодно отмечая, что эмансипации в исламских странах вряд ли нужна покровительственная помощь со стороны Запада.

Протестные акции FEMEN не ограничивались только публичным оголением. В 2012 году Инна Шевченко спилила деревянный крест на площади Независимости в Киеве, таким образом выразив поддержку осуждённым участницам Pussy Riot. Акция вызвала недоумение и неприятие в первую очередь у самих Pussy Riot. «Нам близки внезапность проявления и протест против авторитаризма, но мы иначе смотрели на феминизм, прежде всего это касается формы выступления. Мы не стали бы раздеваться и не станем. Последняя акция спиливания креста не вызывает, к сожалению, чувства солидарности», — прокомментировала действия FEMEN Мария Алёхина.

Об эффективности акций движения спорили много, задаваясь риторическим вопросом: кого и в чём должна убедить голая грудь? Впрочем, если соизмерять их с реакцией — то, с какой жесткостью активисток «винтили» сотрудники полиции и спецслужб (сами участницы движения неоднократно рассказывали об угрозах физической расправы в свой адрес, и только угрозами дело не ограничивались — в Республике Беларусь активисток обрили, избили и выбросили в лесу), — то можно сказать, что цели их протест всё-таки достигал.

Что же касается Шачко, то она после выхода из FEMEN ушла в живопись. «Она писала антирелигиозные „иконы“, у неё были выставки в Париже, других французских городах, в Брюсселе, — рассказала Яна Жданова. — Оксана была очень успешной барышней, не только как активистка, но и как артист. Она была талантливой, некоторые её „иконы“ продавались. Она вполне преуспела как художник». Несмотря на это, по мнению знакомых, с французской арт-богемой Шачко так и не нашла общего языка: это им, как полагают, адресована её предсмертная записка «Вы все фейк». Бывшая активистка как минимум дважды пыталась покончить с собой.

Обложка: FEMEN

 

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.