Views Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньГоспожа президент:
Кто такая
Колинда Грабар-Китарович

И как ей удалось стать первой женщиной во главе Хорватии

Госпожа президент:
Кто такая
Колинда Грабар-Китарович — Жизнь на Wonderzine
Госпожа президент:
Кто такая
Колинда Грабар-Китарович. Изображение № 1.

дмитрий куркин

Хотя сборная Хорватии не выиграла финал чемпионата мира по футболу, одна победительница от хорватов на церемонии награждения в «Лужниках» точно была. Кадры, на которых президент страны Колинда Грабар-Китарович, одетая в футболку национальной команды, не обращая внимания на проливной дождь, щедрыми объятиями приветствует участников матча и коллег по трибуне, уже вошли в историю. Хорватский аналитический центр Mediatoolkit и вовсе объявил её главной звездой финала: по их подсчётам, в материалах СМИ, посвящённых воскресному матчу, она упоминалась на 25 % чаще, чем любой из игроков, выходивших на поле.

Госпожа президент вообще старалась вести себя на турнире как простая болельщица, а не как политик, чей статус обязывает посещать выставочные мероприятия. Её обращение с тренером местной команды Златко Даличем и президентом Франции Эмманюэлем Макроном вызвало восторг у хорватской прессы, хотя оппоненты и сочли его избыточным. На её родине отмечают, что в Россию она прилетела экономклассом, VIP-ложи променяла на обычную трибуну и из всех матчей сборной пропустила только полуфинал с Англией (не позволил график саммита НАТО). А после финала выложила фото из раздевалки сборной. Едва ли на этом чемпионате был другой политик, получивший больший прирост подписчиков в соцсетях, не говоря уже об узнаваемости за пределами своей страны. Медиа вторые сутки задаются вопросами: «Who is Mrs. Grabar-Kitarovic?» Попробуем найти ответ.

В заголовках международной прессы составная фамилия впервые замелькала четыре года назад. Тогда 46-летняя Колинда Грабар-Китарович, кандидат от оппозиции, сенсационно вышла во второй тур президентских выборов, а в нём с крохотным перевесом в 1,48 % голосов переиграла своего предшественника Иво Йосиповича. Так она стала первой женщиной-президентом в истории современной Хорватии, а заодно самой молодой из четырёх избранных национальных лидеров. Что более существенно, впервые за пятнадцать лет к власти в Хорватии пришла представитель правых консерваторов.

 

Выступает за равные права
для женщин, но не считает
себя феминисткой. Ратует
за легализацию абортов,
но подчёркивает свою приверженность традиционным ценностям католического христианства

Победа Грабар-Китарович состоялась в условиях очередного политического кризиса в Хорватии и при низкой явке избирателей. На фоне общего недоверия к политикам как таковым на авансцене появилось по-настоящему свежее лицо, не ассоциирующееся ни с поколением генералов, ведших войну за независимость, ни с дискредитировавшей себя верхушкой Хорватского демократического содружества (партия, которую представляет Грабар-Китарович, одна из двух главных в стране), которую в начале 2010-х обвинили в коррупции. Опытная международница и дипломат (когда в 1993 году она вступила в ХДС, её почти сразу же отправили в североамериканский департамент МИДа), полиглот (она свободно владеет тремя иностранными языками и ещё три неплохо понимает), свой человек в НАТО (где она четыре года проработала помощником генсека по вопросам публичной дипломатии) — Грабар-Китарович отлично подошла на роль кандидата от народа. На руку образу сыграл и тот факт, что выросла будущий президент в деревне. И учитывая нынешний всплеск патриотизма (поездку президента на чемпионат мира обозреватель Борис Деджулович называет не иначе как ранней пиар-кампанией к следующим выборам), она вполне может остаться у руля страны ещё на один срок: в шаткой политической системе Хорватии, которую накрывает один масштабный скандал за другим, она уж точно не выглядит самым слабым звеном.

Кроме того она отлично символизирует противоречия влюблённой в неё балканской страны. Колинда, как и сама Хорватия, разрывается между двумя стульями. Ориентируется на НАТО, но при этом не хочет портить отношения с Россией. Открещивается от крайне правых и наследия «усташей» (радикальная хорватская организация, сотрудничавшая с нацистами в годы Второй мировой войны), при этом умело заигрывает с хорватским национализмом. Выступает за равные права для женщин, но не считает себя феминисткой. Ратует за легализацию абортов, но подчёркивает свою приверженность традиционным ценностям католического христианства. Поддерживает узаконенную в 2014 году практику регистрации «пожизненных партнёрств» для ЛГБТ-пар, но не одобряет идею однополых браков (против которой давно и последовательно выступает ХДС).

В 2017 году Forbes включил Грабар-Китарович в рейтинг самых могущественных женщин мира, поставив её на тридцать девятое место — где-то между Опрой Уинфри и Эльвирой Набиуллиной. И при всей оценочной условности списка это, пожалуй, очень точно. Она и правда настолько же похожа на прогрессивного демократического лидера, насколько на российских женщин-сенаторов установленного гособразца. В нынешней Хорватии только такой курс — в меру популистский и компромиссный — может сохранить ей президентское кресло.

Обложка: Getty Images

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.