Views Comments Previous Next Search

ЖизньЧто делать с педофилами, не совершившими преступлений

И как в разных странах пытаются лечить сексуальное влечение к детям

Что делать с педофилами, не совершившими преступлений — Жизнь на Wonderzine
Что делать с педофилами, не совершившими преступлений. Изображение № 1.

дмитрий куркин

Госдума приняла в первом чтении поправки к статьям 78 и 134 УК РФ, ужесточающие ответственность за противоправные действия сексуального характера по отношению к несовершеннолетним. В частности, законопроект, разработанный депутатом Ириной Яровой (автором одиозного «пакета Яровой» о противодействии терроризму), предлагает повысить максимальный срок тюремного заключения за растление до пожизненного (сейчас он составляет пятнадцать лет), отменить сроки давности по невыявленным преступлениям (сейчас он истекает через пятнадцать лет после совершения противоправных действий) и квалифицировать распространение детской порнографии и совместное проживание с жертвой как отягчающие обстоятельства. Отдельную ответственность поправки предполагают установить за «понуждение детей к действиям сексуального характера с использованием сети Интернет».

Показательно, что предложенные поправки назвали ужесточением закона «за педофилию», хотя слово «педофил» в тексте проекта не используется — как не использовалось оно и в принятом в 2012 году законе о принудительной химической кастрации. В строгом смысле педофилия, как патология, не всегда приводящая к преступлению, и вовсе не объект права — в отличие от конкретных насильственных действий. Однако в общественном сознании одно давно соединилось с другим: крупные скандалы, связанные с сексуальным насилием над детьми — будь то масштабное расследование в римско-католической церкви или обвинения в адрес школьных преподавателей, — по инерции называют педофильскими, даже если психопатологическая составляющая выявлена (то есть диагностирована врачами) не была. Эта путаница затрудняет и без того тяжёлый и неприятный разговор о проблеме, само обсуждение которой в два приёма приравнивается к оправданию насилия над детьми. Между тем вопрос остаётся открытым: если общество не считает педофилов преступниками по умолчанию (по крайней мере, юридически), готово ли оно взяться за их адаптацию? И если да, то какой может быть такая адаптация?

Осторожная дискуссия о людях, которые осознали себя педофилами, началась лишь в последние годы: характерный пример — нашумевшая статья «Тебе 16. Ты педофил. Ты не хочешь никому навредить. Что ты будешь делать?», рассказывающая о некоем Адаме, подростке, который пытается найти способы справляться с расстройством. Как замечает автор текста Люк Мэлоун, линий психологической поддержки не существует. По сути, единственным местом, где педофилы могу выговориться, остаются анонимные форумы в дип-вебе: даже те, кто осознал и пытается держать под контролем сексуальное влечение к детям, понимают, чем грозит любой намёк на раскрытие их личности, и привыкают тщательно маскироваться.

Распространено мнение, что педофилия требует лечения. Но в нынешних условиях вероятность того, что педофил обратится за медицинской помощью, сводится к нулю, да и сами специалисты находятся на грани риска — или нарушить закон, или поступиться врачебной этикой. «Представьте, что вам звонит парень и говорит: „Привет, я испытываю сексуальное влечение к детям, вы можете мне помочь?“ Помочь-то я хочу. Но по закону, если у меня хотя бы малейшее основание подозревать абьюз, я обязан сообщить об этом властям, — поясняет американский терапевт Прескотт в интервью изданию Cracked. — Допустим, он говорит: „Я ничего не делал. Но я посмотрел в Сети такие-то видео, которые, возможно, считаются детской порнографией“. В штате Мэн я не обязан сообщать о таком, но в Калифорнии приняли закон, по которому о человеке, сознавшемся в просмотре детского порно, теперь нужно рассказывать полиции».

Одним из немногих исключений остаётся проект «Дюнкельфельд» («Серая зона»), созданный для анонимной помощи педофилам. Запущенный в Берлине в середине 2000-х под девизом «Вы невиновны в своих сексуальных желаниях, но вы отвечаете за своё поведение», он вышел на общенациональный уровень и даже получил правительственное финансирование. «Серая зона» предлагала добровольцам разнообразные методы лечения, от когнитивно-поведенческой терапии до курсов лечения препаратами, снижающими половое влечение (антиандрогенами или ингибиторами обратного захвата серотонина). Программу много критиковали — в том числе и за то, что она помогает не жертвам, а абьюзерам, — и результаты её сложно проверить: прошедший курс лечения педофил может сообщить, что больше не испытывает влечения к детям, только потому, что от него этого ждут. И тем не менее «Серая зона» даёт возможность для полномасштабного исследования как самого расстройства, так и масштаба проблемы: за время её существования в программе приняли участие тысячи мужчин, в том числе тех, кто приехал в Германию из других стран.

 

Педофилия до сих пор довольно плохо изучена, а споры о том, как её классифицировать в зависимости от симптомов и истории поведения, ведутся по-прежнему 

Единственным более или менее надёжным способом предотвращения секс-преступлений против детей считается химическая кастрация. В некоторых странах, включая Россию, Польшу, Молдову, Индонезию и Южную Корею, она введена как принудительная мера, в других осуждённый за насилие над ребёнком может выбрать её для того, чтобы уменьшить тюремный срок. У химической кастрации, впрочем, есть свои противники, сомневающиеся в эффективности используемых для неё препаратов. Кроме того, современные антиандрогены, хотя и не приводят к таким катастрофическим последствиям, какие наблюдались полвека назад (памятен пример Алана Тьюринга, которого химической кастрацией пытались лечить от гомосексуальности), всё ещё дают побочные эффекты — например, уменьшение плотности костей.

Педофилия до сих пор довольно плохо изучена, а споры о том, как её классифицировать в зависимости от симптомов и истории поведения, ведутся по-прежнему. Часть исследователей настаивает на разграничении, принятом Американской психиатрической ассоциацией и разделяющем педофилию и педофильное расстройство, подразумевая, что в первом случае человек может себя контролировать и не совершает ничего противозаконного. Более того, журнал Международного нейропсихологического общества опубликовал исследование, утверждающее, что тяга именно к насилию над детьми обусловлена «биологическими обстоятельствами», не имеющими ничего общего с сексуальными предпочтениями, а между абьюзерами-педофилами и абьюзерами-непедофилами больше общего, чем между двумя видами педофилов (контролирующих и не контролирующих своё поведение). Однако эти выводы всё ещё требуют подтверждения, и их пока недостаточно для того, что изменить отношение к педофилам, за которыми не числится преступлений сексуального характера. Их по-прежнему считают бомбой замедленного действия.

Фотографии: Ana — stock.adobe.com 

Рассказать друзьям
58 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.