Views Comments Previous Next Search

ЖизньЗа глаза: Почему сплетничать не запрещено

И как обсуждать других «правильно»

За глаза: Почему сплетничать не запрещено — Жизнь на Wonderzine

Текст: Наташа Федоренко, Маргарита Коковихина

Мы привыкли осуждать сплетников и себя, когда обнаруживаем, что уже полчаса обсуждаем личную жизнь далёкой приятельницы на вечеринке. Культурные установки и здравый смысл чётко сообщают нам, что говорить гадости за глаза очевидно плохо, а невинно болтать о чужой жизни — плоско и неумно. Но на деле такие запреты только нервируют: по разным подсчётам, от 60 до 90 % всех разговоров между людьми можно назвать сплетнями, да и индустрия таблоидов не теряет позиций.

Музыка, политика, искусство, спорт — все эти темы, считает эволюционный психолог Робин Данбар, заботят нас гораздо меньше, чем обсуждение новой машины бывшего одноклассника, и занимают только треть времени всех разговоров. В теории Данбара это совершенно не свидетельствует об упадке нравов, а, напротив, объясняет правила существования человечества. 

В его представлении сплетни, то есть распространение информации об участниках сообществ, едва ли главная задача языка. Данбар относит формирование этой функции к периоду, когда древние люди стали жить в более крупных комьюнити и физически не могли наблюдать за каждым его участником — взамен пришлось делиться информацией вербально. Данбар полагает, что «сплетни» дали древним людям чувство единства и возможность адаптироваться к окружающему миру при помощи разговоров. И современные люди от них ушли не далеко.

За глаза: Почему сплетничать не запрещено. Изображение № 1.

 

Интересы партии

Сплетни до сих пор устанавливают неформальные правила поведения в сообществе. Исследование 1985 года среди компаний в Кремниевой долине показало, что сплетни, услышанные от коллег, помогали новым работникам адаптироваться к рабочему месту — так они узнавали, как принято вести себя в офисе и как наладить конструктивную коммуникацию с начальством. Одобряя или порицая чьё-то поведение в беседе у кулера в офисе или за семейным обедом, сотрудники определяют границы допустимого в коллективе — например, можно ли устраивать алкогольные вечеринки в офисе. 

Исследователи полагают, что сплетни помогают нам действовать в интересах коллектива, ограничивая собственный эгоизм. «Даже когда мы общаемся с тем, кого больше никогда не увидим, мы помним, что люди всегда сплетничают и всё, что мы делаем, так или иначе станет известно всем», — считает Мэтью Файнберг, профессор по организационному поведению Университета Торонто. Иными словами, слухи, которые циркулируют вокруг нас, не только страшат нас, но и дисциплинируют. 

Одно из исследований Файнберга показывает, что когда участники групповой игры, где необходимо кооперироваться, получают возможность сплетничать о поведении друг друга и исключать из игры эгоистов, последние, возвращаясь в следующем раунде, начинают вести себя гораздо лучше. Исследователи отмечают, что сплетни в интересах коллектива принимают гораздо лучше, чем слухи, которые распространяются только в собственных интересах. И, кстати, представление о том, что «сплетников никто не любит», — миф. Никто, конечно, не отменял нежелание делиться личным с главным болтуном в офисе из соображений здравого смысла. Но ряд исследований доказывают, что сплетни, особенно невинные, помогают сблизиться с собеседником или целым коллективом и даже повышают количество окситоцина в крови. 

Файнберг и его коллеги также выяснили, что мы начинаем нервничать, если не имеем возможности рассказать о недопустимом поведении человека другим членам группы, тогда как возможность посплетничать и поделиться этим знанием, наоборот, помогает расслабиться. А похожее исследование Университета Беркли доказывает, что в условиях игры на деньги люди готовы платить за возможность распространить сплетню об эгоистичном поведении одного из участников игры, даже если это не ухудшит результат обманщика. В общем, когда речь идёт о жуликах, сплетни становятся жизненной необходимостью для участников коллектива.

 

 

Повышение самооценки

Принято считать, что, говоря неприятные вещи о других, мы пытаемся повысить свою значимость — в целом это правда, сплетни повышают нашу самооценку, но работает это сложнее. Когда мы делимся хорошими новостями о других людях или слышим их от кого-то, то вдохновляемся и стараемся быть лучше. Когда рассказываем что-то негативное о других — тоже растём в собственных глазах на их фоне. Впрочем, исследователи Гронингенского университета отмечают, что у этого чувства есть и неприятный привкус: злые сплетни заставляют нас нервничать и подозревать, что о нас самих тоже говорят неприятные вещи.  

 

 

За глаза: Почему сплетничать не запрещено. Изображение № 2.

 

 

Мы часто сплетничаем, чтобы повысить свой авторитет, почти бессознательно. Бизнес-психолог Найджел Николсон приводил в пример свою встречу с джазменом, который рассказывал ему, что некоторые известные музыканты переоценены, тогда как многие талантливые исполнители никогда не получают признания, которого они заслуживают, явно намекая на себя. Сплетни — это и орудие конкуренции. Исследование, которое проводили среди американских студентов в 2017 году, приходит к закономерному выводу, что люди с высокой склонностью к конкуренции больше расположены к сплетничеству.

При этом сплетни помогают нам учиться на чужих примерах. В одном из исследований 2004 года, опубликованном в журнале Review of General Psychology, авторы отмечают, что истории о чужих неудачах помогают вести себя осмотрительнее — хотя бы потому, что запоминаются гораздо лучше, чем позитивные примеры. А обдумывать свои стратегии поведения и учиться на чужом опыте можно, даже рассматривая сайт TMZ. Бельгийский психиатр Шарлотта де Бакер считает, что наш интерес к личной жизни знаменитостей как раз продиктован потребностью в ролевых моделях, которые могут отсутствовать в реальной жизни, — правда, без критической рефлексии от такого увлечения будет больше проблем, чем блага.

 

За глаза: Почему сплетничать не запрещено. Изображение № 3.

 

Болтовня от скуки

В герметичных и консервативных сообществах сплетни могут быть очень токсичными. Злые разговоры могут не просто незаслуженно исключить человека из общества, но и привести к травле и, как следствие, к серьёзным психологическим последствиям для жертвы. Столкновение со слатшеймингом в маленьком городе может превратить жизнь жертвы в выживание. Что и говорить о ситуациях, где сплетники начинают чувствовать свою власть (а распространение слухов вполне может поднять социальный статус), и, придумывая небылицы, превращают в ад жизнь людей, которые им просто не нравятся. 

Однако часто мы сплетничаем просто потому, что боимся показаться скучными собеседниками, считает психолог Андреа Бониор и предлагает подумать о своих мотивациях, прежде чем поделиться свежими слухами. Иногда мы хотим сблизиться с кем-то или сделать разговор интереснее, но не находим другого способа. В этом случае есть смысл подумать о других способах завязать дружбу или выделиться. Психолог Мария Долгополова полагает, что слухи создают ощущение стабильности: люди часто восполняют пробелы в информации разными небылицами, поскольку слухи снимают ощущение дискомфорта и неопределённости. Лучшее доказательство тому — популярность конспирологических теорий в авторитарных режимах.

Психологи всё чаще призывают нас винить себя чуть меньше за обсуждение жизни других людей. А в журналистских кругах, к примеру, принято шутить, что политика — это и есть набор сплетен. Если жизнь без сплетен кажется вам серой и бессюжетной, стоит помнить о золотом правиле нравственности: не нужно говорить гадостей без веских на то причин. Психологи напоминают, что люди склонны примерять качества людей, о которых рассказывает собеседник, на него самого. Так что, выбирая между «плохой» и «хорошей» сплетней, выгоднее остановиться на последней — её распространят и на вас.

Фотографии: Wikimedia Commons, CBS, Trust Film Sales ApS

  

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.