Views Comments Previous Next Search

ЖизньКак люди с психическими особенностями становятся жертвами сексуального насилия

И почему об этом мало кто знает

Как люди с психическими особенностями становятся жертвами сексуального насилия — Жизнь на Wonderzine

Как люди с психическими особенностями становятся жертвами сексуального насилия. Изображение № 1.

александра савина

Эта неделя дала сразу несколько поводов поговорить о жестокости по отношению к людям с особенностями развития. 29 мая в Северной Осетии управление СК по Северной Осетии — Алании закрыло дело о продолжительном сексуальном насилии над 18-летней девушкой с аутизмом: год назад жительница Владикавказа Залина Дудаева рассказала, что её дочь многократно насиловали несколько мужчин, приходивших к ней домой, пока мать и двое сыновей находились на лечении в Москве. Тем не менее следствие сделало вывод, что девушка вступала в интимную связь добровольно, а мужчины не знали о её особенности. То есть состояние потерпевшей фактически использовали против неё, объясняет адвокат девушки Ольга Карачёва: следователь отметил, что её показания не могут быть достоверными из-за её «психического состояния». Из-за общественного резонанса, который вызвало решение СК, 31 мая дело было возобновлено.

 

 

   

 

 

Э

то далеко не единственный случай, когда люди с особенностями развития становятся жертвами жестокости и насилия — не только сексуального, но и физического и психологического. Вчера в Москве полиция задержала  двадцатидвухлетнего мужчину с аутизмом за «громкие

крики на улице». По словам матери задержанного, её сына отвезли в отделение, заковали в наручники и держали около трёх часов до приезда скорой психиатрической помощи — после чего отвезли в психиатрическую больницу, откуда выписали на следующий день. Мужчина рассказал матери, что в полиции его несколько раз душили, завязывали ему рот и голову его футболкой.

 

 

Печальная статистика говорит, что люди с особенностями развития и ментального здоровья, как и люди с инвалидностью, оказываются более уязвимыми для сексуального и физического насилия. По данным исследования, проведённого специалистами Университетского колледжа Лондона, 40 % опрошенных ими женщин с особенностями ментального здоровья во взрослом возрасте стали жертвами изнасилования или сталкивались с попыткой сексуального насилия — 53 % из них пытались покончить с собой из-за травмирующего опыта. С такой же проблемой сталкивались 12 % опрошенных мужчин. То же исследование показало, что люди с особенностями ментального здоровья также часто сталкиваются и с домашним насилием: во взрослом возрасте его жертвами стали 69 % опрошенных женщин и 49 % мужчин. В опросе приняли участие 303 выбранных случайным образом человека, наблюдавшиеся в психиатрической клинике на протяжении года и более; у 60 % из них диагностирована шизофрения.

Проблема насилия касается не только взрослых. По данным ВОЗ, вероятность столкнуться с насилием у детей с инвалидностью почти в четыре раза выше, чем у детей без неё, стать жертвами той или иной формы насилия у детей с инвалидностью больше в 3,7 раза, жертвами физического насилия — в 3,6 раза, жертвами сексуального насилия — в 2,9 раза. Дети с особенностями развития и ментального здоровья ещё более уязвимы: у них риск столкнуться с сексуальным насилием в 4,6 раза выше, чем у других детей.

 

 

Правозащитница Шампа Сенгупта рассказала, что жители деревни решили, что «неполноценная» девушка пытается испортить жизнь «полноценным» мужчинам

 

 

Американская организация RAINN, борющаяся с сексуальным насилием, считает, что люди с особенностями ментального развития нередко сталкиваются с насилием со стороны сиделок, опекунов и тех, кто должен о них заботиться — они могут использовать власть над человеком и его беззащитность, чтобы запугать его и принудить к сексу. Особенно часто это происходит с пожилыми людьми, испытывающими когнитивные трудности, вызванные деменцией или нейродегенеративными заболеваниями вроде болезни Альцгеймера. В расследовании, посвящённом насилию и жестокому обращению в «домах престарелых» в США, CNN рассказывает об одном таком случае: 83-летнюю Соню Фишер, у которой диагностировали болезнь Альцгеймера, ночью изнасиловал санитар — это увидела одна из работавших с ним сиделок, которая доложила обо всём руководству. Санитара немедленно отстранили от работы; впоследствии оказалось, что это был не единственный случай насилия в учреждении. Несколько раз до того жертвой насилия становилась женщина с инвалидностью по зрению и слуху, которая не могла опознать, чьей жертвой стала — руководство какое-то время уже подозревало санитара вместе с другими работниками его смены.

Людям с ментальными особенностями может быть труднее рассказать о произошедшем с ними насилии — например, насильник может отнять у жертвы доступ к телефону, компьютеру или другим средствам связи, или ей может быть трудно пользоваться ими самостоятельно. Как и в случае с дочерью Залины Дудаевой, признания жертв насилия с ментальными особенностями могут просто обесценивать — или считать, что те не могут адекватно оценивать собственное состояние. Например, в 2014 году двадцатитрёхлетняя индийская женщина с ДЦП рассказала, что несколько мужчин насиловали её, пока она не потеряла сознание. Правозащитница Шампа Сенгупта рассказала, что жители деревни решили, что «неполноценная» девушка пытается испортить жизнь «полноценным» мужчинам.

Ещё меньше говорят о сексуальности людей с ментальными особенностями: пока одни предпочитают думать, что её вообще не существует, другие окружают её страхами и стереотипами, например о том, что все люди с особенностями развития агрессивны. Организация RAINN отмечает, что люди с инвалидностью или особенностями развития могут не знать о сексуальной безопасности и о том, что в их отношениях с другими людьми есть границы. Эти границы могут быть размыты — например, если человеку нужна помощь в обслуживании самого себя и он привык, что другие часто видят его обнажённым или прикасаются к нему.

 

 

Людям с ментальными особенностями может быть сложнее рассказать о произошедшем с ними насилии

 

 

Наконец, бывает трудно определить, где проходит граница согласия на секс. Люди с особенностями развития или ментального здоровья могут не знать, что у них есть право сказать «нет», или не иметь возможности чётко выразить своё несогласие — чем могут воспользоваться абьюзеры и насильники. Вопрос, где проходит граница свободы человека с особенностями развития или ментального здоровья и может ли он дать полностью осознанное согласие на секс, сложный и зависит от каждого конкретного случая: запрет может не только защитить человека, но и ограничивать его право на сексуальность.

В некоторых странах законы подходят к этой проблеме с другой стороны — например, в Великобритании существует классификация преступлений против людей с особенностями ментального здоровья. Их делят на три группы: во-первых, изнасилования, когда жертва не в состоянии дать отказ; во-вторых, изнасилования, когда жертва может дать осознанное согласие, но её состояние делает её более уязвимой к уговорам и принуждению; и, в-третьих, изнасилования со стороны сиделок и других людей, ухаживающих за человеком. Такая позиция не означает, что люди с особенностями не в состоянии дать осознанное согласие на секс — но подразумевает, что к их словам и потребностям прислушиваются и их защищают, когда они особенно уязвимы.

В некоторых случаях из-за особенностей состояния самой жертве может быть труднее понять, что произошедшее с ней было изнасилованием и что она не виновата в случившемся. Холли Смит, у которой диагностировали биполярное расстройство, в колонке рассказывает, что во время эпизодов гипомании она не может контролировать собственную сексуальность — а её желание постоянно меняется. Исследования отмечают, что у многих людей с биполярным расстройством во время гипомании наблюдается гиперсексуальность — состояние, при котором человек может хотеть секса больше, чем обычно, действовать импульсивнее и не так, как поступил бы в обычной ситуации — иногда действуя во вред себе. Естественно, этим могут попытаться воспользоваться другие.

 

 

Это не означает, что люди с особенностями не в состоянии дать осознанное согласие на секс — но подразумевает, что к их словам и потребностям прислушиваются

 

 

По словам Холли, именно из-за этих симптомов она очень долго считала, что виновата в собственном изнасиловании: «Я стыдилась химических процессов, которые происходят в моём мозге. Я продолжала двигаться по опасному пути и не обращалась к специалистам — пока после нервного срыва наконец не пришла за помощью по поводу моего биполярного расстройства и посттравматического стрессового расстройства».

В борьбе с насилием над людьми с особенностями психологического состояния и здоровья вопросов пока больше, чем ответов. Но первый шаг понятен уже сейчас: стоит перестать отмахиваться от происходящего, проявить чуть больше эмпатии и, главное, не закрывать дела о насилии. 

Фотографии: Alexander Potapov — stock.adobe.com

  

Рассказать друзьям
33 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.