Views Comments Previous Next Search

ЖизньМолитва онлайн:
Как зарабатывают
на религиозных услугах
в интернете

Как прикоснуться к вере через интернет

Молитва онлайн:
Как зарабатывают
на религиозных услугах
в интернете — Жизнь на Wonderzine

Текст: Лера Швец 
Иллюстрации: Алёна Беляева

Религиозная жизнь в интернете не стоит на месте. Приходы и монастыри принимают заказы на требы (прошения о молитвах) и молебны, батюшки ведут влоги, а в инстаграме полно объявлений с предложениями отнести записки в храмы Иерусалима. Неудивительно, если однажды крупные компании запустят новые платформы — Uber Church или «Яндекс.Молитва», — тем более что приложение для айфона «iТребы» уже есть.

Вопрос, насколько этично переносить религиозные услуги онлайн, остаётся открытым. С одной стороны, верующие могут увидеть в этом попытку отойти от канона. С другой, сайты, принимающие заказы на записки и молебны онлайн, помогают религиозным людям, у которых по разным причинам нет возможности сходить в храм самостоятельно. Наконец, никто не застрахован от мошенничества. Мы решили разобраться, кто и зачем запускает коммерческие проекты в сфере религиозных услуг, какие из них поддерживает РПЦ и какие оказываются обычным надувательством.

Молитва онлайн:
Как зарабатывают
на религиозных услугах
в интернете. Изображение № 1.

 

Передать записку

Молитва онлайн:
Как зарабатывают
на религиозных услугах
в интернете. Изображение № 2.

 

 

Два года назад Евгения Белова переехала с детьми в Израиль. В первый год жизни в новой стране Евгения долго перестраивалась, подрабатывала уборкой домов и преподаванием танцев. Однажды подруга в шутку предложила ей возить записки к Стене Плача — в щели между камнями иерусалимской святыни принято вкладывать записки с просьбами богу. «Это было как раз тридцать первого декабря. А у меня первого января день рождения, — вспоминает Евгения. — Меня поздравляла с днём рождения Ксения Безуглова (инстаграм-блогер. — Прим. ред.) и попросила поставить за неё свечку. Я решила поделиться с ней этой идеей. Она сказала, что ей нравится и она готова рассказать об этом своим читателям. Через час мне уже начали писать люди с просьбами. Я не могла понять, в чём дело. Смотрю, а Ксюша уже сделала обо мне пост. Вот так и появился этот проект».

«Послание онлайн» Евгения продвигает в инстаграме, а заказы принимает через сайт. Работает Евгения без фиксированной цены за услуги — за пожертвования. Каждый клиент получает подробный видеоотчёт о том, как Евгения оставляла записку или свечу в определённом храме. Одна из клиенток Евгении, Ольга Апрышко из села Рассыпное в Ростовской области, рассказывает, что нашла проект случайно в инстаграме: «У меня нет возможности самой съездить в Иерусалим. Решила, что, раз есть такие добрые люди, то стоит воспользоваться возможностью». Правда, призналась, что сомнения были: «Такие услуги я встретила первый раз, раньше не видела нигде и ни у кого. Но потом изучила страницу и сайт. Поняла, что я не одна такая, и сомнения ушли. Если есть возможность, почему бы не воспользоваться, тем более что никто не просит за это миллионы».

«Переводят все по-разному: кто пятьдесят рублей, а кто — пятнадцать тысяч, — говорит Евгения. — Часть денег я оставляю в храмах, часть отправляю в фонд Ксении Безугловой „Возможно всё“, а оставшаяся часть покрывает расходы на бензин и оплату помощницы. Если что-то остаётся, то это идёт мне в качестве зарплаты. Но в Израиле в любом случае цены сильно отличаются от России. Например, я очень хочу слетать домой, но пока у меня такой возможности нет». Евгения рассказывает, что ей предлагали сотрудничество в России: «Другие проекты хотели отправлять записки мне, но при этом я должна была перейти на фиксированную цену. Я сказала, что так работать не смогу. Ведь я пишу, что если у человека нет возможности перевести деньги за мою работу, это не страшно. Нужно просто сделать доброе дело кому-то из своего окружения. Это всё на их совести».

 

«Вчера была записка от женщины, которая уже присылала записку семь месяцев назад. Она тогда просила, чтобы её сыну дали условный срок. Вчера же — просьба, чтобы прокуратуру условный срок устроил»

 

 

С тем, что за религиозные услуги, вроде возможности поставить свечу в храме, нужно отдавать деньги, сталкивался каждый верующий. Это устоявшаяся практика, которая, тем не менее, не считается платой за услуги — это пожертвование, которое одновременно означает, что верующий готов принести дар богу, и помогает храмам оплачивать расходы.

Схожий проект «Иерусалим-Шалом» существует не на пожертвования любой суммы, а как полноценный интернет-магазин. Кроме красных нитей (иудейский талисман, который, считается, должен оберегать от сглаза), освящённых свечей и другой тематической продукции за сорок пять шекелей (примерно 800 рублей) клиенту предлагают передать записку в Стену Плача, Храм Гроба Господня или в Рассечённую колонну у входа в храм. Записки передают в день заказа и к вечеру присылают видеоотчёт. Алина Теплова, одна из создательниц проекта, рассказывает, что это далеко не предел: «Можно купить святую воду или заказать молебен или другую специальную службу. Нестандартные заказы могут быть самыми разными и удивительными. К примеру, для одной клиентки мы покупали мыло от псориаза из лечебной грязи Мёртвого моря, освятили его в храме и уже потом отправили ей».

Так же, как и у Евгении Беловой, идея проекта появилась у Алины через несколько лет жизни в Израиле: «Мы начали смотреть, что есть в интернете, и поняли, что на самом деле мало кто работает из Израиля. Многие передают записки большими пачками и через кого-то. К нам даже иногда обращаются — мол, мы уже нашли клиентов, нам уже проплатили, осталось только всё это отнести. Если просто ввести фразу „красные нити“ в поисковике, то выскочит огромное количество картинок — нити в разных упаковках с молитвами, с печатями, со штампами. Ничего этого в Иерусалиме нет. Это всё местный российский или ещё чей-то хэндмейд. Было видно, сколько всего существует подложного, и хотелось сделать что-то настоящее». Проверить, насколько честны те, кто обещают доставить красную нить из Израиля, действительно трудно: тот, кто делает заказ, не может отследить сам процесс.

Обе женщины утверждают, что никогда не получали комментарии об оскорблении чувств верующих или критику в свой адрес. По словам Алины Тепловой, клиенты, наоборот, пишут благодарные отзывы: «Кто-то после просьб потом просто шлёт благодарность, и это очень приятно. А бывает, что возникает следующая просьба. Например, вчера была записка от женщины, которая уже присылала записку семь месяцев назад. Она тогда просила, чтобы её сыну дали условный срок. Видимо, в семье ограниченные финансовые возможности и нет средств нанять адвоката. Вчера от неё опять была записка, с просьбой, чтобы прокуратуру устроил условный срок и чтобы это решение суда осталось в силе. Вот такая последовательность».

 

Молитва онлайн:
Как зарабатывают
на религиозных услугах
в интернете. Изображение № 3.

 

Поставить свечу

Молитва онлайн:
Как зарабатывают
на религиозных услугах
в интернете. Изображение № 4.

 

 

В России у проектов, предоставляющих религиозные услуги онлайн, неоднозначная история. С одной стороны, ещё в 2013 году патриарх Кирилл объявил о важности присутствия церкви в онлайн-пространстве. С другой — не всякой такой инициативе удаётся получить церковное благословение. 

Семь лет назад Анна Винокурова училась в Высшей школе экономики на программе «Менеджмент в сфере электронного бизнеса и интернет-проектов». В качестве пилотного проекта они с однокурсником придумали и разработали сайт «Поставь свечу». Функционал сайта был простой: выбрать тип свечи и один из трёх храмов в Москве, можно было добавить записку с просьбой. После подтверждения оплаты курьер шёл в указанный храм и ставил свечу, затем заказчик получал фотоподтверждение. «Мы не надеялись сразу заработать, — отвечает Анна на вопрос, приносил ли проект заработок. — Сначала мы просто изучали рынок. Для этого мы поставили минимальную цену, которая условно включала курьерскую доставку и стоимость самой свечи. Мы хотели понять, как люди воспримут эту идею».

Анна с коллегами также пыталась получить поддержку представителей церкви и договориться о возможном сотрудничестве, но это им не удалось. Параллельно с этим началось судебное разбирательство по делу Pussy Riot, и позже, в 2013 году, они приняли решение закрыть проект окончательно. Анна считает, что, скорее всего, на тот момент ни церковь, ни общество не были до конца готовы к их идее: «Всё, что существует сегодня, возможно, стало развиваться уже позже. В наше время были только проекты, которые предлагали поставить виртуальную свечу: просто на сайте загоралась свеча, красиво нарисованная во флеш. Может, мы своим проектом инициировали разговор на эту тему, подали идею, и похожие услуги стали развиваться».

 

«Сегодня это уже воспринимается как норма. Но опасность заключается в сервисах, которые принимают исповедь онлайн. Это нарушение канонов и размывание границ допустимого»

  

 

В это же время, в середине 2013 года, двое прихожан храма Воскресения Христова в Шереметьеве в Москве пытались развивать приходскую жизнь. Они задались идеей создать первую православную социальную сеть. Меньше чем через год, в мае 2014 года, состоялся официальный запуск социальной сети «Елицы». Тогда же было получено благословение патриарха Кирилла. Сегодня «Елицы» объединяют более двухсот тысяч пользователей, девятнадцать тысяч храмов и монастырей и одиннадцать тысяч активных приходских общин. В сеть входит благотворительный фонд, собственное медиа, паломнический сервис и также «Елицы Записки» — сервис заказа треб онлайн. 

По словам пресс-секретаря сети «Елицы» Натальи Чиж, «Елицы Записки» были созданы по многочисленным просьбам пользователей социальной сети: «Сервис помогает людям, живущим в отдалённых регионах России или в других странах, обратиться за молитвенной помощью в храмы и монастыри и заказать требы онлайн. У нашего проекта налажены дружеские отношения со многими монастырями Русской Православной Церкви, а также монастырями братских Церквей». Стоимость треб в сервисе включает комиссию и в среднем выше, чем в храмах. Комиссия покрывает налоги с перечисления, комиссию банка, оплату работы модераторов и отчисления в благотворительный фонд «Елицы». Сейчас в сервисе принимают участие двадцать храмов и монастырей. Как считает Наталья, присутствие Церкви в интернете будет активно развиваться дальше: «Сегодня это уже воспринимается как норма. Дальше будут осваиваться новые площадки и внедряться новые технологии. Но опасность заключается в сервисах, которые принимают исповедь онлайн. Это нарушение канонов и размывание границ допустимого».

Это далеко не единственные сервисы, предлагающие связанные с православием услуги онлайн. Существуют, например, полностью виртуальные часовни, где можно поставить свечи и выбрать молитвы. Несколько храмов, как, например, храм Всех святых, в земле Российской просиявших, в Новокосине, предлагают заказать молебен официально и напрямую — для этого нужно заполнить данные и оставить рекомендуемую сумму пожертвования. Есть и онлайн-трансляции богослужений — присоединиться и посмотреть их можно по расписанию. В комментариях к трансляциям богослужений можно найти множество слов благодарности. Некоторые посетители рассказывают, что не могут посещать храм из-за здоровья или семейных обстоятельств, другие говорят, что живут не в России и далеко от православных храмов. Тех, кто недоволен самим фактом проведения онлайн-трансляций, единицы.

Молитва онлайн:
Как зарабатывают
на религиозных услугах
в интернете. Изображение № 5.

 

Заказать молебен

Молитва онлайн:
Как зарабатывают
на религиозных услугах
в интернете. Изображение № 6.

 

 

Четыре года назад Олег Баринов из Санкт-Петербурга искал телефон храма Святителя Николая на Долгоозёрной улице, чтобы узнать расписание служб. Но вместо сайта РПЦ он попал на сайт с похожим названием — ресурс предлагал заказать требы и молебны в церквях и монастырях по всей России. При этом, по словам Олега, услуга предлагается без разбора, действующий храм или нет — заказ можно сделать в том числе в музейном храме Василия Блаженного или в Архангельском соборе Кремля. Некоторые из предлагаемых богослужений в принципе могут никогда не читаться в храмах.

«Я не могу сказать, что удивился или пришёл в негодование от самого факта существования этого сайта. Например, о заказе записок на сайте Оптиной пустыни я к тому моменту уже слышал, — вспоминает Олег. — Но то, как всё это было сделано, привело меня в искреннее смятение». Олег связался с создателями сайта и задал им вопросы про их работу и про законность использования названия: «Наглость и нахальство создателей сайта и вся манера ведения диалога, в которой всё указывало на безнаказанность этих людей, побудили меня хотя бы попытаться добиться правды».

В канцелярии РПЦ Олегу подтвердили, что сайт им неизвестен, и дали разрешение обращаться в правоохранительные органы. Олег обратился в прокуратуру. Он рассказывает, что сразу после этого его почта и аккаунты в социальных сетях были взломаны и рассылались сообщения, порочащие его и его семью. Олег предполагает, что это могло быть напрямую связано с результатами его деятельности. По обращениям Олега его работу заметили в РПЦ: «Уже на основании заявления их юристов прокуратура провела проверку и передала дело в суд. В итоге юридическое лицо, через которое работал сайт, было закрыто, а по всем епархиям было разослано информационное письмо. Правда, к сожалению, фирма перерегистрировалась и продолжает существовать». Как объясняет Олег, теперь на сайте нет возможности выбрать определённый храм и при заказе записки человек не знает, в какой храм её заказывает. 

 

«Человека, который предпочитает заказать записку дистанционно, поджидает ряд опасностей. В первую очередь мошеннические организации — проконтролировать это очень сложно»

 

 

После этой истории Олег стал проверять другие похожие сайты, а результатами делиться на тематических православных форумах: «Если бы пару лет назад мне сказали, что я стану „охотником на ведьм“, я бы искренне рассмеялся. Жена так иногда надо мной подшучивает, но я не обижаюсь. Несмотря на несколько моих статей на форумах, я не могу сказать, что это стало моим хобби. Нет, я не стал равнодушным человеком. Просто от мошенников нас должны защищать правоохранительные органы. Ведь этого хватает не только в интернете, но и на улицах. Взять хотя бы ряженых батюшек, собирающих пожертвования, или ненастоящих калек у входов во все крупные храмы». Как считает Олег, важно повышать уровень юридической и компьютерной грамотности населения: «Что говорить о мошенничестве в Сети, где люди сами отдают жуликам деньги. Но ведь для того, чтобы отличить настоящий сайт от мошенников, достаточно простой внимательности».

Вахтанг Кипшидзе, заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, считает, что духовная жизнь человека не исчерпывается дистанционной подачей записок: «К сожалению, у многих, кто прибегает к этому сервису, создаётся ложное представление, что их праведность и воцерковленность измеряется суммами пожертвований и количеством заказанных в разных монастырях молитв. Это печальное заблуждение. Мир духовной традиции намного более богат и интересен. Всегда лучше пойти в храм и в полной мере участвовать в приходской жизни, которая радикальным образом отличается от интернет-общения. Конечно, если кто-то не может сам прийти в храм, в том числе по причине престарелого возраста или по состоянию здоровья, он или она могут воспользоваться таким сервисом».

По словам Кипшидзе, Синодальный отдел порой получает заявления о предполагаемых случаях мошенничества: «Человека, который предпочитает заказать записку дистанционно, поджидает ряд опасностей. В первую очередь это мошеннические организации, которые заявляют, что собирают пожертвования для исполнения требы. Проконтролировать поток этих средств очень сложно. Мы получаем сведения, но в основном в форме подозрений, что на том или ином ресурсе осуществляются мошеннические действия. К сожалению, это бывает сложно отследить и привлечь к уголовной или административной ответственности».

К тому, чтобы онлайн-услуги стали массовыми, готовы далеко не все священнослужители. Многие считают, что подменять реальный поход в храм виртуальным недопустимо — и если общение со священником через социальные сети приемлемо, то виртуальные часовни не могут его заменить. «Человек всё-таки должен трудиться. И в духовной жизни тоже. Ножками прийти в храм, постоять, помолиться, — говорит священник Дмитрий Шишкин. — Если человек — инвалид, согласен, он может общаться по интернету. Но заменить реальную молитву онлайн-общение не может. Человек на этом сайте пишет: „Я живу в Челябинске и заказал сорокоуст в храме Христа Спасителя“. А почему нельзя в Челябинске заказать? Разница в чём?» 

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.