Views Comments Previous Next Search

ЖизньГлаз упал в унитаз:
Какими должны быть детские книги

Старое против нового и не только

Глаз упал в унитаз: 
Какими должны быть детские книги — Жизнь на Wonderzine
Глаз упал в унитаз: 
Какими должны быть детские книги. Изображение № 1.

александра савина

На прошлой неделе уполномоченная по правам ребёнка Анна Кузнецова представила подборку произведений детской литературы, которые считает «неприличными» — в неё попали, например, стихотворение Игоря Иртеньева «Сказ про глаз» и сказка Светланы Лавровой «Куда скачет петушиная лошадь». На следующий день представители книжного сообщества — писатели, литературные критики, редакторы, педагоги, библиографы — опубликовали открытое письмо омбудсмену: они заявили, что список похож на гуляющую по интернету анонимную подборку «16 шедевров современной детской литературы, которые даже взрослым показывать страшно» и по ней совсем нельзя судить о состоянии современной детской литературы.

Книги для детей по-прежнему остаются загадкой для тех, кто с ними незнаком. Если у вас нет собственных детей, младших братьев и сестёр или племянников, вы не работаете с подрастающим поколением и не имеете ничего общего с книгоизданием, скорее всего, вы мало соприкасаетесь с ними и помните только то, что сами любили в детстве. Мы решили задуматься, какими должны быть книги будущего — и выяснить, какие книги нравятся современным детям.

Глаз упал в унитаз: 
Какими должны быть детские книги. Изображение № 2.

 

Выбери себе приключение 

В конце прошлого года литературный критик Галина Юзефович написала в фейсбуке, как, по её мнению, изменилось чтение современных детей — и как помочь им полюбить книги. Предыдущее поколение — то есть родители нынешних детей — читали не так, как сегодняшние дети: это было одним из немногих доступных вариантов досуга. «Для современного ребёнка, живущего в мире с бесконечным набором развлечений и очень высоким темпом жизни, чтение — лишь одно из возможных развлечений, довольно трудоёмкое и времязатратное. Это значит, что ему есть, куда „утечь“ — что он и сделает при малейшем давлении в эту точку, и вернуть его к чтению будет очень сложно», — отмечает критик.

С такой точкой зрения согласна и детская поэтесса и писательница Маша Рупасова. «Для того чтобы написать книгу, которая заинтересует современного ребёнка, надо отдавать себе отчёт в острейшей конкуренции за детское внимание, — отмечает она. — Тридцать лет назад конкурентами детской художественной литературы были рассказы о Ленине и игра в вышибалу во дворе. Сейчас к услугам детей самые разнообразные миры, созданные профессионалами разных стран. Кино, мультики, высочайшего класса книги, видеоигры!»

Возможно, именно поэтому многие издатели сегодня пытаются экспериментировать с формой книг. Один из самых ярких примеров — электронные американские издания серии о Гарри Поттере с анимированными иллюстрациями, видео и даже небольшими играми. Постепенно появляются книги с дополненной реальностью: это обычные издания, но с помощью смартфона и приложений читатель может получить доступ к играм и другим интерактивным элементам.

 

 

Интерактивный «Гарри Поттер»

 

При этом говорить, что роскошные электронные издания скоро станут повсеместны, тоже нельзя — в первую очередь потому, что пока они пугают родителей. В 2016 году благотворительная организация BookTrust совместно с Open University опросила полторы тысячи родителей британских детей до восьми лет. Большинство сказали, что обеспокоены тем, что их дети используют или могут использовать электронные книги — только 8 % отметили, что такая ситуация их полностью устраивает. Чаще всего озабоченность была связана с тем, что дети проводят больше времени у экрана; 35 % родителей волновались, что дети из-за электронных потеряют интерес к бумажным изданиям; 31 % — что они получат доступ к не подходящему им по возрасту контенту, ещё больше четверти — что это серьёзно влияет на способность ребёнка концентрироваться. Есть и ещё один фактор: не все издательства могут позволить себе регулярно выпускать электронные книги с богатым оформлением.

«Традиционные» бумажные книги при этом тоже могут быть интерактивными и экспериментировать с формой и содержанием. Например, в восьмидесятых и девяностых в США была очень популярна серия «Choose Your Own Adventure», то есть «Выбери себе приключение»: читателям предлагали несколько вариантов действий персонажа, а в зависимости от выбора менялся и сюжет — можно было стать героем, а можно, например, погибнуть. Новые формы и способы заинтересовать маленького читателя, сделать его активным участником процесса ищут и сегодня — в том числе и в России. «Если смотреть на формат, то современной книгу делают оформление дизайнеров и иллюстраторов, которые не боятся экспериментировать, пробовать новое. Большую роль играет интерактивность книги, которая впечатляет ребёнка больше, чем просто иллюстрации. Как, например, в „Анатомии“, одном из хитов 2017 года», — говорит продюсер «МИФ Детство» Анастасия Троян.

С идеей, что современные книги могут и должны дать ребёнку гораздо больше, согласна и видеоблогер, литературный редактор, автор проекта о детских книжках «Мартышка» Валерия Мартьянова: «Дети любят комиксы, виммельбухи („находилки“ типа „Где Уолдо?“), поп-ап-книжки, просто книжки-картинки. С ними можно много чего делать: придумывать истории, обсуждать экологические проблемы, читать по ролям за персонажей, — отмечает она. — Книга в наше время не может быть самодостаточной. Можно читать, играть в интеллектуальные игры, смотреть мультики по теме и ходить на выставки. Вот что сейчас актуально и современно — комплексное развитие. Мне жаль, что многие родители по старинке считают, что, всучив ребёнку в руки книжку, можно заставить его замолчать на час-два».

 

Глаз упал в унитаз: 
Какими должны быть детские книги. Изображение № 3.

 

Там, где живут чудовища

Если посмотреть на список десяти детских писателей, произведения которых выходят наибольшими тиражами в России, за последние десять лет он мало изменился. По данным за 2016 год, большинство имён из него можно было увидеть и несколько десятилетий назад: Корней Чуковский, Агния Барто, Александр Волков, Самуил Маршак, Николай Носов, Александр Пушкин, Ханс Кристиан Андерсен и другие. Такая ситуация сложилась не только в России: например, в 2015 году BBC составила список лучших детских книг всех времён — но самая «молодая» среди них была издана в 1968 году. В список не попали даже книги Джоан Роулинг, не говоря о менее известных книжных сериях вроде «Тёмных начал» Филипа Пулмана.

При этом говорить, что книгоиздание совсем не меняется, тоже нельзя — в противовес «традиционным» российским издательствам вроде «Детской литературы» и «Малыша» появляются редакции, которые берутся за смелые темы и новых авторов: «Самокат», «Розовый жираф», «МИФ. Детство», «Clever», «КомпасГид», «Поляндрия». «Мне кажется, что сейчас хороших детских книг так много, как никогда не было. И переводных, и российских, — говорит писательница, переводчица и филолог Ася Петрова. — У нас бум детской литературы! Выросло целое поколение молодых, талантливых, смелых авторов, пишущих для детей и подростков. Это Наталья Евдокимова, Анна Игнатова, Дарья Вильке, Анна Анисимова, Анастасия Орлова и многие другие. Я убеждена, что вопрос „Чего сейчас детским книгам не хватает?“ совсем неактуален. Им всего хватает: и приверженности традициям, и новаторства, и свободы».

То, какая именно книга попадет к ребёнку, зависит в первую очередь от взрослого: родителя, родственника или ещё кого-то, кто эту книгу купит. Именно на этой стадии обычно и происходит столкновение «старого» и «нового»: многие родители заведомо выбирают то, что им хорошо знакомо, потому что не ориентируются в огромном ассортименте или потому что хотят познакомить детей с тем, что когда-то нравилось им самим. Само по себе это не плохо, но нельзя не учитывать, что «новые» издания могут быть детям ближе и понятнее, чем книги, изданные несколько десятилетий назад.

 

 

Важно, чтобы книга была написана современным языком — не каждый ребёнок
в 2018 году сможет понять проблемы пионеров или представить дисковые телефоны

 

 

Мария Зимина, одна из создателей книжного магазина «Чудетство», считает, что покупателей детских книг можно разделить на три группы. Первая — самая консервативная: те, кто незнаком с новыми книгами и заранее настроен против них, а переубедить их почти невозможно. «Когда подобным посетителям пытаешься предложить не Барто и Чуковского, а хотя бы Заходера, Благинину, Хармса, утверждая, что это тоже советские авторы и классика детской литературы, люди не верят: „Я же не знаю таких книг, не читал, какая же это классика?“» — отмечает Зимина. Вторая группа — самая большая: они хорошо знакомы с известным ассортиментом и ищут что-то новое. «Да, очень часто они настороженно относятся к новым книгам, авторам, но им можно рассказать о книге, подобрать ту, что решит проблему, которая сейчас волнует их юного читателя. Многим из них необходимо объяснить, как относиться к современной литературе, той или иной книге, как её правильно читать и понимать, но они очень благодарные слушатели и впитывают информацию с удовольствием», — считает Мария. Наконец, третья группа покупателей — те, кто хорошо знаком с рынком детских книг и кто не боится нового, а, наоборот, рад ему.

По мнению Полины Властовской, руководительницы направления «Детская художественная иллюстрированная литература» издательства «Росмэн», современная книга обращается к сложным темам и представляет собой диалог с ребёнком — в ней сложно представить общение свысока, с позиции всезнающего взрослого. Она отмечает, что также важно, чтобы книга была написана современным языком и понятна маленьким читателям: «Согласитесь, не каждый ребёнок в 2018 году сможет понять проблемы пионеров или представить дисковые телефоны».

«Безнадёжно устаревают только плохие книги, — считают в издательстве «Розовый жираф». — Дело не в том, что герои действуют в непонятных читателю обстоятельствах или не имеют всех возможностей наших современников (в „Гарри Поттере“ тоже нет мобильной связи!). Если книга не прошла проверку временем, то, скорее всего, она просто нехороша. Есть книги, которые нынешним детям читать трудно, если с них и начинают приучение к чтению. Дайте сперва детям прочитать то, что им будет понятно. И усложняйте задачу постепенно».

 

 

Один из книжных хитов 2017 года «Анатомия»

 

Как и любое культурное явление, детские книги отражают реалии своего времени — и это могут быть не только «вечные» ценности, но и ситуации, отношение к которым изменилось. В первую очередь это касается вопросов разнообразия и дискриминации: многие её проявления общество начинает замечать только сейчас. По данным исследования Университета штата Флорида, проведённого в 2011 году, авторы которого изучили почти шесть тысяч книг, изданных с 1900 по 2000 год, в 57 % книг, издающихся ежегодно, главные персонажи мужского пола. Только 31 % книг посвящён персонажам женского пола. Ситуация пока несильно изменилась: по данным исследования Observer и Nielsen за 2017 год, мужские персонажи становятся главными героями в два раза чаще, чем женские. Это касается не только гендерного разнообразия: например, большинство героев книг в США по-прежнему белые.

Тем не менее перемены начинаются и здесь — например, детская книга про изобретательниц, изданная в России, уже не кажется чем-то необычным. Основательница курсов «Write like a Grrrl» Саша Шадрина считает, что писатели, издатели и родители должны приложить больше усилий, чтобы изменить ситуацию. По её мнению, главные вызовы сейчас стоят перед художественной литературой: очень сложно отказываться от «работающих» приёмов, которые авторы и издатели часто не анализируют. Например, в книге может быть свободная от стереотипов героиня, но «традиционный» полный комический злодей. «Мы руководствуемся соображением, что все хотят читать в первую очередь про себя. Но книга будущего — это „внегендерная“ книга, которую не отметают как „девчачью“. Например, современная шведская классика Марии Парр „Вафельное сердце“, которую любят у нас, прекрасно справляется с такой задачей. Это очень верная книга, с живыми героями, спорящими с гендерными стереотипами, и одновременно очень хорошая литература на века», — говорит Саша Шадрина.

 

Глаз упал в унитаз: 
Какими должны быть детские книги. Изображение № 4.

 

Большая книга Мыши

Наконец, один из самых главных факторов, который ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, говоря о детских книгах, — собственные вкусы детей. В случае когда книги всё чаще воспринимаются как развлечение, наравне с видеоиграми и сериалами, кажется, это единственный способ сделать книгу по-настоящему интересной. Даже если то, что нравится детям, шокирует или расстраивает родителей.

Юлия, мама Саши, которой почти исполнилось три года, до рождения ребёнка работала в издательском бизнесе, поэтому к выбору книг всегда подходила серьёзно. «Саше не было и полугода, а её личная библиотека насчитывала десятки изданий. Но дело в том, что я совершенно не ориентировалась, для какого именно возраста нужна какая книга, — рассказывает она. — Я-то думала, сейчас начну ей читать „Сказку о рыбаке и рыбке“ Пушкина или „Сонные трамваи“ Мандельштама, и человек оцепенеет, поражённая музыкой слова. Ан нет. С куда большим интересом читались (то есть грызлись и изрывались) книжки-картонки с окошками. Абсолютный хит — „Большая книга Мыши“ Казенс Люси и книги серии „Зачем? Отчего? Почему?“». Юлия считает, что любимые книги могут быть дурацкими, по мнению взрослого, и это нормально — в её случае это книга «Вперёд! Вперёд!» Истмена, которую очень любит Саша.

 

 

Книга «Там, где живут чудовища» после выхода вызывала негодование родителей, при этом она пользовалась огромной популярностью у детей, потому что признавала за ребёнком право на сильные чувства

 

 

«Мне кажется, что детям прежде всего не хватает серьёзного к ним отношения. По-настоящему важные детские книги — „Робинзон Крузо“, „Гулливер“ и многие другие — были написаны для взрослых и позже перешли в детскую литературу», — говорит Ника Дубровская, автор серии «Антропология для детей» и других книг для детей и подростков. По её мнению, большая масса детской литературы служит нескольким целям — развлекать, чтобы дети не скучали и не приставали к родителям, — и одновременно передаёт идеологические установки: «Мальчиков учат доминированию, девочек — подчинению. Всех вместе учат слушаться взрослых и опять же учат развлекаться. Это очень печально, ведь ребёнком быть сложно. Поэтому я за социально ответственную детскую литературу».

Возможно, будущее детской литературы именно в этом: относиться к детям, их желаниям и вкусам серьёзно, но не забывать, что цель чтения — в первую очередь удовольствие. Не ждать, что книги помогут воспитать «духовность» и «хороший вкус» — они могут и это, но ребёнок должен этого захотеть. Для начала детям нужно полюбить книгу — и научиться делать самостоятельный выбор. «Книга „Там, где живут чудовища“ после выхода вызывала негодование родителей: сюжет называли странным, а иллюстрации — пугающими, — говорят в издательстве «Розовый жираф». — При этом книга пользовалась огромной популярностью у детей, потому что признавала за ребёнком право на сильные чувства, на чувства, которые взрослые не одобряют. И показывала пути выхода из конфликтной ситуации. Признавать чувства других — это новая этическая реальность. Именно в ней, к счастью, растут наши дети. Современная книга должна это учитывать».

 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.