Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

ЖизньУченик и мучитель:
Что надо понимать
о насилии в школах

Ученик и мучитель:
Что надо понимать
о насилии в школах — Жизнь на Wonderzine

Самое важное из дискуссии об этике в отношениях

Текст: Наташа Федоренко 

Школьный харассмент и насилие вообще — совсем новая и плохо отрефлексированная тема для обсуждения в России. Наверное, поэтому прошлогодний скандал с многолетним нарушением этических норм в московской 57-й школе оказался таким болезненным и разоблачающим. Недавно суд заочно арестовал бывшего учителя школы Бориса Меерсона — его обвиняют в совращении несовершеннолетнего ученика. Кроме того, следователи проверяют сообщения о сексуальных домогательствах в «Лиге школ», расследование о которых публиковали на «Медузе». Стало ясно, что школьной иерархии требуется и новый язык, и чёткий свод правил поведения — без двусмысленностей и ложной романтики.  

14 марта открытую дискуссию об этике в отношениях между учителями и учениками провёл Sexprosvet18+. В обсуждении участвовали семейный психолог Людмила Петрановская, доцент кафедры детской и семейной психотерапии МГППУ Наталия Кедрова, кандидат психологических наук Анна Шварц, учитель обществознания школы «Интеллектуал» Алексей Макаров, нейропсихолог Надежда Монастырская, филолог и антрополог Евгения Литвин, а также секс-блогер Татьяна Никонова. Мы внимательно послушали этот разговор и предлагаем его самые важные вопросы и выводы.

 

Насилие в школе — это не только рукоприкладство и харассмент

 

 

 

Школьное насилие не ограничивается уголовно наказуемыми поступками. Принуждением может считаться на первый взгляд невинная практика отбирать мобильные телефоны на уроках и даже запись в дневнике с требованием «принять меры», которая вполне способна спровоцировать агрессию в семье.

 

 

Попытка решить собственные проблемы за счёт учеников — тоже насилие

 

 

 

Иногда учитель последовательно унижает одного ученика в классе, чтобы припугнуть других. Кто-то из преподавателей вступает в неформальные отношения со старшеклассниками (например, пьёт с ними пиво на лавочке), чтобы избавиться от чувства одиночества. Некоторые педагоги позволяют себе скабрёзные шуточки в отношении конкретных подростков и всеобщим хохотом повышают свой авторитет в классе. Использовать учеников для личных целей — недопустимая и насильственная практика.

 

 

Школа — это территория принуждения

 

 

 

Школа, которая досталась нам в наследство, кроме отдельных оазисов, пронизана насилием сама по себе. Это почти армейское подразделение людей, которых готовят выполнять распоряжения, делать одинаковые задания и ходить в униформе. Но это терпимо, пока учителя не нарушают личные, психологические и физиологические границы детей. Ученик и учитель — это две формализованные иерархические роли, что уже предполагает принуждение, и от этого обозначить его рамки на порядок сложнее.

 

 

Эмоциональная привязанность к педагогу — почва для абьюза

 

 

 

Существует представление, что неформальные отношения между учеником и учителем помогают в образовательном процессе. Но так ли это? И как определить границы этой неформальности? Таким образом, дети часто не говорят об абьюзе, потому что боятся потерять семейную атмосферу, которая присутствует в школе. Допустим, подобная тенденция наблюдалась в случае «Лиги школ». В этом случае возникает вполне закономерный вопрос, почему ребёнок не ощущает семейную атмосферу у себя дома?

 

 

 

Определить границы насилия в школе часто очень сложно

 

 

Когда учитель бьёт ребёнка линейкой по рукам, у нас не возникает сомнений в неправильности происходящего, но когда речь идёт о психологическом давлении, доказать факт насилия очень сложно.

 

  

 

 

Хороший учитель — это человек, который постоянно думает о личных границах ученика

 

 

Педагог должен всё время рефлексировать насчёт уместности своих высказываний или прикосновений, а в сложных случаях советоваться с коллегами или школьным психологом. Но, к сожалению, рудиментарное представление о непререкаемом учительском авторитете часто препятствует этому.

 

 

 

 

Физический контакт — один из самых сложных моментов в иерархических отношениях

 

 

Может ли учитель обнять своего ученика? В некоторых европейских странах этот вопрос решили радикально и запретили любые прикосновения, а оставаться наедине с учеником позволили только школьному психологу. У такого подхода много плюсов. Но как быть, если ребёнок плачет, а у педагога нет возможности его обнять? Пожалуй, подобные практики формализировать очень сложно. Важно учить детей открыто говорить о том, как они относятся к тем или иным прикосновениями, а также найти для этого правильные слова.

 

 

 

Родители должны объяснять ребёнку, где проходят его личные границы

 

 

 

Любой абьюз держится на молчании жертвы. Так что родителям следует объяснять детям, что они являются хозяевами своего тела, с самых ранних лет. Даже бабушки, которые по приезде к любимому внуку начинают его неустанно тискать и трогать за щёки, в определённом смысле преступают границы. Ребёнок получает неверное послание, что добрые намерения взрослых важнее его собственных ощущений. Для родителей важно показать разницу между любимой бабушкой и абьюзером, который сажает незнакомого ребёнка себе на колени. Дети должны учиться решать, кто и как может их трогать, — это основа для здорового развития личности, а также этичного отношения к личным границам других людей.

 

 

Сексуальное образование может быть профилактикой харассмента и абьюза в школах

 

 

 

Хорошее сексуальное образование должно базироваться на трёх китах: объяснение принципов согласия (активно выраженного согласия), безопасности (как физической, так и эмоциональной), а также обозначения роли сексуальных отношений в жизни человека. Таким образом, чёткое представление о собственной автономности может помочь школьникам открыто говорить о случаях насилия.

 

 

В случае конфликтной ситуации в школе родители должны вставать на сторону ребёнка

 

 

 

Сталкиваясь с насилием в школе, дети часто не получают должной поддержки от родителей. Последние часто предпочитают поддержать позицию учителя, не желая подрывать его авторитет. Это очень травматичная ситуация для ребёнка. Так что так называемые матери-тигрицы, способные защищать своё дитя всеми методами, в целом ведут себя правильно. Их дети чувствуют себя в школе гораздо защищённее и спокойнее.

 

 

Контролировать насилие в школах должны не их директора, а независимые органы

 

 

 

Например, этическая служба уполномоченного по соответствующим вопросам, которая бы установила единые стандарты поведения и имела реальные механизмы давления на руководство учебных заведений. Вряд ли директор конкретной школы захочет выносить сор из избы и устраивать громкое разбирательство по неочевидным случаям харассмента или абьюза.

 

ФОТОГРАФИИ: picsfive – stock.adobe.com (1, 2), Vlad Ivantcov – stock.adobe.com

Рассказать друзьям
23 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.