Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Мнение«Володин и Греф — не геи»: Почему ориентация тех, кто принимает гомофобные законы, не важна

«Володин и Греф — не геи»: Почему ориентация тех, кто принимает гомофобные законы, не важна — Мнение на Wonderzine

И почему аутинг не поможет справиться с гомофобными законами

Сегодня, 27 октября, депутаты Госдумы в первом чтении приняли пакет законопроектов о «гей-пропаганде» — так что скоро напоминание, что быть геем, лесбиянкой или трансгендерным человеком нормально, будет подсудным делом с огромными штрафами. Нет никаких сомнений, что пакет законопроектов успешно пройдёт оставшиеся чтения и будет подписан Владимиром Путиным. Всё, что касается ограничения свободы и изобретения преступлений на ровном месте, депутаты принимают на ура.

Отдельной строкой Хинштейн пишет, что над законопроектом работали 390 авторов, то есть абсолютное большинство депутатов Госдумы, среди которых, просто по законам статистики, есть негетеросексуалы. Скрытую гомосексуальность вообще часто приписывают многим из тех, кто заседает на Охотном Ряду и не только там, а так называемое гей-лобби было популярной теорией заговора в начале нулевых и десятых годов — мол, в нашей стране демократии и толерантности стало так много, что они обе добрались до самых высоких кабинетов.

Сегодня скрытой (которую часто называют «латентной») гомосексуальностью часто оправдывают гомофобию — мол, воинствующий гомофоб так сильно ненавидит геев, потому что сам гей. Предположение поддерживает популярная культура — тропы под названием «ты тот, кого ты ненавидишь» и «гей в бронированном шкафу» легко можно увидеть и в «Красоте по-американски», и во «Власти пса», и в «Эйфории», и в «Сексуальном просвещении». Тропы сильно упрощают реальность, а сексуальная идентичность тех, кто голосует за гомофобные законы, на самом деле значит мало. Гораздо важнее то, что они говорят и делают публично, а не то, с кем спят за закрытыми дверями.

Текст: Антон Данилов

Чаще всего в этом контексте обсуждают Вячеслава Володина: его гомосексуальность — это якобы секрет Полишинеля. Это «подозрение» существует столь же долго, сколько верность спикера Госдумы лично Владимиру Путину: впервые о том, что Володин «из этих», заговорили ещё в 2002 году. Тринадцать лет спустя в Москве появились баннеры «Володин и Греф — не геи», как бы цементируя всем известный факт: в России у власти и в крупном бизнесе много геев, вот лишь два из них. Наконец, косвенным подтверждением гомосексуальности Володина якобы стала новость, что спикер Госдумы пользовался услугами суррогатной матери — востребованным у гомосексуальных мужчин способом стать биологическими отцами.

Конечно же, спикер Госдумы — один из тех чиновников, что громче остальных поддерживают новые законопроекты. При этом в июле 2021 года Мария Певчих и Георгий Албуров выпустили расследование богатств Володина — из него становится известно о тайной жене и тайной дочери чиновника, на которых записаны активы спикера Госдумы. Как тайная и весьма гетеросексуальная семья встраивается в концепцию жизни скрытого гомосексуала — вопрос открытый. И ведь ни у кого не будет сомнений, что вороватые российские чиновники знают ещё с десяток способов записать свои богатства на кого-то другого.

Впрочем, Володин скорее известен не «гомосексуальностью», а своей абсолютной верностью Путину. Именно он в 2014 году произнёс фразу, ставшую центром официальной российской политики: «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России».

Журналист «Медузы» (названа иноагентом. — Прим. ред.) Андрей Перцев в большом портрете описывает Володина как человека, который тонко улавливает настроения Путина, что позволяет ему не только руководить Госдумой, но и даже метить в преемники. Так и получается, что ядрёная гомофобия хорошо встраивается в путинский нарратив о противостоянии с Западом, погрязшим в «новой этике» и «культуре отмены». Желание власти ради власти, необходимость закручивать гайки ещё сильнее, чтобы не дай бог «не разболталось», — вот что движет чиновниками, которые ратуют за гомофобные запреты. Конечно, среди них есть и идейные, но есть большие сомнения, что хоть кто-нибудь из депутатов готов ненавидеть геев до пены у рта бесплатно.


Желание власти ради власти, необходимость закручивать гайки ещё сильнее, чтобы не дай бог «не разболталось», — вот что движет чиновниками, которые ратуют
за гомофобные запреты

Виталий Милонов построил на гомофобной, трансфобной, сексистской и ксенофобной риторике свою политическую карьеру — неудивительно, что сегодня, в разгар войны с Украиной, он якобы поехал на фронт, чтобы стать наводчиком в танковой батарее (но, судя по всему, соврал — или уже вернулся). Его политическая карьера попёрла в 2011 году, когда имя депутата питерского закса звучало только в контексте регионального запрета «гей-пропаганды». Столь активный интерес связывали тогда (и связывают сейчас) с его собственной гомосексуальностью — геи иронично называли депутата «Милоновна», лишний раз подчёркивая, что он якобы один из тех, против кого этот закон будет направлен. В его «гомосексуальности» мало кто сомневается, хотя даже её наличие мало что меняет: Милонов по-прежнему один из самых одиозных и отвратительных проводников гомофобии в России.

У оправдания гомофобии скрытой гомосексуальностью много проблем, и как минимум одна — отсутствие логики — бросается в глаза: неужели действительно нужно быть геем, чтобы ненавидеть других геев? Получается, что все мизогинные мужчины — втайне на самом деле женщины, ведь, как повторяет известная патриархальная сексистская «мудрость», именно женщины сильнее других ненавидят женщин. Похоже на правду? Совсем нет: мы видим, как за ограничение прав женщин — взять хотя бы исключение права на аборт из гарантируемых Конституцией США — голосуют в основном мужчины. Нельзя сказать, что все расисты на самом деле скрывают своё небелое происхождение или что эйджисты мечтают исправить цифру в паспорте. Так почему с геями это иначе?

Обвинение в скрытой гомосексуальности само по себе может быть проявлением гомофобии — так причисление к ЛГБТК может быть попыткой унизить достоинство (или хотя бы пошатнуть самоуверенность) оппонента. «Почему ты так переживаешь? Ты что, один „из этих?“» Попробуйте прочитать эту фразу с разными интонациями — все они будут звучать паршиво: быть «из этих» всё ещё стыдно, страшно, неприятно или обидно. Работает ли стратегия стыда, если цель — это заставить человека задуматься и изменить своё поведение? Нет, стыд не работает, но это тема для отдельного большого разговора.

Кроме масскультуры, стереотип о гее-гомофобе подпитывается новостной лентой. Каждый раз, когда политика ловят на обмане, это становится центральным сюжетом дня, включая ловушку подтверждения: поверить в то, что человек гомофобен, потому что он или она гей, довольно просто. Один из последних примеров — это отставка венгерского депутата Европарламента Йожефа Сайера, который представлял там «Фидес» — правящую партию Венгрии, сторонники которой выступают против равных прав для ЛГБТК-людей. Сайеру пришлось уйти в отставку после того, как его задержали на секс-вечеринке для геев; у Сайера, который выступает в поддержку «традиционных ценностей», нашли наркотики, сам же он пытался спуститься по водосточной трубе. И его случай сложно назвать единичным: история помнит множество случаев аутинга гомосексуальных политиков, голосовавших за гомофобные инициативы. Как тут не поверить, что мы имеем дело с рутинным правилом, а не с громкими исключениями?


Аутинг — как лазерный прицел на снайперской винтовке: хоть он
и выглядит маленькой точкой, он верно показывает на цель, причём не только киллеру, но и всем, кто её увидит

С новым витком государственной гомофобии в публичном пространстве вновь начали обсуждать, можно и нужно ли аутить лицемерных российских политиков. Один из российских ЛГБТК-активистов в своих соцсетях написал, что, мол, даже про Путина говорят, что он такой злой, потому что «подавляет», — в ответ ему никто не возразил, что, вообще-то, намекать на гомосексуальность неприятных людей — любимая тактика гомофобов, объясняющих худшие проявления человека гомосексуальностью. В комментариях к его посту другой ЛГБТК-активист пишет, что аутить с «реальными доказательствами» «сейчас уже можно». Почему нельзя было раньше, остаётся за скобками.

Меж тем в идее аутинга попросту нет смысла. Нет никаких сомнений, что даже если хоть кто-то предоставит «доказательства» чьей-либо гомосексуальности (как будто это преступление), то российские чиновники изобретут ещё тысячу и один способ объяснить, почему это вражеские наветы. И самое главное: как аутинг остановит принятие гомофобных законопроектов? Вот, допустим, мы узнали про гомосексуальность соавтора законопроекта — что должно произойти дальше, чтобы Госдума не приняла его? Ничего, потому что аутинг как инструмент влияния на общественное мнение (как, скажем, и мирные протесты) доступен жителям стран с развитой демократией, а не военизированным автократиям, чья экономика скоро полностью встанет на плановые рельсы.

В идее аутинга нет не только смысла, но и пользы для ЛГБТК-людей, ради благополучия которых он вроде бы и затевался. Аутинг — как лазерный прицел на снайперской винтовке: хоть он и выглядит маленькой точкой, он верно показывает на цель, причём не только киллеру, но и всем, кто её увидит. Так и в жизни: мало кто из тех, кто не погружён в вопросы равноправия ЛГБТК-людей, будет разграничивать лицемерие властных геев и попытки молодых ЛГБТК-людей из разных регионов страны не только выжить, но и получить от жизни хоть какое-то удовольствие. Последние под влиянием громких историй аутинга куда вероятнее подвергнутся ещё большему насилию, которое, вероятно, увеличит и новый закон.

Поэтому выбирая стратегию, в которой мы атакуем ЛГБТК-людей в том числе и потому, что они ЛГБТК, мы повторяем за гомофобами — в то время как военное время, радикальная атомизация, растущая бедность и другие приметы путинского режима требуют куда более сложных решений. Возможно, рецепта не знает никто, но бессмысленный и беспощадный аутинг в число ингредиентов точно не входит.

ФОТОГРАФИИ: Государственная Дума, сайт Президента России 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.