Views Comments Previous Next Search

Мнение«Я не расист, но…»:
Почему мы так редко замечаем скрытую дискриминацию

И как от оговорок становится только хуже

«Я не расист, но…»:
Почему мы так редко замечаем скрытую дискриминацию — Мнение на Wonderzine
«Я не расист, но…»:
Почему мы так редко замечаем скрытую дискриминацию. Изображение № 1.

александра савина

«Сам я не расист, но, мне кажется, пусть мы и дальше останемся без чернокожих (здесь и далее сохранена авторская лексика. — Прим. ред.) игроков. Если даже к нам приедет суперфутболист, но он будет тёмный, я отнесусь к этому посредственно. Наверно, просто по привычке. Всё-таки мы уже очень долго держимся без чёрных. У нас ведь северный город, и людей хотелось бы видеть с Севера», — рассказывает в интервью болельщик «Зенита» на вопрос, правда ли активные фанаты клуба — националисты.

«Я не расист, но…»:
Почему мы так редко замечаем скрытую дискриминацию. Изображение № 2.

 

«Я не расист/сексист/исламофоб/гомофоб, но…» — очень часто с этой или похожей фразы начинается речь, которая оказывается именно что расистской, сексистской или попросту дискриминационной, хотя автор и пытается уверить нас в обратном. Идея, что некоторые аргументы в общественных дискуссиях ошибочно принимаются за дискриминацию, очень популярна — это обсуждают пользователи Quora, а журналисты посвящают этому большие колонки. Так ли это на самом деле — большой вопрос, как минимум потому, что если высказывание на самом деле никого не оскорбляет, ему не нужен дисклеймер.

Лингвист Тен Адрианус ван Дейк, исследующий, как расовые предрассудки выражаются в речи, отмечает, что конструкцию типа «У меня нет предубеждений, но…» используют в первую очередь для того, чтобы выглядеть перед собеседником лучше и прогрессивнее. Правда, фраза, идущая после «но», контрастирует с этой мыслью и ещё больше подчёркивает, что стоит как минимум задуматься, а не дискриминирует ли она кого-либо. Человек, начинающий разговор с отрицания, скорее всего, тоже это чувствует — иначе бы не пытался отстроиться от того, что говорит.

Психолог Пол Блум говорит, что стереотипы — естественное для человеческой психики явление: «Вы видите меня, вы знаете, как меня зовут, вы можете догадаться о чём-то обо мне и сделать какие-то выводы. Вы можете угадать моё происхождение, мои политические пристрастия, мои религиозные взгляды. И дело в том, что эти суждения часто оказываются верными. У нас это очень хорошо получается». Этот навык должен даже помогать нам в жизни: например, мы представляем себе, что такое «среднестатистический» стул и «обычная» собака, так что когда встречаем иные, чем те, что мы уже видели, стулья и собак, знаем, чего от них ожидать: на стул можно сесть, а собака может облаять.

 

 

Привычка следовать за национальными стереотипами, чтобы быть внимательнее
к другой культуре и лучше её понимать,
на практике оказывается стремлением загнать людей в привычные и удобные рамки

 

 

Проблемы начинаются там, где стремление категоризировать окружающий мир выходит из-под контроля, а люди отказываются пересматривать свои стереотипы, даже когда им прямо указывают, насколько они далеки от реальности. Многие даже начинают защищать право на категоризацию: «Отказ от стереотипов на самом деле показывает, что вы нечувствительны к другим. Они нужны нам, чтобы убедиться, что наши поступки культурно уместны, что мы внимательны к другим. Представьте мир, где вы совсем не пользуетесь стереотипами, — это будет катастрофой, — рассказывает пользовательница Quora индийского происхождения. — Это средство самосохранения. Думать, что не стоит ходить на вечеринку с бывшим преступником, разумно! Точно так же предполагать, что мужчина-мусульманин не захочет идти в бар пить, а японке будет неприятно, если вы попытаетесь поцеловать её в щёку, — на самом деле не расизм».

«Говорить, что „X, Y, Z не имеет отношения к расизму“, — привилегия, — отвечает на это колумнистка Guardian Коко Хан. — Не потому что вы не знаете, что расизм тесно связан с этой проблемой, а потому что она вас не касается, она отвлекает вас от того, что вы хотите сказать, и вашего взгляда на вещи. А эта позиция явно более аргументирована и тщательно продумана, чем живой опыт других людей, да?»

 

«Я не расист, но…»:
Почему мы так редко замечаем скрытую дискриминацию. Изображение № 3.

 

Конечно, отказ от привычной картины мира не может произойти мгновенно. Мы живём в системе, пронизанной дискриминацией: даже если мы думаем, что избавились от предрассудков и не выражаем их открыто, они всё равно могут проскальзывать в поступках, неосторожных фразах и шутках, а нормы эволюционируют едва ли не каждый день. Скрытая дискриминация не менее опасна, чем открытые проявления ненависти: она задаёт систему координат, в которой развивается дискриминация, при этом создавая иллюзию, что проблема уже решена. Доброжелательный сексизм вроде открывания дверей, привычки всегда платить за женщину в ресторане или помогать ей выйти из транспорта, даже если ей самой это неудобно, кажется заботой о женщине — хотя на самом деле говорит о том, что к ней по-прежнему относятся как к более слабой по умолчанию. Привычка следовать за национальными стереотипами, чтобы быть внимательнее к другой культуре и лучше её понимать, на практике чаще всего оказывается всё тем же стремлением загнать людей в привычные и удобные рамки, а не интересом к чужому происхождению.

Многие начинают искать оправдание в других людях — так появляется фраза «Мой друг/подруга считает, что это нормально, и совсем не обижается». Ещё один пользователь Quora рассказывает, что живёт в Маниле и много общается с людьми филиппинского происхождения с соответствующим произношением: «После нескольких стаканов пива я начинаю изображать акценты моих друзей, конечно, сильно их преувеличивая. Оскорбляются ли они? Считают ли они меня расистом? Конечно, чёрт возьми, нет. Вместо этого они отвечают мне тем же — начинают изображать мой британский акцент».

 

 

За конструкциями вроде «Не хочу никого обидеть, но…» часто скрывается страх,
что мы не впишемся в собственные же представления о себе

 

 

Проблема в том, что такая точка зрения сама по себе является порождением стереотипного мышления. Она исходит из того, что группа, которая говорит о дискриминации, однородная — и если что-то устраивает одного человека, оно якобы автоматически должно устроить и остальных. Но люди не одинаковы: то, что одну женщину не обижает, если её называют «украшением коллектива», не значит, что это устраивает остальных; то, что один ваш знакомый спокойно относится к шуткам про геев, ещё не значит, что они уместны. То, что одного конкретного человека не беспокоит то, что многие другие считают дискриминационной практикой, может объясняться множеством причин. Возможно, человек и сам подвержен внутренней дискриминации или его не беспокоит эта конкретная проблема — и это, конечно, не должно перечёркивать опыт других людей. А может быть, он просто говорит, что его всё устраивает, потому что не хочет вступать в долгие и изматывающие споры, доказывая, что он видит здесь дискриминацию. К тому же друг не должен становиться индульгенцией от неуместных поступков. 

За конструкциями вроде «Не хочу никого обидеть, но…» часто скрывается страх, что мы не впишемся в собственные же представления о себе — ведь мы не расисты, не исламофобы и боремся с сексизмом, а «один друг» и вовсе считает, что переживать не о чем. 

 Обложка: montego6 — stock.adobe.com (1, 2)

 

Рассказать друзьям
22 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.