Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

МнениеПочему я перестала заниматься сексом
с русскими

Хелена Хакетт о том, куда приводит неумение принимать свою сексуальность

Почему я перестала заниматься сексом 
с русскими — Мнение на Wonderzine

Текст: Helena Hackett

Леша был одним из первых, с кем я познакомилась, переехав работать в Москву. У него была широкая улыбка — слишком широкая для его лица — и ладони, слишком большие для его рук. Он очаровал меня с первого дня, который мы провели в мучительных попытках общения на нашем обоюдно чудовищном рунглише. После четырех лет в американском университете (диких секс-джунглях, где аналогом брачных плясок служит демонстративное безразличие друг к другу), Лешины исконно русские повадки выглядели как минимум привлекательно. Он покупал мне на завтрак мои любимые булочки, следил, чтобы в моем холодильнике не иссякали запасы йогурта, а когда я свалилась с простудой, привез на выбор три разных лекарства. Ни разу не предъявив мне счет. Конечно, я прекрасно понимала, что подобные рыцарские замашки, как правило, сигнал о неизбежной склонности к muzhik-ness. Но, казалось, Леше при рождении не выдали гена мачизма: он не ржал при слове «феминизм» и уважительно выслушивал все мои зачастую косноязычные соображения на всевозможные темы. Он старался заботиться обо мне, не ущемляя моего права быть умным и забавным самостоятельным человеком. Порой он даже давал мне платить за себя.

Единственной серьезной проблемой был секс. Наш первый раз был, мягко говоря, не особенно захватывающим. Он взгромоздил меня на подоконник (поза, не слишком удобная во всех смыслах, с любым партнером) — и, кажется, категорически не понимал, куда девать руки. Вместо того чтобы гладить мою шею или волосы, он вцепился мне в плечи, приплюснув мое лицо к своему, как в какой-нибудь поцелуйной сцене из фильма 50-х. Когда мы перешли непосредственно к сексу, тот оказался неожиданно стерильным, с минимальной и холодной прелюдией. Но все за пределами спальни продолжало быть идеальным, так что я выдала Леше прозвище «Мой Холодильник», списывая его сексуальные предпочтения на отсутствие опыта и распространенную замкнутость русских по части разговоров о сексе.

Удивительный парадокс: у России за границей есть репутация развратного рая, и не нужно искать особые места, чтобы засечь пару длинных ног, попирающих московский тротуар и силу гравитации головокружительными розовыми каблуками. Но под этим глянцевым камуфляжем зачастую обнаруживается странный, отталкивающий пуризм во всем, что касается секса в его реальном изводе — всей этой шумной и потной возни. Моя первая русская подруга, восхитительно красивая девушка из провинции, живущая со своим (взрослым, обеспеченным) бойфрендом, рассказала мне, что они часто занимаются сексом в отелях на час, «потому что мне дома не нравится». Возможно, она — особый случай, но что может быть более естественным, чем секс в твоем собственном доме? В Америке у нас обратная проблема — все буквально НОН-СТОП говорят о сексе. Настолько часто, что у тебя возникает подозрение, что ты — единственный человек в Штатах, кого не закрутил водоворот упоительного, фантастического секса.

 

 Два месяца спустя мы ругались почти каждый день, хотя причиной этих ссор никогда не был секс

 

В этом, впрочем, есть и большой плюс — мои лучшие друзья знают все мои леденящие душу истории и фобии в сексе: приятно знать, что я могу им искренне наслаждаться, когда он хорош, и обшучивать его с друзьями (попутно обогащая свой опыт советами), когда он чудовищен. Я решила, что если применить эту же американскую тактику к Леше и потрясти его своей открытостью насчет секса, — то все у нас рано или поздно наладится.

Тем временем мы с Лешей отлично расслабленно проводили лето в Москве — моей любимой, где люди заполняют веранды ресторанов, а вечером отправляются гулять (одно из моих любимых русских слов, которому нет эквивалента в английском). Два месяца спустя мы ругались почти каждый день, и хотя причиной этих ссор никогда не был секс, я отчетливо понимала, какую огромную роль он играл в нашем нарастающем недовольстве друг другом. Однажды в августе, после нашей самой крупной ссоры, Леша повел меня выпить в TGI Friday’s (до сих пор понятия не имею, почему именно туда — может быть, ему казалось, что американские декорации как-то утихомирят мои развинченные нервы или что-то в таком роде). После третьего или четвертого коктейля он признался, что его предыдущим сексуальным партнером была вовсе не некая «Лена», о которой он мне рассказывал, а мужчина. Я задала ему резонный вопрос — гей ли он. Он ответил, что не знает. Понятно, что неопределенность в таком вопросе — достаточный повод, чтобы закончить отношения. Но мы еще какое-то время продолжали быть вместе, делая вид, что ничего не произошло. Мне было одиноко в Москве, большая часть моего круга общения была Лешиными приятелями, а его самого я к тому моменту уже считала одним из своих ближайших друзей. Так что мы продолжали тянуть волынку: на протяжении нескольких месяцев жили как пара пенсионеров, вместе смотрели сериалы, задушевно общались и мило спали вместе — но лишь спали. До чего-то большего доходило редко.

Потом я встретила Немца. Немец был образцово старателен во всем, за что бы он ни брался, от выпивки (он умудрялся упиваться на вечеринках к полуночи, но каким-то чудом всегда добираться домой за своей дозой восьмичасового сна перед работой — хотя зачастую и с бургером и бутылкой пива в кармане) до меня (на это, у него, правда, редко хватало сил). Из этого так ничего и не вышло, и постфактум я благодарю за это высшие силы — он ужасно храпел и имел все шансы в ближайшее время обзавестись пивным пузом. После финала эпопеи с Немцем я пару месяцев время от времени спала с людьми, которым не было до меня особого дела. Был Француз, после нашей второй ночи в его милой квартире спросивший: «Прости, но у меня есть девушка — это тебя не смутит?» Был Американец, был Немец#2 (как выяснилось позже, приятель Немца#1, который к тому моменту уже уехал из России). И так далее.

На протяжении всей этой любовной кутерьмы Леша зверел и в конце концов перестал со мной разговаривать. Причины, которыми он объяснял свое возмущение, были вопиюще шовинистскими — никогда не забуду, как он сообщил мне: «ТЫ ВЕДЕШЬ СЕБЯ КАК ШЛЮХА». При воспоминаниях об этом я до сих пор корчусь от смеха. Я напомнила ему, что добрая половина его гетеросексуальных друзей-мужчин вели себя куда хуже, на что он ответил: «НО ЖЕНЩИНАМ НЕ ПОЛОЖЕНО». Ооокей.

 

 Как сказал один из моих московских друзей-геев, «я хочу заниматься сексом с мужчинами, но мне нужна жена»

 

Впрочем, некоторые из его причин для злости были вполне оправданными. Когда я начала встречаться с другими людьми, у меня, понятно, перестало хватать времени на Лешу. Отчасти мне было просто тягостно с ним общаться — мне бы не удалось рассказать ему обо всех моих приключениях без упоминания замешанных в них имен. Так что я посоветовала ему наслаждаться жизнью и отправиться резвиться на привольных полях его гейскости. Он сходил на пару свиданий по Grindr, но как-то ничего поначалу не клеилось. Ему даже не нравилось идентифицировать себя как гея, хотя на мой вопрос «хорошо, а кто ты тогда?», он никогда не находил ответа. Я не хочу принижать Лешину борьбу за право быть геем в России. Он никогда не ощущал сопричастности с ЛГБТ-сообществом и вообще считал его активистов и сочувствующих моралистами. В то же время мне кажется, его фрустрировала необходимость жить в ханжеском обществе, где сексуальные отклонения (гетеросексуального или гомосексуального характера, не важно) всегда были зоной дискомфортного умолчания, а семейные радости (брак, дом, публичная жизнь) всегда полагались лишь гетеросексуальным парам. Как сказал один из моих московских друзей-геев, «я хочу заниматься сексом с мужчинами, но мне нужна жена».

Скандалы остались давно позади, прошел год. Леша нашел себе парня, и хотя их отношения продержались лишь несколько месяцев, думаю, ему это пошло на пользу. Сейчас мы живем вместе, как обезгламуренная версия Уилла и Грейс. Порой мы орем друг на друга из-за грязной посуды или разбросанных по квартире носков, но мы так же покупаем друг другу еду, гуляем ночами по району и курим. Иногда разговариваем о сексе. Не думаю, что Леша до конца разобрался со своей сексуальностью (его последним опытом была японка на пять лет его старше — я держала по этому поводу язык за зубами, в конце концов, разве не я сделала его геем?!). Но он, определенно, стал более открытым и готовым к обсуждению даже самых интимных нюансов. И приятно осознавать, что теперь Леша сам иногда ведет себя как шлюха.

 

Рассказать друзьям
32 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.