Star Views + Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопрос«Здесь меньше амбиций, люди просто хотят жить»: Девушки об эмиграции и адаптации в новой стране

«Здесь меньше амбиций, люди просто хотят жить»: Девушки об эмиграции и адаптации в новой стране — Хороший вопрос на Wonderzine

Новые привычки, одиночество и узнавание себя

Согласно опросу «Левада-центра», проведённому в июне этого года, каждый пятый россиянин хотел бы уехать из страны. Это максимальный показатель с 2013 года. Но одно дело — переехать вместе с семьёй, сохранив привычное окружение, и совсем другое — уехать за границу самостоятельно, фактически начав жизнь с чистого листа. Мы поговорили с четырьмя девушками об их опыте эмиграции — кто-то из них остался, несмотря на пандемию и трудности адаптации, кто-то вернулся, осознав, что ожидания от эмиграции не соответствовали действительности.

Текст: Ива Цой

Саша

 В феврале 2020 года я переехала в Мельбурн учиться в магистратуре на факультете бизнеса и экономики. Поначалу я хотела переехать в англоязычную страну и выбирала между Канадой, Америкой, Великобританией, Австралией и Новой Зеландией. В Америке мне не нравилась политическая ситуация, в Канаде холодно. В Великобритании, как мне кажется, к русским часто относятся как к набору клише из медиа. А в Австралии просто прекрасный мир: когда я говорю людям, что из России, для них это ничего не значит в принципе. У меня здесь один раз спросили: «А где это?» Обычно никаких ассоциаций, кроме того, что в России холодно.

В Австралии нет прилагающегося к универу общежития, особенно для магистратуры. При этом есть компании, которые отстраивают общежития. Я год прожила в таком: комната, кухня и туалет. Мы с однокурсниками отучились буквально несколько недель, а потом начался 8-месячный локдаун. Я сидела дома, выходила по парку круги наворачивать, дыша через маску, и возвращалась домой. Развлечением было сходить за продуктами. Одной в комнате студенческого общежития весь год было сложно. Я социальный человек, но буквально неделями находилась наедине с собой, могла физически вообще не видеть людей, кроме продавцов в магазине. Понятно, что есть Zoom, WhatsApp и так далее, но это вообще не заменяло реального общения. Не со всеми друзьями, которые остались в России, получается поддерживать общение. Это зависит от того, насколько человеку привычно общение на расстоянии. Есть люди, которые могут быть твоими близкими друзьями, когда вы находитесь рядом, но, когда ты улетаешь, им сложно переключиться. Это не означает, что вы перестали быть друзьями — просто для них не работает этот способ общения, твоя реальность сильно меняется, и им это сложно объяснить. А есть люди, которым нормально, с которыми ты всё равно по-прежнему созваниваешься и разговариваешь так, будто вы в Москве и общаетесь, находясь в трёх километрах друг от друга.

На момент переезда у меня здесь никого не было. Подружилась я с людьми из универа — несмотря на локдаун, нам удалось как-то найтись. Я бы не сказала, что близких друзей у меня здесь много, но есть хорошие знакомые. Например, благодаря тому, что я работаю волонтёром в студенческой ассоциации бизнес-школы, я встречаю людей не только со своей специальности, но и со всего факультета и таким образом расширяю свой круг общения.

Из-за ковида было мало возможностей ходить на свидания, да и времени нет с таким расписанием. Но я могу представить, что создаю семью с человеком, который не говорит по-русски. Я сходила на одно свидание перед тем, как случился локдаун, и это было «ну такое», потому что я на тот момент вообще не пила, а здесь это выглядит странно. Уже в этом году я встретилась с одним человеком из приложения Hinge. Всё было гораздо интереснее, потому что в тот момент у меня была абсолютно утилитарная потребность — нужно было, чтобы кто-то собрал мне мебель, это я и указала в анкете. Это была на 80 % шутка. Но пришёл парень и на первом свидании собрал мне комод. Это было довольно приятно, я очень удивилась. Мы походили на свидания, но ничего не вышло.

После восьми месяцев одиночества я поняла, что, если опять будет локдаун, мне бы хотелось его пересидеть с кем-то ещё. Когда я узнала, что у моей подруги съезжает один из соседей, переехала на его место — у меня как раз заканчивался контракт с моим общежитием. Так что сейчас я снимаю квартиру ещё с двумя соседями. По деньгам такой вариант тоже дешевле.

Я плачу за обучение, мне помогают родственники. Изначально планировала подрабатывать, но из-за локдауна всё было закрыто, поэтому удалось начать работать только в феврале этого года. Здесь в принципе неплохо платят, даже в кафе. У меня совсем не было опыта работы официанткой, было довольно тяжело. Я заходила в каждое кафе в нашем районе и спрашивала, не нанимают ли они людей, показывала всем своё резюме. В какой-то момент мне написал чувак и пригласил на пробную смену.

Тоска по родине, по близким людям, конечно, есть. Когда я сюда летела, коронавирус ещё был страшилкой. Сейчас я здесь полтора года, и за всё это время никого из своих близких не видела, потому что Австралия закрыта, и если я отсюда вылечу, то не смогу попасть обратно. Судя по всему, это будет продолжаться как минимум до середины 2022 года. Естественно, это не очень приятная ситуация, я это не планировала. Мои родители собирались прилетать, я хотела слетать домой на Новый год. Я до этого жила в Китае два года, и видеть семью раз в год для меня — это нормально, а вот перспектива того, что я не знаю, когда увижу семью, — это уже другой вопрос. Но я достаточно часто разговариваю с семьёй по видеосвязи. В любом случае я уже проторчала здесь полтора года, скоро оканчиваю магистратуру, и работу я в любом случае буду искать здесь, потому что это была инвестиция времени и денег и пути назад нет.

Моя ностальгия по России проявляется достаточно своеобразно. Периодически я слушаю Меладзе и Пугачёву, хотя на родине такого не было. Езжу в русский магазин покупать скумбрию горячего копчения, «Байкал», пряники и маринованные помидоры. Нашла булочную, в которой продают пирожки и глазированные сырки. Когда я в Москве, я не «суперрусская», но здесь у меня в шкафу стоит гречка. Недавно нашла маринованную капусту в магазине, в восторге принесла её домой. Ребята надо мной всё время смеются. Здесь я в меньшинстве, не знаю других русских, кроме себя. Соответственно, я просто странная девочка, которая ест какую-то непонятную рыбу и угорает по соленьям.

Мне кажется, в Австралии люди вообще не парятся, все на расслабоне. Я даже хотела этому научиться. Понятно, что влияет климат: в Мельбурне ещё холодно и океана рядом нет, но в других частях Австралии постоянно сёрф, солнце, тут люди даже могут босиком ходить, что для меня непривычно. Я по-прежнему не настолько расслаблена, по-прежнему люблю контролировать ситуацию. Но мне местный подход нравится. Например, недавно пошла в магазин покупать джинсы. В Москве общение в магазине с продавцами-консультантами напряжённое: человек тебе пытается что-то продать, а ты интуитивно обороняешься. А тут нет таких ролей. Общение более органичное. Когда я работаю в кафе официанткой, у меня нет ощущения, что я обслуживаю людей. Просто они пришли поесть, я здесь оказалась и говорю «Вот, поешьте», «Какой кофе хотите?». Если это постоянные покупатели, ты спокойно можешь спросить, как у них дела, начать с ними разговор о чём-то. И мне эта культура гораздо приятнее, чем в Москве, где такое общение чаще всего происходит натужно.

У такой расслабленности есть и другая сторона. В Австралии, даже если ты наливаешь кофе в кафе, у тебя хороший уровень жизни. И есть много людей, которых это устраивает. Например, человеку, который жил в этой комнате до меня, двадцать восемь лет, он окончил магистратуру в хорошем универе, но работает менеджером в ресторане, и его это устраивает. Но тут это нормально, тебя никто не будет осуждать за отсутствие амбиций. У меня есть знакомый, которому тоже двадцать восемь лет, он инженер и живёт в доме с ещё пятью человеками. Он говорит, ему так весело и он не хочет жить один. До переезда сюда я видела только, что австралийцы весёлые, расслабленные и им хорошо, но теперь поняла, что у них нет стремления всё время достигать каких-то высот. В Москве все хотят карьеры, денег, а здесь люди хотят жить. Мне лично было бы комфортно где-то посередине. Мне не очень нравятся московские «двадцать семь и не замужем — что же это такое и как так можно?», но и «мне двадцать восемь, я буду жить с этими чуваками не знаю сколько» тоже не для меня.

Полина

 Я начала учить корейский язык прошлой осенью. Потом подумала, что прекрасная цель — переехать в Сеул. Я ни разу не была в Южной Корее, но почему-то всеми фибрами души ощущала, что это то, что мне нужно сделать, что мне здесь безумно понравится. Обычно я более рациональный человек, который много думает прежде чем что-то сделать. Перед тем, как я сюда уехала, у меня были дискуссии с самой собой. Мой мозг мне говорил: «Полина, зачем тебе это надо? У тебя в Москве работа, своя квартира, все друзья, родные. Ты живёшь, как тебе комфортно. В конце концов, у тебя два кота. На фига тебе срываться в Южную Корею? А вдруг тебе не понравится? Плюс ещё ехать на учёбу, тратить на это деньги». Но я всегда мечтала уехать жить за границу. Самое классное — когда ты воплощаешь свои мечты. Жизнь тогда становится гораздо интереснее.

Азия — это очень перспективное направление. Во-первых, все тенденции, все новые тренды и инновации находятся в азиатском регионе, здесь очень много денег, очень много возможностей и гораздо выше уровень жизни. У меня не было такого, что мне нравился K-pop или дорамы. Я в первую очередь почувствовала, что у меня в Корее есть перспективы с точки зрения работы. Я сейчас работаю в бьюти-сфере в пиаре, а Корея — это всё про косметику.

В день, когда меня приняли на курсы корейского при Институте Йонсей, сразу же после поздравлений прозвучало: «Но сегодня мы решили из-за коронавируса провести наш летний семестр онлайн, поэтому вам надо позвонить в посольство и узнать, дадут ли вам визу». Я даже не успела порадоваться тому, что меня зачислили. Пока я не получила визу, я не была уверена, что вообще смогу сюда уехать, хотя у меня уже была оплачена учёба на полгода. Но всё удалось, я даже получила визу быстрее, чем мне обещали в посольстве.

Я прилетела в Сеул в середине мая. Живу здесь в съёмной квартире. В Корее много разных форматов жилья и несколько вариантов, как это жильё арендовать. Во-первых, есть формат «кошивон». Это одна маленькая комната, где есть всё, кроме кухни, кухня — это общее пространство. Но есть свои ванная и душ, кровать, шкаф. Есть вариант «офистель» — я как раз живу в таком. Он, как правило, довольно дорогой. Ещё есть апартаменты — это чуть больше пространства, но нет мебели. Здесь на всё, что касается недвижимости, просто космические цены. Самое дорогое — это депозит. Он, как правило, начинается с 2 тысяч долларов и иногда достигает 25 тысяч долларов. Есть два способа арендовать квартиру. Первое — ты платишь депозит 2 тысячи долларов за полгода-год и каждый месяц арендную плату, плюс плата за интернет, воду, электричество и газ. Либо ты можешь заплатить очень большой депозит (10–25 тысяч долларов), но при этом не платить вообще никакой месячной арендной платы. Как правило, многие так делают: они берут кредит в банке, платят депозит, который лежит у хозяина на банковском счету, и потом, когда заканчивается арендный контракт, этот депозит возвращается человеку.

Перед отъездом из Москвы я много встречалась с разными людьми: решила создать networking на будущее. И это дало свои плоды. Одна знакомая дала мне контакты своей подруги, которая живёт в Сеуле уже восемь лет. Это совершенно потрясающая девушка, которая мне сильно помогла, когда я сидела на карантине, — заказывала еду, чтобы я не умерла от голода. Когда я вышла с карантина, мы с ней познакомились вживую, и это какой-то perfect match. Потом оказалось, что у меня здесь живёт друг детства. Мы вместе учились в школе, и он написал мне в фейсбуке, когда увидел, что я переезжаю в Сеул, предложил встретиться. Ещё одна девочка написала мне в инстаграме. Мы с ней познакомились и теперь видимся очень часто. В основном знакомства происходят через социальные сети плюс какие-то приложения типа InterPals. С некоторыми одногруппниками тоже очень хорошо получилось законнектиться.

Сразу после переезда было сложно, потому что я первый раз в жизни уехала куда-то жить одна, и несмотря на то, что у меня здесь есть друзья, они всё равно не сравнятся с теми людьми, которые остались в Москве, — мои лучшие друзья, мои родные. Бывали дни, когда я себя чувствовала максимально одинокой, никому не нужной. Плюс я столкнулась здесь с такими проблемами, с которыми не сталкивалась в Москве. К тому же есть языковой барьер. Я думаю, что процесс адаптации закончится месяца через полтора, но уже сейчас мне гораздо легче. Какие-то моменты, места, действия, которые я совершаю, мне уже знакомы, я чувствую себя больше в своей тарелке. Хотя я всё ещё никак не могу вернуться к занятиям танцами и боксом, потому что сильно нервничаю, что придётся идти в новое пространство и общаться с людьми, и не факт, что они разговаривают по-английски. Пока я это максимально откладываю — решила, что нужно всё постепенно, шаг за шагом.

Как справляться с тяжёлыми моментами? Самое первое — я давала себе возможность прожить эти чувства. Это не всегда просто — признать, что тебе плохо, одиноко, грустно и это нормально. Плюс я всегда на связи со своими лучшими друзьями, с родственниками. У меня есть три лучшие подруги, с которыми мы уже вместе лет 15–16 — грубо говоря, половину жизни. У нас есть общий чат, и, если есть желание чем-то поделиться, мы делимся. Я точно знаю, что, даже если мы разъедемся в разные уголки мира, всё равно будем на связи. Это то самое, что помогает оставаться на плаву, когда всё рушится. Но самое главное — я понимала, что так себя чувствуют все люди, которые уезжают жить в другую страну. Дальше будет проще. И нужно сфокусироваться на том, чем ты сейчас занимаешься. Если у тебя есть чёткая цель — сфокусироваться на ней. Если мне будет совсем плохо, я могу позвонить своему психологу и получить дополнительную поддержку от специалиста. Важно, когда ты в таком состоянии, знать, к кому ты можешь обратиться за помощью.

Люди здесь иногда просто пялятся на меня — по-другому никак это нельзя назвать. Больше всего внимания от старшего поколения и от детей. Я сильно выделяюсь: у меня татуировки, я высокая, светлые волосы, иностранка — внимание обеспечено. Дети тоже смотрят. Они могут ко мне подбежать, поздороваться по-английски и убежать. Тут очень популярны иностранцы в качестве моделей — их снимают и для каталогов, и для музыкальных клипов. Даже если ты до этого никогда не работал моделью, то здесь можешь спокойно попасть на съёмки. На уличных билбордах модели часто именно европейской внешности. В будущем, думаю, тоже буду подрабатывать моделью, потому что за это очень неплохо платят. Сейчас я не могу этого делать, потому что здесь очень строго с подработкой студентов: первые полгода подрабатывать вообще нельзя, за твоей успеваемостью и посещаемостью очень следят. Если тебя поймают, будут проблемы: либо штраф, либо депортация из страны.

Мне почему-то казалось, что корейцы очень закрытые, даже замкнутые. Но на самом деле нет: они спокойно могут подойти на улице и начать с тобой разговаривать, всегда готовы тебе помочь. Плюс в Корее очень много пьют. У меня такое ощущение, что даже больше, чем в России. Здесь очень быстрый ритм жизни. Сначала все учатся, чтобы поступить в хороший университет, потом учатся в университете, потом работают, чтобы заработать много денег. Все реально упарываются по учёбе, по работе, и, естественно, это большой стресс. Тут вечером можно встретить много молодых пьяных людей, и это абсолютно нормальное зрелище.

Ещё из того, что меня реально поразило, — уровень безопасности здесь. Тут на каждом шагу стоят камеры. Я до сих пор в шоке, когда вижу людей, которые оставляют свои сумки, кошельки, телефоны и спокойно куда-то уходят, зная, что никто ничего не возьмёт. Я даже сама начала это делать, и действительно, никто ничего не берёт.

В метро есть специальные места для беременных. Они розового цвета, и на эти места, как правило, никто не садится. Даже если всё занято и люди стоят, а рядом нет беременных женщин, как правило, эти места будут свободны. Женщинам в положении, если живот ещё не видно, выдают специальные розовые брелки либо наклейки, которые они прицепляют к сумке, чтобы было видно, что они могут легально сидеть на этих местах. Плюс в Корее есть ещё специальные парковки для беременных, они тоже розового цвета.

Все туалеты бесплатные и суперчистые. И при этом почти нигде нет мусорок. Здесь все сортируют мусор. В России с сортировкой мусора ещё мало знакомы, и я сама этим не занималась. А тут ты сортируешь просто всё. Есть специальные пакеты разного цвета, в каждый ты кладёшь свой вид мусора, есть определённое время, когда эти пакеты надо выносить. Сначала было дико непривычно. Если ты что-то неправильно сделаешь, тебе прилетит штраф, потому что везде камеры и тебя спокойно найдут.

Корейцы следуют правилам: если сказано, что нельзя собираться после
10–11 больше четырёх человек, они и не будут. Тут все ходят в масках: на улице, занимаются спортом в маске, бегают в маске, даже спят в маске на улице. Если на улице что-то пьют из стаканчика, делают глоток и потом сразу надевают маску обратно. Это, конечно, удивительно, потому что в России, по-моему, все только и делают, что нарушают правила.

Если ты хочешь себя почувствовать аутсайдером в плане отношений, тебе нужно ехать в Южную Корею, потому что здесь культура дейтинга возведена на пьедестал. Корейцы начинают встречаться очень быстро: пара свиданий — и всё, они уже пара. Каждые сто дней — это дата. На первые сто дней они покупают парные кольца, каждые последующие сто дней тоже как-то отмечают. Здесь пары могут ходить в одинаковой или совпадающей по цвету одежде. При этом очень мало тех, кто начинает жить вместе до брака: многие живут с родителями из-за того, что очень дорого снимать квартиру. Здесь очень поздно женятся, потому что в отличие от России, где нормально жениться чуть ли не сразу после школы и вместе строить семью, зарабатывать деньги на машину, на квартиру, здесь сначала принято заработать деньги, купить машину, квартиру, потом строить семью.

Первоначально я сюда приехала на полгода, но уже сейчас понимаю, что хочу продлить своё пребывание. Я вижу для себя два варианта: либо продолжать учить корейский на курсах, либо найти работу. Здесь очень много завязано на уважении к старшим и тем, кто выше тебя по карьерной лестнице. Например, если твой босс уходит с работы позже, ты не можешь уйти раньше него. Ты также не можешь выражать несогласие с мнением босса. Я привыкла к другому отношению, поэтому здешняя корпоративная культура мне не нравится, и я для себя больше вижу варианты, связанные с проектными работами на территории Кореи.

Аня

 Однажды я поехала в большое путешествие по Грузии со своими друзьями. Эта поездка открыла мне глаза. Я поняла, что есть только сейчас, как бы это пафосно ни звучало, нужно пользоваться моментом, и вспомнила, что последние пару лет хотела пожить в другой стране. Мне очень некомфортно в Москве, я не вижу это своим местом для долгосрочной жизни. Грузия казалась самым понятным вариантом: нет большой сложности в плане адаптации, потому что многие говорят на русском, довольно близко к России, суперклимат, какое-то комьюнити и так далее. Ну и плюс после той поездки страна совпала с моим внутренним мироощущением и я поняла, что она даёт мне чувство внутренней свободы, которого мне очень не хватает в Москве.

Я переехала в Тбилиси в ноябре 2019 года. Я не уезжала с концами, потому что всё очень быстро меняется и я не тот человек, который может осесть где-то надолго. И в целом долгосрочный переезд, наверное, больше касается людей, у которых уже есть семья, и они не могут кочевать бесконечно. Но для меня переезд и жизнь в разных странах — это больше про исследование себя в рамках этих мест, попыток их на себя примерить. Тогда это был акт любопытства, но я планировала остаться там на год — в моей голове это долгий срок. Однако сложилось немного по-другому.

Благодаря своим знакомствам я нашла очень классную квартиру и работу уже на первом этапе. На одном из своих рабочих проектов в Москве я познакомилась с девочкой. Мы больше никогда не виделись после этой встречи, но были подписаны друг на друга в фейсбуке. Я опубликовала пост, что переезжаю в Грузию. Я искала квартиру, и сложность была в том, чтобы найти её дистанционно: в Грузии, как правило, не используют Zoom, Skype и всё остальное. Эта девочка уже жила в Грузии пару лет. Она организует, по сути, главное комьюнити для экспаток. Она меня познакомила с девочкой, которая делает социальные проекты для грузинок, которые живут в разных регионах и шьют, например, тапочки или делают украшения, она помогает это продавать и развивать как малый бизнес. Эта девушка сдавала в Грузии квартиру. Мы созвонились, и у нас случился какой-то эмоциональный коннект. Заключили договор, и я начала жить в этой квартире.

Она же познакомила меня с ещё одной своей знакомой, у которой есть свой образовательный проект в Грузии, по большей части для экспатов. Ей нужен был человек в помощь, который бы помогал развивать этот проект, и какое-то время я там работала.

Когда ты приезжаешь в Грузию в путешествие, тебе очень нравится, что люди наслаждаются солнцем, семьёй. Когда живёшь здесь — видишь очень много бедности, многие люди живут в нищете. В моём районе Тбилиси, увы, мало хороших продуктовых магазинов рядом с домом. Конечно, многие наслаждаются возможностью ходить во фруктовые, овощные лавки, но это не отменяет того, что есть очень много продуктов, которые ты не можешь достать, либо тебе нужно идти далеко в большой супермаркет, что очень неудобно. Чтобы добраться в другой регион, нужно сесть в раздолбанную маршрутку — и бывает очень не по себе, когда она едет по крутому серпантину.

Мне было сложно искать друзей. Я переехала ещё и в самый несезон, когда в Грузии ничего не происходило, поэтому было сложно организовывать себе досуг, знакомиться с людьми: все сидели по домам, да и в принципе было мало людей, не такой поток, как летом, весной или даже осенью. Это не совпало с моими представлениями о жизни в Грузии, которые были изначально. Кроме того, экспаты, которые живут в Грузии, — это в основном люди с семьями, как правило, 30+, у которых какие-то свои заботы. К тому же мы с ними находимся на разных жизненных этапах. 

Чувство изоляции усиливало и то, что было сложно поддерживать отношения с друзьями в России. Когда я переехала, ещё не было истории с пандемией и онлайн-общение не считалось нормой, как сейчас. Было сложно всё организовать, чтобы с кем-то состыковаться. Поэтому мы очень редко с кем-то созванивались. В какой-то момент у меня усилился страх, что я потеряю те контакты, которые у меня есть в России, хотя эти люди для меня очень важны и дороги. У меня были моменты, когда я себя чувствовала очень одинокой. Вне зависимости от того, как часто ты поддерживаешь контакт с близкими, всё равно это не то же самое, как когда вы находитесь в одном контексте. Ты чувствуешь, что вы живёте разными жизнями, и сложно найти в этом точки соприкосновения. Вы как будто начинаете общаться не друг с другом, а с каким-то представлением друг о друге, которое было актуальным месяц назад. Я как-то смотрела интервью Дудя с Птушкиным, и Птушкин говорил, что когда ты начинаешь много путешествовать, переезжать, то сохранение связей с твоими друзьями становится твоей ответственностью, потому что если ты не будешь этого делать, то просто всё развалится.

Поначалу я направляла весь фокус на то, чтобы завязать контакты в Грузии и взять максимум от того места, где я нахожусь, от этого периода. Но в какой-то момент я просто смирилась с чувством одиночества, и большая часть моего внимания была направлена на установление внутреннего спокойствия. Я начала заниматься йогой и медитировать. Это вещи, которые помогали мне перестать задумываться о том, что не так. Именно тогда я решила, куда я хочу двигаться в своей работе и что мне в принципе важно в жизни.

Я вернулась перед пандемией, когда Грузия закрывала границы с Россией. Это было только отчасти связано с этим. Я просто понимала, что мне нужно вернуться в Москву, в том числе с точки зрения рабочих возможностей, потому что мне было сложно найти удалённую работу. В Москве, конечно, выше зарплаты и шире карьерные возможности. В Грузии у меня были небольшие подработки, но полноценной деятельности не было, и в конечном итоге у меня просто закончились деньги.

После жизни в Грузии я очень сильно ослабила хватку и сейчас понимаю, что работа — это не самое главное в жизни и она меня никак не определяет. До этого работа занимала огромное количество моего внимания, времени. Когда ты в Москве с кем-то знакомишься, ты всегда определяешь себя через свою работу. Я не отрицаю важность работы, но мне реально не кажется это определяющим. Я начала больше ценить красоту очень простых вещей.

Алина

 Я учила китайский в университете и однажды съездила в Китай на языковую стажировку — можно сказать, это была учёба по обмену. Длилась она примерно полгода. Это был первый опыт соприкосновения со страной. Я поняла, что всё, чему нас учили в университете, было далеко от реальности, у меня проснулся интерес к языку и в принципе к китайской культуре. Однако было сложно из-за чувства одиночества. Не со всеми из однокурсников мы сошлись взглядами. Было очень тяжело, в какой-то момент сильно захотелось домой. Иногда накрывало от того, что все в России. В такие моменты я больше углублялась в изучение языков, читала, ходила гулять, путешествовала по Азии, общалась с близкими по интернету.

После окончания стажировки мне нужно было вернуться в Россию, получить диплом. Затем я снова переехала в Китай и прожила там почти два года. Работу преподавателем английского в детском садике я нашла заранее, ещё находясь в России. Переехала и проработала там полгода. Кроме меня, там было несколько иностранцев. В канун Нового года в Китае все отдыхают две недели. Я на этот период вернулась в Россию. Уже во время обратного рейса мне скинули эсэмэску о том, что меня увольняют (компании невыгодно было сохранять столько иностранцев), хотя изначально планировали уволить другого человека. Несмотря на то, что у меня там остались вещи, что я собиралась вернуться, что мне не выплатили зарплату. Было неприятно, что перед отъездом мне улыбались и говорили, что всё хорошо, на работе будут ждать моего возвращения. В итоге я вернулась в Китай и уже на месте нашла работу в относительно крупном городе Ханчжоу рядом с Шанхаем.

Многие китайские организации предоставляют жильё условно бесплатно. На первом месте работы у меня была бесплатная квартира. Это было жильё в китайском стиле: одна комната, большая кухня, кафельный пол. В квартирах обычно всё не слишком новое, встречались и тараканы. Поэтому первые полгода в квартире были не самыми радужными. После того, как я уволилась и переехала в другой город, жилья мне уже не предоставляли, но они его частично оплачивали, поэтому мне пришлось самой искать квартиру и платить большую часть суммы из своей зарплаты. Цены там вполне московские: однушку, 30 квадратных метров, я снимала в переводе на рубли почти за 40 тысяч вместе с коммунальными услугами.

На момент переезда в Китай у меня не было там знакомых, я общалась только с коллегами. Попытки завязать дружеские отношения были, но ни к чему не привели. С иностранцами мы не всегда совпадали в интересах. Мне не очень интересны походы в бары и клубы. Было проще оставаться одной. Пару раз встречалась с ребятами из тиндера, пару раз через инстаграм знакомилась с русскими девочками, но близкое общение ни с кем не сложилось.

Я знаю примеры успешных случаев, когда русские либо украинки уезжали в Китай и выходили замуж за местных и всё было хорошо. Но бывают ситуации, когда русские, украинские девушки выходят замуж, рожают детей, разводятся и девушки остаются ни с чем, у них нет никаких прав. Мужчина может легко отобрать ребёнка у матери. Близкого общения ни с китайскими, ни с иностранными мужчинами у меня не складывалось, потому что и те и другие были больше заинтересованы в сексуальных отношениях.

Китайцы, которых я встречала, почти не готовят, ни мужчины, ни женщины — заказывают еду на дом. Там очень развита система доставок. Всё что угодно из любой точки привезут меньше чем за сутки. Это стоит недорого.

Кроме того, девушки, каким бы красивым ни было их лицо, используют всевозможные накладные ресницы, накладные веки, делают пластические операции. Сильно отбеливают лицо — это или огромный слой косметики, или косметологические процедуры. В почёте очень бледная кожа, тонкий нос, большие глаза, и они всеми доступными способами пытаются добиться этого. Очень восхищаются бледнокожими иностранцами. 

Вернулась в Россию я в марте прошлого года, когда повсеместно началась пандемия. В Китае уже не было работы, плюс у меня заканчивалась виза. Я не планировала уезжать вот так внезапно. Первое время после возвращения было тяжело и непривычно. Не знаю, как это работает, но в Китае люди себя чувствуют внутренне свободными. Несмотря на то, что к иностранцам там проявляют большое внимание, по факту всем всё равно, что ты делаешь. Например, вечером, если выйти на городскую площадь, там будет толпа китайских бабушек, они будут просто танцевать под свою музыку, и всем будет классно. Китайцы более свободные в своём поведении, в своей непосредственности. Они очень эмоциональные. Всё это вкупе создаёт ощущение полного комфорта. Ты вообще не паришься, что тебе надеть, как ты выглядишь. Я думала, что улечу обратно, но, так как границы до сих пор закрыты, пришлось учиться жить здесь заново.

Рассказать друзьям
10 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.