Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопросМассажистка, медсестра, курьер и другие женщины
о работе во время пандемии

Массажистка, медсестра, курьер и другие женщины
о работе во время пандемии — Хороший вопрос на Wonderzine

Что происходит с контактными профессиями

Многие московские офисы опустели: всех, кого можно, ещё на прошлой неделе отправили работать из дома. Однако магазины, салоны красоты и общепит — не говоря уже о больницах и поликлиниках — продолжают работать. О том, как коронавирусная пандемия изменила привычный рабочий уклад, мы поговорили с женщинами разных профессий, ежедневно контактирующими с другими людьми.

АНТОН ДАНИЛОВ

Ольга

массажистка

 Я работаю в крупном доме отдыха — и по нему заметно, как меняется ситуация. Отменили большую часть заездов, закрыты почти все корпуса, бассейн, спорткомплекс и детский центр. Это сказалось на посещаемости нашего спа-центра, на его выручке — а значит, и на моём доходе.

Меры предосторожности у нас такие: утром все сотрудники измеряют температуру, также её меряют клиентам перед посещением спа. Везде есть дезинфицирующие средства, причём они появились у нас давно. Абсолютно все входящие в корпус люди обрабатывают руки.

Трудности есть не только у нас. По рассказам моих коллег, работающих в бьюти-сфере, всё очень печально. Поток клиентов схлынул, салоны красоты пустые. Люди напуганы, все об этом говорят во время посещения. Но интересно, что от массажа пока никто не отказывается. И, к сожалению, я не могу позволить себе перестать работать, иначе у меня будут финансовые трудности. Те люди, к которым я выезжаю на дом, в основном работают удалённо — поэтому, я надеюсь, риск заражения не так высок. По поводу основной работы, конечно, у меня есть опасения. В ближайшее время поток клиентов только уменьшится — и из-за этого мне придётся взять выходные.

Алина

бортпроводница

 В самом начале эпидемии мы летали в масках и резиновых перчатках только на рейсах в Азию, но теперь стараемся надевать их всегда. В них тяжело дышать — но что поделать, все работают. Недавно у нашей авиакомпании вышло много новых внутренних документов. Есть даже приказ о том, что нельзя здороваться за руки, но коллеги смеются над ним. На каждый рейс мы берём с собой антисептики, заливаем водкой салфетки и протираем все рабочие поверхности. Соблюдать стараемся все рекомендации, но даётся это сложно.

Отношение пассажиров за это время никак не изменилось, о новом коронавирусе они почти ничего не говорят. Помню, только одна девушка уверяла, что самое главное — это защищать свой иммунитет. Она относилась к эпидемии нового коронавируса как к очередной вспышке гриппа. А вот загруженность действительно упала, заметно сократилось количество международных рейсов. Даже по России самолёты летают наполовину пустыми. Есть ощущение, что люди бояться летать. Но парадокс в том, что самолёты в Азию сейчас летают полными. Сегодня мы летели в Шанхай битком. Обратно — очень мало людей: двадцать один пассажир из возможных четырёхсот.

О своём будущем я пока ничего не могу сказать. Все боятся, что упадёт «налёт», а с ним и зарплата. Мы уже летаем примерно по три раза в неделю, когда раньше выходило пять или шесть. Говорят, что тех, у кого много отпускных дней, будут отправлять в оплачиваемый отпуск. Но пока я не жалуюсь, у меня вроде всё стабильно. Выходных стало больше. Так же, как и вся страна, мы ничего не знаем и просто ждём.

Мария

директор маникюрного салона bless my nails

 В период эпидемии наша главная задача — это забота о здоровье наших гостей. Мы обрабатываем все поверхности, ручки и приборы после каждого визита, то есть каждый час — два. Чаще включаем бактерицидный рециркулятор для обеззараживания воздуха в помещении, обрабатываем пол и стены дезинфицирующим раствором, работаем в одноразовых масках и перчатках, регулярно меняем их. Перед процедурой просим всех гостей помыть руки, они к этой просьбе относятся с пониманием. Мы не обслуживаем гостей с признаками простуды. Также следим за состоянием здоровья сотрудников и меряем температуру.

С начала эпидемии увеличилась стоимость расходных материалов. Одноразовые маски раньше стоили по четыре рубля, сейчас — тридцать. Такая же ситуация с перчатками, дезинфицирующими растворами. Увеличился расход антисептиков. При этом мы записываем меньше клиентов на одно и то же время — для того, чтобы не было скопления людей. Но толпы у нас не было никогда, потому что сам по себе салон небольшой. Прогнозировать что-либо сложно, но мы надеемся на лучшее. Если сферу услуг закроют, то это, конечно, будет трагедией: у всех сотрудников дети, квартиры в аренде, а накоплений нет. Но можно оказывать услуги с выездом домой.

Большинство клиенток приходит в хорошем настроении. Мало кто обсуждает эпидемию, больше говорят о работе из дома, много кто работает прямо во время маникюра или педикюра. Раньше основной поток приходился на вечер, теперь — на день. Есть те, кто просят побольше антисептика. Некоторые клиентки перешли с гель-лака на обычный — на случай непредвиденных событий. Чаще отменяют записи, но при этом чаще записываются день в день: людям стало труднее спланировать свой визит. Количество клиентов сократилось примерно на пятьдесят процентов, если сравнивать с прошлым месяцем.

Дарья

специалистка по работе с недвижимостью

 На прошлой неделе у меня сорвалось три сделки по покупке квартир в строящихся домах: застройщик поднял цены на полмиллиона рублей и выше. При этом отношения с клиентами стали ближе, мы все столкнулись с непредвиденными обстоятельствами. Но большую их часть не напугать повышением ипотечных ставок, падением рубля или пандемией, потому что у них нет выбора: они вынуждены решать свои жилищные вопросы здесь и сейчас. Я заметила, что возрос спрос на неликвидные, недорогие квартиры. Моя загруженность уменьшилась в физическом плане: теперь я меньше двигаюсь и больше общаюсь в мессенджерах или по телефону.

По моим ощущениям люди разделились на три лагеря. Первые — на панике, они не хотят сейчас что-то решать с недвижимостью. Кто-то попросил значительно повысить цену, а кто-то и вовсе снять объявление с рекламы. Вторые соблюдают карантин, но при этом готовы ходить на просмотры и показы. Третьи смеются над первыми: они уверены в том, что пандемия сфабрикована, никакой угрозы на самом деле нет, они не придерживаются никаких рекомендаций. Остаётся надеяться, что ситуация не ухудшится, как это произошло в Европе.

Не стоит забывать, что кроме коронавирусной пандемии на нашу работу влияет и предстоящий референдум, и резкий рост курса валют, и увеличение процентных ставок по кредитам и инфляцию, и катастрофа в малом бизнесе. Люди будут экономить на услугах специалистов, что приведёт к печальным последствиям. Поэтому сейчас всем нужно воздержаться от крайностей. Хочу посоветовать: если вы собираетесь продавать недвижимость, то не повышайте на неё цену. Тем более что подорожал не весь первичный рынок, цены выросли только на лучшие и самые ликвидные объекты.

Я уверена, что нужно соблюдать все рекомендации по карантину. Он рано или поздно закончится — так что и мы быстрее войдём в привычный ритм жизни.

Екатерина

хостес в винном баре «во сколько начинается аперитив?»

 В моей работе мало что изменилось, если не считать резкого снижения количества гостей — я даже не могу сказать, насколько большое. Раньше посещаемость в течение дня или недели поддавалась какому-то объяснению, теперь люди приходят хаотично. До эпидемии нового коронавируса много гостей было по выходным, особенно в промежутке с девятнадцати до двадцати двух часов. Бывало, что я не успевала встретить или ответить на звонок одних, как тут же приходили или ожидали на второй линии другие. Можно сказать, что работы у меня стало меньше, ведь моя основная обязанность — это встретить гостей и проводить за стол.

То, что происходит сейчас с нашим заведением, логично — ведь многие боятся выходить даже на улицу, что уж говорить об общественных местах. Но мы-то работаем для людей, гости для нас — буквально всё. Безусловно, появилось больше времени сделать какие-то другие дела, для которых никак не удавалось выкроить минутку, — но для кого всё это делать? Появилось время подумать, как сделать пребывание для гостей более комфортным, как обустроить бар в принципе. Но теперь мы не знаем, что ждёт малый бизнес в России — и есть ли в этих переменах хоть какой-то смысл.

На рабочем месте соблюдаем все необходимые рекомендации. На смене регулярно обрабатываем поверхности и руки антисептиком, проветриваем помещения. Недавно установили бактерицидные лампы. Мы не можем позволить себе только одного — работать удалённо. Отношения с гостями и коллегами мало изменились, разве что появились ситуационные шуточки.

Думаю, что скоро всем нам придётся несладко — особенно тем, кто занят в сфере досуга. Беспокоит, что сотни тысяч предприятий по всей стране сейчас выживают с огромным трудом, а миллионы граждан остаются без дохода.

Юлия

медсестра, ведущая блога о педиатрии

 Я работаю медсестрой в ДШО (дошкольно-школьное отделение. — Прим. ред.), мы обслуживаем медицинские кабинеты в государственных садах и школах. Поскольку школьников перевели на дистанционное обучение, половина нашего отделения осталась без работы. Их перевели в сады, где тоже детей теперь не очень много. Вместе с тем резко сократили зарплату, так что теперь мы все сидим все голом окладе — МРОТ. Нагрузка должна была уменьшиться, потому что раньше мы приезжали в три-четыре места, а теперь прикреплены к одному. По факту она не изменилась, потому что усилились превентивные меры, участились проверки. При этом наш рабочий день теперь начинается раньше на полчаса, потому что каждое утро мы меряем температуру всем сотрудникам.

Городская власть (речь идёт о Санкт-Петербурге. — Прим. ред.) постановила усилить «санитарно-эпидемический режим» в детских садах, так что там теперь помощники воспитателей стали чаще убираться, кварцевать коридоры, дезинфицировать поверхности, моющиеся игрушки. Я контролирую, это моя непосредственная работа. Лишний раз объясняем, что надо обязательно мыть руки после улицы, перед едой и после туалета, а антисептиками — перед медицинскими манипуляциями.

Переживают все: и родители, и сотрудники. Заметила, что родители чаще отказываются от плановой вакцинации, хотя нам даже прислали специальное распоряжение, в котором написано: делать плановые прививки не прекращаем. Но при этом в детские сады не допускаются дети с насморком, с признаками других респираторных болезней. Я уверена: детские сады будут открыты, даже если случится апокалипсис. Потому что не все люди могут уйти на карантин, а у них есть маленькие дети, которых никуда не денешь. Пик заболеваемости мы ожидаем только через два-три месяца. Нас уже уведомили, что в чрезвычайной ситуации нас отправят работать в больницы.

Александра

курьер

 Я работаю курьером в службе доставки на фрилансе. Каких-то сильных изменений я не заметила. С начала эпидемии дважды попросили оставить отправление у двери, хотя до этого мы всегда всё передавали из рук в руки. Появились доставки масок, чего раньше тоже не встречала. Чтобы зафиксировать получение отправления, до этого я брала подпись у отправителя или получателя. Теперь фотографирую: это распоряжение компании. Доход тоже не изменился, потому что мы сами определяем свой график и сами выбираем те заказы, которые готовы доставить. У каждого из них есть своя цена, из этой суммы и складывается зарплата.

Честно говоря, я вообще мало внимания обращаю на панику. Своих проблем хватает, да и по натуре я фаталистка. Стараюсь не трогать руками лицо, но маски не ношу, санитайзером руки не обрабатываю. Заметила, что в метро стало меньше людей. Очень надеюсь, что хуже не будет и скоро всё это закончится, потому что меня, честно говоря, всё это бесит.

Валерия

стилист по волосам

 В нашем салоне посетителей стало меньше примерно на пятнадцать-двадцать процентов. До начала пандемии в России, когда СМИ писали только о Китае, каждый день был расписан полностью. Сейчас картина такая: будние — пятьдесят процентов от прежнего числа, выходные — по-прежнему стопроцентная занятость. Думаю, что салоны красоты будут посещать ровно до того момента, пока их двери не закроют в принудительном порядке.

Мы стараемся соблюдать все меры предосторожности: дезинфекция всех поверхностей после каждого клиента, бесконечное мытьё рук, свободные маски и антисептики для клиентов, также у нас работает рециркулятор. Когда гость подтверждает запись, мы всегда предлагаем ему отменить её, если только он или она чувствует недомогание.

Мне сложно оценить тяжесть положения, я могу судить только по себе и своим клиентам. Я заметила, что ещё ни одна женщина за две недели не пришла в салон красоты на снятие покрытия, ни одна не делает маникюр без лака — а это значит, что максимум через три недели придётся прийти вновь. Спад, безусловно, будет. Возможно, какие-то салоны даже закроются. Но мне кажется, что в мае уже всё выровняется.

Ирина

таксистка, работает с «Яндекс. Такси»

 Мой рабочий день сильно изменился из-за эпидемии нового коронавируса. Такси стали заказывать меньше, изменились пиковые часы. Если раньше они приходились на утро и вечер, то сейчас такого понятия нет: люди едут на работу, когда необходимо. Очень мало едут в аэропорты и на вокзалы, что логично. Появилось больше заказов от компаний, а также заказов с доставкой: просят отвезти продукты. Случается, что приходит один-два заказа за час. После того как работаешь в бешеном ритме, где обычно отвозишь четыре-пять человек в час, это, конечно, непривычно. Недавно не работала четыре дня подряд — раньше такого не позволяла себе. Но я всё равно выхожу на линию регулярно, потому что понимаю, как важно сейчас некоторым клиентам пользоваться такси вместо метро, например.

Пассажиры стали молчаливы. На переднее сидение к водителю уже никто не садится, реже хотят общаться. Но я их понимаю, не обсуждать же снова коронавирус. Кстати, пассажиров в масках тоже больше не стало, я ещё ни одного не встретила за последнюю неделю. Один клиент оставил щедрые чаевые и поблагодарил, что не перестаю работать. Мне было приятно.

Сейчас я не посещаю людные места, меньше хожу по магазинам. В каждую смену ко мне в машину садится большое количество людей, поэтому я чаще пользуюсь антисептиком и дезинфицирующими салфетками. Протираю не только руки, но и салон автомобиля — руль, ручки дверей, приборную панель. Маску носить не получается: её нужно менять каждые два-три часа и, если честно, в ней очень неудобно водить. Кроме того, клиенты совсем перестали расплачиваться наличными. Все поездки только по безналу — видимо, чтобы не передавать деньги из рук в руки.

Интересно, что будет происходить дальше. Я не планирую своё будущее на долгое время вперёд. Если заработок будет сильно падать, то придётся искать дополнительные источники дохода. Я пришла в такси с мыслью, что задержусь всего на пару месяцев, а в итоге работаю уже полтора года. Я слышала, что, может быть, запустят доставку лекарств и средств первой необходимости, чтобы мы могли и на этом зарабатывать тоже. Но вообще я уверена, что скоро всё наладится и эпидемия пойдёт на спад. Люди снова вернутся в такси. Просто сейчас такая ситуация, нужно её переждать. А планировать — это не про меня.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.