Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопрос4, 13 и 44 года: Истории
о том, можно ли начать отношения в школе
и не разбежаться

Рассказывают разные героини

4, 13 и 44 года: Истории
о том, можно ли начать отношения в школе
и не разбежаться  — Хороший вопрос на Wonderzine

Школьным романам не принято верить. Они окружены стереотипами —будто бы молодые люди слишком неопытны и импульсивны, чтобы «строить отношения», а семьи, состоящие из одноклассников, обречены на провал. Стоит ли говорить, что отношения могут разрушиться у людей, познакомившихся в разном возрасте, а одноклассники могут быть счастливы или несчастливы по-своему. Мы поговорили с женщинами, чьи школьные отношения длятся до сих пор, о том, как они эволюционировали, есть ли в них смысл и чего в них больше — радости общежития или желания «сохранить семью».

Интервью: Алина Коленченко

Света

13 лет в отношениях

Нам было семнадцать, мы стали друзьями. Я даже встречалась с парнем на тот момент, но общаться мне хотелось только с ней. Наверное, что у нас серьёзная дружба, я поняла через год, а что это уже важные отношения — через три-четыре года. Интимная близость появилась довольно быстро, но я очень долго не осознавала её значение и считала нас друзьями — из-за недостатка сексуальной просвещённости и вообще понимания, что такое женская сексуальность, как выглядят гомосексуальные отношения и так далее. Мы вообще очень плохо представляли себе, как работает секс и что, например, это не только прямолинейное проникновение. Из-за этого мы продолжали встречаться с парнями и «искать своего принца», будучи в серьёзных отношениях друг с другом.

Никакой ревности не было — была искренняя попытка поддерживать друг друга. Постепенно осознавая, что именно происходит, мы обнаружили себя в полиаморной модели отношений. Об этом можно много рассуждать, я скажу только одно: до тех пор, пока отношения всем приносят больше радости и смысла, чем проблем, они того стоят.

После совместного года в школе мы продолжили быть вместе, хотя образовательные пути разошлись. Я раньше пошла в институт. Помню, что меня сильно беспокоила разница в знаниях, но мы всё обсуждали и пытались решать. Мы обе были в тяжёлом состоянии: у меня в семье были постоянные крики и побои, хотя это тогда не казалось ничем примечательным. Задним числом я понимаю, как это сильно на меня повлияло: тревожное расстройство, панические атаки, социофобия, сильные психосоматические расстройства. У подруги была депрессия и тоже не совсем стабильная обстановка в семье. На наших отношениях это отразилась двояко. Мы и спасали друг друга, и помогали восстанавливаться. А с другой стороны, конечно, мы привносили проблемы своих семей в наши отношения — потому что по-другому не умели.

Мы стали жить вместе, вышли из своих семей. Внезапно стало легче. Хотя были и трудности, но у нас был свой способ. Во-первых, мы всё обсуждали. Во-вторых, «обыгрывали» все сложные ситуации, представляли себе, как разные пары с разными характерами справились бы с этим: с бытом, с ревностью, с деньгами, с гомофобией и тому подобным. Это помогало находить решения в игривой, приятной форме. Иногда разговоры длились по пять часов, и это утомляло, но в долгосрочной перспективе подход окупился.

Ещё один важный этап наших отношений — как у всех, пресловутые «три года», после которых заканчивается опьяняющая дофаминовая влюблённость. Было тяжело, были постоянные мысли расстаться. Но мы хотели разобраться, что происходит и в чём проблема. Ссор стало меньше после важного совместного решения — перестать ранить друга, срывать друг на друге раздражение, гнев, недовольство, беречь друг друга и обсуждать проблемы спокойно.

Следующий важный поворотный пункт — когда я уехала учиться и мы два года были в отношениях на расстоянии. Мы знали, что это будет тяжело. Наши отношения были хорошими, но созависимыми, когда у людей нет свободы друг от друга. Расстояние помогло нас немного разлепить — хотя это радикальный способ. Два года на расстоянии были для меня важными: я узнала, кто я, когда рядом нет никого, что — моё, а что было от семьи и от отношений. Разобралась с душевными ранами. Нашла важных мне людей. В принципе пожила в более толерантной среде. У подруги за это время тоже произошли колоссальные перемены, она вышла из депрессии. Мы общались каждый день, хотя дистанция ощущалась. Думаю, отношения выживают, только если люди не боятся обсуждать весь спектр эмоций друг с другом. Иначе всё идёт на самотёк: не обсудить гнев — он пойдёт сам воротить дела в отношениях, без вашего участия.

Из последних важных вещей — мы обе в какой-то момент начали зарабатывать и нашли хороших психотерапевтов. Это стало поворотным пунктом и для наших отношений, и для каждой отдельно. Мне нужна была терапия из-за панических атак и сильной застенчивости — я понимала, что мои «тараканы» существенно ухудшают качество жизни и самой справиться не выходит. Я боялась, что психотерапевт меня убедит закончить отношения и начать встречаться с парнями, попробует сделать меня «нормальной». Но работа шла вообще с другими вещами, а наши отношения за время терапии стали только крепче и волшебнее. Да и вообще жизнь стала легче и приятнее.

Деля

10 лет в отношениях

Мы познакомились, когда первого сентября нас, как новеньких учеников, представили седьмому «Б» классу. Но подружились только в десятом классе, когда я перешла в новую школу. Именно тогда я особенно близко стала дружить с бывшими одноклассниками. Сначала мы встречались большой компанией, а в конце одиннадцатого класса стали чаще общаться только друг с другом. Мы виделись каждый день, гуляли пешком по городу — сейчас я с теплом вспоминаю это милое и детское время. Конечно, тогда нам казалось, что мы уже очень взрослые. Мы оба не склонны бросаться громкими фразами о любви, поэтому дали отношениям развиваться своим чередом. То, что всё серьёзно, поняли примерно через три года.

Нам повезло: после окончания школы мы и все наши друзья поступили в московские вузы и мы начали новую жизнь. Мы вместе уже десять лет, и, конечно, отношения совсем не те, какими были в начале. Они плавно и логично перетекали из одной фазы в другую: вот мы окончили школу, университет, поженились, завели ребёнка. Мы стараемся не спешить и делать всё, когда готовы. Именно поэтому на ребёнка мы решились только спустя три года в браке, несмотря на всесторонние «рожай, часики тикают». «Решили» — ключевое слово. Всё нужно обсуждать, проговаривать.

Мы часто слышим, как нам повезло. Да, нам повезло встретить друг друга. Но наши отношения — это работа, а не везение. Требуется много взаимоуважения и труда сделать так, чтобы спустя десять лет нам было интересно проводить выходные друг с другом. Думаю, секрет в максимальной откровенности.

Ирина

44 года в отношениях

Мы проучились десять лет в одном классе — познакомились, когда обоим было по семь лет. Сейчас нам по шестьдесят, мы знаем друг друга пятьдесят три года. Наши отношения начались, когда мы уже оканчивали школу, нам было по шестнадцать-семнадцать лет. В основном долго говорили по телефону, гуляли по улицам, грелись в подъездах — жили мы в Сибири, другого досуга не было. Иногда ходили на концерты, в кино, проводили время с друзьями — в общем, ничего особенного. Из того периода запомнилось, что мой муж, будучи боксёром, всегда защищал меня. Я тогда почувствовала, что я за ним как за каменной стеной.

Думаю, мы поняли, что отношения серьёзные, только когда расстались: мои родители переехали в другой город и увезли меня. Мы очень скучали друг по другу, нам не хватало общения. Интернета не было, поэтому чувства мы выражали в бумажных письмах. Что интересно, моя мама их сохранила — целая пачка, штук двести-триста. Наверное, это был первый трудный период. Но это не воспринималось как большая трудность: мы были уверены, что год закончится и Николай приедет в Смоленск, где я жила, переведётся в другой институт и мы будем вместе. Не знаю, почему мы были в этом так уверены и как его отпустила мама. В восемнадцать лет он навсегда уехал от родителей и связал свою жизнь со мной. При этом мы не стали жить вместе: мы так же встречались, как пара, а поженились гораздо позже, когда окончили третий курс института.

Пошла обычная семейная жизнь, со взлётами и падениями, финансовыми трудностями. Конечно, бывали и ссоры, и кризисные моменты — жизнь длинная. Но что очень важно, даже в самых жёстких ссорах никогда не было мысли, что надо всё закончить. Это просто — гораздо труднее сохранить семью, отношения. То же самое могу сказать и об изменах. Ты всегда найдёшь, с кем можно провести время, переспать. Трудно, наоборот, хранить верность одному и тому же человеку: соблазнов полно, и чем моложе человек, тем их больше. Думаю, этот стержень и помог сохранить семью.

В течение жизни мы много переезжали, причём основательно, из города в город. Я насчитала десять переездов, но мне кажется, их было больше. Каждый раз мы переезжали к лучшим условиям, большим перспективам. Это было очень легко — и мы ни разу не жалели, всё получалось. У нас две дочки — Оля, старшая, и Даша, младшая. Они сменили множество школ, детских садов, и растили мы их тоже очень своеобразно. Уже когда мы жили в Москве, а муж стал популярным артистом, у нас появилось много друзей среди артистического мира. Соответственно, ночные тусовки — а дети, конечно, всегда были с нами. Утром в школу они были идти не в состоянии — какая школа, все будем спать. У нас даже есть шутка, что наши дети выросли в ресторане. Наверное, это не очень хорошо, но как есть — дети видели, как мы проводим время.

Трудности научили нас, что самое плохое в жизни — это когда умирают или сильно болеют близкие, когда действительно ничего нельзя изменить, а всё остальное ерунда. Нельзя ссориться из-за денег, из-за того, что не закручен тюбик зубной пасты. Если бы меня спросили, что бы я хотела сейчас изменить в наших отношениях, я бы выбрала только не ругаться из-за ерунды. Можно сказать, что тебе это не нравится, а можно просто не обращать внимания — с возрастом этому учишься. И второй совет — жалеть детей. Они не должны видеть в семье скандалов. Если они увидят, что семья крепкая, честная — с этим лёгким багажом они и будут жить дальше.

Конечно, то, что мы знакомы со школы, очень обогащает. Это даёт общий контекст. Иногда можно просто вспомнить какое-то слово — и сразу возникает весь спектр связанных с ним событий. Есть что вспомнить, над чем посмеяться, о чём пожалеть. Посмотреть в ретроспективе — чего ожидали, а что получилось. У нас никакой скуки и рутины. Просто, может быть, сменились интересы — сейчас это в основном саморазвитие. Кроме того, растут наши внуки и всё время привносят что-то новое — это неиссякаемый источник интереса. При этом мы точно так же любим вместе проводить время. По утрам у нас незыблемый ритуал: утро начинается с кофе в постели. Пообщаться, поболтать, что-то обсудить. На фоне прожитых лет сейчас даже как-то интереснее.

Ольга

7 лет в отношениях

Мы были старшеклассниками и познакомились очень обыденно — в сети «ВКонтакте», в группе про рэп. Долго переписывались, созванивались по скайпу, но до личных встреч не доходило. Как-то раз, когда мама уехала в гости, мне стало грустно и одиноко и я предложила ему приехать. Что он совершенно неожиданно и сделал. С тех пор мы стали часто проводить время вместе. Рядом с ним было комфортно и весело, но в этих встречах не было ничего романтического. Как-то он попал в больницу и долго не выходил на связь. Я так переживала! Тогда я поняла, что у нас, наверное, что-то закрутится. Однажды я в шутку предложила встречаться, а он взял и согласился. Лишь спустя время мы оба поняли, что всё серьёзно.

После окончания школы я поступила в университет и день и ночь пахала ради красного диплома. На отношения времени не хватало, это был невероятно трудный этап для нас обоих. Я много раз думала: «Это всё, конец!» Но потом представляла себя без него, и сердце сжималось. Мне кажется, когда сердце вот так сжимается, отношения нужно сохранять. Он уверяет, что никогда не думал о завершении наших отношений. Благодаря негативному опыту у нас лучше получается ценить то, что есть сейчас.

Уже больше года мы не просто муж и жена — мы команда. Это важно в вопросах совместного быта. Когда отношения начинаются рано, мешает отсутствие опыта, нужно быть готовыми, что из-за этого будут возникать трудности. Любовь — это работа, причём сложная, но мне кажется, что она стоит того.

Катя

4 года в отношениях

Мы познакомились с Ваней, когда оба учились в седьмом классе — слишком рано, чтобы между нами мог возникнуть какой-то романтический интерес. В середине девятого класса он серьёзно заболел и долго не ходил в школу, и как-то я написала ему, потому что классная руководительница переживала из-за его отсутствия. Мы начали общаться. К одиннадцатому классу мы стали по-настоящему близкими друзьями, но так как оба были стеснительными и не имели никакого опыта, ни во что большее это не перетекало. Мне уже хотелось обнимашек, а Ваня всегда был сдержанным, но это меня скорее привлекало: загадочность, недосказанность.

Перед выпускными экзаменами, из-за предчувствия скорого расставания, всё стало стремительно развиваться. Однажды, гуляя после школы, мы поцеловались и поняли, что нас сильно влечёт друг к другу. После выпускного, когда нам исполнилось восемнадцать, мы почувствовали, что теперь свободны, можем делать, что захотим, и начали планировать совместное будущее. Я уехала учиться в Санкт-Петербург, а он не смог туда поступить и остался в родном городе. В этом году Ваня получит диплом и переедет ко мне. До сих пор главной трудностью было огромное расстояние, но теперь, когда осталось подождать совсем чуть-чуть, это кажется пустяком. Мы редко видимся и сильно скучаем: каждое утро начинаем с того, что желаем друг другу доброго утра, а вечером созваниваемся и рассказываем, как прошёл день. Мне с ним хорошо и уютно — мы любим друг друга.

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.