Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопрос«Теоретически я могла быть бабушкой»: Женщины
о том, как стали мамами после 40 лет

Почему не стоит говорить о «старородящих»

«Теоретически я могла быть бабушкой»: Женщины
о том, как стали мамами после 40 лет — Хороший вопрос на Wonderzine

Мы уже рассказывали, почему оскорбительный термин «старородящая» пора поскорее забыть. Всё зависит в первую очередь от индивидуальных особенностей здоровья, а современная медицина позволяет делать то, что до последнего времени казалось невозможным: например, недавно 61-летняя американка стала суррогатной матерью для своего сына и его мужа. Тем не менее многие, включая врачей и самих потенциальных родителей, до сих пор считают, что нужно успеть родить как можно раньше, а после условных тридцати пяти будет якобы «поздно». Женщины, ставшие матерями после сорока лет, рассказали нам о своём решении и опыте — в основном приятном.

Интервью: Ирина Кузьмичёва

Людмила С.

42 года

  Впервые я стала мамой семь месяцев назад. Когда мне было тридцать, я развелась с первым мужем, потом получила ещё пару образований по смежной специальности — появилась финансовая стабильность и независимость. Работала, училась за границей, занималась спортом — мне было не скучно, и я чувствовала себя самодостаточной. Были и другие отношения, но всё не то. О повторном замужестве и детях я особо не переживала: будут — отлично, нет — так нет.

В тридцать восемь лет я встретила человека, с которым сложились спокойные и ровные отношения, переросшие в большую любовь и семью. Детей сначала не планировали: у мужа есть двое взрослых детей от первого брака, а для меня материнство не было самоцелью. Когда же я стала пытаться забеременеть, оказалось что это непросто. Было три неудачных попытки экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), собирались делать четвёртую (и последнюю), но до неё дело не дошло — беременность наступила без медицинских вмешательств.

По образованию я врач-гинеколог, и общее понимание процесса мне очень помогало на протяжении всей беременности и родов. Ну и вообще я за взвешенный и разумный подход. Я тщательно продумываю рутину: предпочитаю снимать жильё рядом с работой, чтобы не тратить время и силы на дорогу, иметь в пешей доступности спортзал с бассейном. Медицинский центр я тоже нашла по соседству — всё это плюс машина значительно облегчает жизнь беременной. Я наблюдалась в частном медицинском центре у хорошего врача, который пользуется принципами доказательной медицины. Он не пугал, не выписывал лишнее, рекомендовал бассейн и тренажёр-орбитрек — и ко всему относился позитивно. 

Беременность была отличной. Мы с мужем обсудили риски и решили, что воспитывать детей с особенностями мы не готовы. В первом триместре я сделала скрининги на хромосомные аномалии — все результаты были хорошими. Я много летала по работе, ходила в спортзал до четвёртого месяца беременности, пока живот не стал мешать качать пресс, потом ходила в бассейн, где проплывала минимум километр. В отпуск ушла за две недели до родов. У нас на работе отпуск, связанный с рождением ребёнка, длится двадцать четыре недели: две до родов, остальное — после. В последний месяц случились неприятные для меня, но неопасные для ребёнка осложнения — но медцентр обеспечил капельницы и регулярный мониторинг состояния плода, так что это несильно повлияло на мою работу и общий распорядок жизни.

Для родов я выбрала частный роддом со всем необходимым для меня и ребёнка: палата как гостиничный номер, ресторанная еда до родов и диетическая после, отдельный родильный зал, постоянный мониторинг состояния плода, эпидуральная анестезия, муж рядом. Роды не начинались самостоятельно, и после наступления полных 42 недель мы приняли решение их индуцировать (стимулировать. — Прим. ред.). Из-за обвития пуповиной было тревожно — я понимала риски, — но врачи сработали грамотно, я беспрекословно их слушалась, а малыш родился зрелым и крепким. Мы отделались лёгким испугом и выписались на третьи сутки.

Негативного отношения не встречала — даже странно говорить об этом. Коллеги и знакомые радовались за меня и поддерживали. Некоторые спрашивают, пойдём ли мы за сестричкой нашему малышу. Но осталось мало времени для второго ребёнка: мне в этом году сорок три, мужу пятьдесят один. Надо учитывать реальность.

Светлана

48 лет

  В моей картине семейной жизни всегда были муж и дети, но никаких рамок «выйти замуж до…», «родить не позднее…» я себе не ставила. Замуж вышла ближе к сорока, впервые стала мамой пять лет назад. Когда мы планировали беременность, тесты выявили у меня низкий уровень антимюллерова гормона (АМГ) (он позволяет оценить возможность зачать без применения вспомогательных репродуктивных технологий. — Прим. ред.), поэтому мы пошли консультироваться к репродуктологам. Пока они решали, какой вариант ЭКО выбрать, беременность наступила сама.

Во время беременности для меня была важна уверенность, что всё идёт хорошо — и врачи мне помогали её поддерживать. С теми, кто не помогал, мы расставались на разных этапах. Несмотря на то что беременность протекала спокойно, поводов для тревоги мне хватало. Но регулярные УЗИ и фетальный доплер (прибор для отслеживания частоты сердечных сокращений плода. — Прим. ред.) были моей моральной поддержкой.

«Старородящей» меня никто не называл, хотя на карточке в женской консультации так было написано. Родив, я автоматически попала в компанию молодых мам, независимо от возраста. За время моего материнства меня два раза спросили «Вы мама или бабушка?», причём, как мне кажется, намеренно. Думаю, два раза за пять лет — это немного, учитывая, что по возрасту я теоретически могла бы быть бабушкой. Поначалу рассуждала, как будут относиться к ребёнку, не будет ли родительский возраст поводом для обид. Но если есть желание, прицепиться можно к чему угодно: рыжий, неуклюжий, родители старше среднего возраста. Обычно же мой возраст не замечают или не придают ему значения.

Для моего ребёнка я самая лучшая мама. Я каждый день слышу от него признания в любви, и это того стоило. Материнство для меня — большущий плюс, новая жизнь, даже если не всегда в розовом цвете. А минус один — если понравится, можешь не успеть повторить.

Ольга

43 года

  Я всегда ощущала себя умеренной чайлдфри. У мужа-ровесника есть шестнадцатилетняя дочь от первого брака. Я забеременела в сорок один год, принимая противозачаточные таблетки, — это был сюрприз. Мы решили сохранить ребёнка.

Сейчас я живу в Турции, поэтому не испытала на себе прелестей российских женских консультаций. Здесь не нужно бегать к восьми утра сдавать мочу и в целом ведение беременности устроено максимально комфортно. Иногда женщины меня спрашивали, делала ли я ЭКО — но не потому что хотели намекнуть на мой возраст, а потому что просили рекомендовать врача. В Турции часто рожают к пятидесяти, этим никого не удивишь. Чаще удивляются, что это первенец, и сразу же желают скорее родить ещё одного-двух.

Ведение моей «возрастной» беременности не отличалось от стандарта. Все необходимые скрининги мы обсуждали с врачом, и если его что-то настораживало, он нам спокойно об этом говорил. Мы, например, съездили в другой город на 4D-УЗИ, так как сын не хотел показывать лицо на рутинных проверках и нужно было убедиться, что всё в порядке. Беременность протекала очень легко: я даже не знаю, что такое токсикоз (устаревшее название для рвоты во время беременности. — Прим. ред.), отёки. Набрала всего девять килограммов — со спины или в оверсайз-майке меня вообще не принимали за беременную.

У меня было плановое кесарево сечение. Во время родов мы перешучивались с врачом и бригадой, а зашивали разрез под громкий рок, чтобы я не раскисала. Сына помыли, одели и сразу вручили папе, а потом мне кормить. Молока было достаточно, мой возраст на это не повлиял. На следующий вечер мы все уже были дома, я даже вышла погулять с собакой. Никто из моих рожавших в России подруг этому не верит.

Конечно, энергии в сорок один и дальше у меня меньше, чем в двадцать один и даже тридцать один. Нам с мужем тяжело прыгать зайчиком и успевать за подвижным малышом — к этому мы не были готовы. Ещё мне было сложно приспособиться к социальной изоляции, пока сын был грудничком и мы подстраивались под его режим. Но сейчас ему два года, нам будет по сорок четыре, и мы уже научились совмещать наши потребности.

Татьяна

44 года

  Моей старшей дочери девятнадцать лет. Когда-то я хотела второго ребёнка, но не встретила человека, который разделил бы со мной это желание. Я давно в разводе, у меня стабильные отношения, но без обязательств. Была даже мысль родить одной, «для себя», как это называют, но я так и не решилась. Долго себя успокаивала: мне всего тридцать пять, мне ещё тридцать семь, многие так рожают — вдруг ещё что-то получится. Даже в сорок я говорила себе: «Ну, вот, есть же случаи». Но когда мне исполнился сорок один, успокоилась и закрыла для себя этот вопрос. Впереди была жизнь для себя, для дочери, для близких. Я не скучала и не чувствовала себя несчастной, так что вторую беременность не планировала. Более того, давно и серьёзно предохранялась — но, видимо, при смене способа контрацепции произошёл сбой. Несмотря на возраст, беременность случилась сама собой, с первой попытки — вернее, с первой осечки.

Сначала я испытала шок. Дальше неимоверно удивило отношение врачей. Они совсем не пугали, хотя я думала, что будут отговаривать. Я была у нескольких, в разных центрах (бесплатную женскую консультацию не рассматривала), и все в один голос говорили: «Выносите, совершенно нормальный возраст у вас» — и всё в таком духе. Конечно, рекомендовали дополнительные генетические тесты на ранних сроках — они недёшевы, но цена оправданна, экономии тут не место. Конечно, никто ни от чего не застрахован, но я думаю, что в этом возрасте надо сделать все возможные исследования, чтобы потом ни о чём не жалеть. И, главное, беременность будет проходить спокойнее.

Термин «старородящая» для меня скорее смешной — в 1975 году так называли мою двадцатисемилетнюю маму. Я с юмором отношусь к возрасту, а решение родить считаю поводом для гордости — несмотря на возможные осложнения и трудности со здоровьем, которых в молодости, конечно, было меньше. Наверное, самый большой страх — успею ли я вырастить своего ребёнка. А главный плюс в том, что позднее материнство воспринимаешь как подарок судьбы. Такой подарок сложно оценить, когда думаешь, что у тебя ещё всё впереди.

Людмила Т.

42 года

  Из-за непроходимости маточных труб я не могла забеременеть и понадобилось ЭКО — мне сказали, что других способов нет. Всё получилось с третьей попытки, а сама беременность прошла легко — и два года назад я стала мамой. Врачи пугали, что нужно будет делать кесарево сечение, но роды были вагинальными. 

К сожалению, часто к сорока годам люди приобретают не только определённый образ жизни, но и букет болезней. Зато к этому возрасту уже другие материальные возможности и есть карьера — можно и детей рожать. Слово «старородящая» уже неактуально: многие рожают после тридцати пяти — и это норма жизни. За время беременности я не слышала отрицательных комментариев. Думаю, единственный минус — возраст в паспорте, его не обманешь. А всё остальное, включая трудности после рождения ребёнка, большой плюс.

ФОТОГРАФИИ: Smallable (1, 2)

Рассказать друзьям
32 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.