Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопрос«Мой эпик фейл»:
Разные люди о том,
чему их научили неудачи

Можно ли извлечь пользу из провала

«Мой эпик фейл»:
Разные люди о том,
чему их научили неудачи — Хороший вопрос на Wonderzine

Мотивационные тренинги учат, как «встать на путь успеха» и пройти по нему до конца. Правда, о том, что по дороге могут возникнуть препятствия, измениться условия, а старые цели — и вовсе уйти на второй план, обычно умалчивают. Когда ситуация складывается не так, как нам бы хотелось, мы привыкли подбадривать себя банальностями вроде «Побеждает сильнейший» или «Just do it». Но на самом деле не всё зависит от нас, а периодические поражения — неизбежная и даже важная часть рабочего процесса. Разные люди рассказали нам о своих неудачах и о том, к чему они привели.

Интервью: Ирина Кузьмичёва

Вита

  Год назад я решила сменить работу. Три или четыре месяца ходила по собеседованиям, пока не устроилась пиар-менеджером в отличное агентство. Красивый просторный офис в центре Москвы, официальное оформление с первого дня и, как сказала молодая генеральный директор, «перспективы и продвижение не заставят себя ждать».

В первый же день мне дали телефоны клиентов, а дальше пришлось разгребать самой. Планы по продвижению, контент-планы, съёмки и организация мероприятий — прошёл месяц, и наступило время первой зарплаты. Но меня несколько дней «кормили завтраками», а после долгих уговоров и просьб выдали пятую часть суммы, обещав в следующем месяце, перед Новым годом, выдать деньги за два месяца. Но в декабре снова выдали не всю сумму, и к тому же в конверте.

Наверное, тогда и надо было уходить. Тем более что я работаю не только ради самореализации: у меня нет спонсоров в лице мужа или родителей, зато есть ребёнок и съёмная квартира. Но к этому моменту я уже подружилась с коллегами и директором, которая производила впечатление приятного и милого человека. Я доверяла ей и решила подождать — к тому же она повысила меня до исполнительного директора. 

После новогодних каникул мы переехали в новый офис, так как владельцы больше не могли позволить аренду предыдущего. Была и ещё одна новость — из агентства ушли четыре клиента, остался только один, на которого мы возлагали все надежды. Но он задерживал оплату, деньги зависли на счёте компании, а потом счёт и вовсе арестовали за долги перед налоговой. И, конечно же, я не получила зарплату за три месяца работы — двести тысяч рублей. Оказалось, что меня так и не оформили официально — поэтому кроме договора на оказание услуг у меня ничего не было, добиться выплаты я не могла. И решила уйти.

Для меня это было дно, на которое я потащила за собой свою небольшую семью. В тридцать лет я оказалась неспособна трезво оценить ситуацию, тянула четыре месяца в надежде, что всё само образуется. У меня впервые не сработало чувство самосохранения, хотя мне, как матери маленького ребёнка, просто непозволительно так ошибаться. Сейчас я понимаю, что никогда не нужно полагаться на кого-то, кроме себя — а ещё важно трезво оценивать ситуацию.

Я очень корила себя за всё, что случилось, потом собрала все силы в кулак и стала решать накопившиеся проблемы. В экстренном порядке начала искать другую работу — хотела не просто где-то перекантоваться, а укрепиться основательно и надолго. Но у меня ребёнок и съёмная квартира, депозит за которую я уже израсходовала, элементарно не хватало на проезд. И я пошла на вынужденный шаг — решила подрабатывать хостес по вечерам. Пришла на собеседование, оказалось, это стриптиз-клуб — им требовались хостес с графиком с девяти вечера до шести утра. За смену платили две тысячи рублей. Деваться было некуда, и я пошла, хотя сейчас эта идея не кажется мне удачной.

В первый рабочий день, точнее ночь, я познакомилась с коллегами, которые мне очень не понравились. Очень тяжело было не спать ночами. Единственное, в чём мне наконец повезло, — с гостями контактировать не приходилось: их там просто не было. После первой пары смен пришёл мой день рождения и новое собеседование — меня взяли на работу мечты в крупную консалтинговую компанию. Сейчас я там и работаю, чему несказанно рада: у меня есть интересные проекты, новые связи, начальство и клиенты прекрасно ко мне относятся, а зарплату выдают вовремя.

Мне ничего не даётся легко. Но сейчас я твёрдо стою на ногах и уверена в завтрашнем дне. Если вдруг придётся искать новое дело, уверена, что с моей «бронёй» и опытом я найду в короткий срок работу, которая меня заслуживает.

Катя

  Мне с детства были интересны естественные науки, и после школы я поступила в университет на химический факультет. Просто ходить на занятия мне показалось мало, и я попросилась заниматься наукой с нашим преподавателем. Коллектив преподавателей, аспирантов и магистров меня принял — праздники и другие мероприятия мы проводили вместе. Позже я начала встречаться с молодым преподавателем из этой компании, он никогда ничего не вёл у нашего курса.

Когда одногруппники смекнули, что я слишком близко общаюсь с преподавателями, сразу начали объяснять этим все мои заслуги. С моими успехами в науке и учёбе не могли смириться и некоторые преподаватели из общей компании. Меня начали подкалывать. Научный руководитель придирался к любой мелочи. Парню жаловаться было бесполезно: он говорил, что не хочет портить отношения с коллегами и что если я не умею работать в коллективе, мне надо уйти. Возможно, мне действительно стоило это сделать — но я так сильно любила науку, что ради работы в лаборатории готова была терпеть многое.

Потом я выиграла стипендию и уехала на стажировку в Европу. Там всё было замечательно, но когда я вернулась в Россию, начался ад. Одногруппники меня не замечали. Преподаватели не верили, что я была за границей — якобы я просто прогуливала, на официальные документы никто не смотрел. Стали сильно занижать оценки, я постоянно чувствовала давление и вину за свои успехи. Чтобы сгладить ситуацию, мне пришлось стать серой мышью. 

Чем ближе к защите, тем сильнее мне грубил научный руководитель. Из-за стресса у меня стали клочьями выпадать волосы, месяц держалась высокая температура, были конъюнктивит и герпес. Я не хотела гулять, есть, даже мыться — сил ни на что не было. Парень только хотел знать, когда мы поженимся и родим детей. Когда, наконец, я получила диплом, рассталась с ним и хотела поскорее со всем покончить. У меня были планы защитить магистерскую и кандидатскую, но после такого снова куда-то поступать — ни за что.

Иногда я скучаю по лаборатории и жалею, что всё вышло именно так. Возможно, если бы я сразу вела себя с преподавателями и одногруппниками иначе, не относилась к самой себе так неуважительно, всё могло бы быть по-другому. Но я была уверена, что раз у меня есть партнёр, он и должен за меня заступиться, а если это сделаю я, все подумают, что он тряпка. То, что такие мысли надо сразу гнать, я поняла поздно.

Я стала искать работу, но и тут фиаско. Я столкнулась с реальностью: девушкам в науке не рады. Добилась чего-то? Точно не сама. Мне и в голову не пришло заглянуть в трудовой кодекс и отстаивать свои права. И, наверное, я слишком рано перестала искать место.

Эта ситуация научила меня жёсткости, если не жестокости. Никому нельзя верить, хочешь что-то сделать — делай сама. Я решила начать новую жизнь и завести блог в инстаграме о химии в косметике. Это очень интересно, но за три месяца я не заработала ни копейки, а только потратила пять тысяч на рекламу. Сначала я не думала совмещать «нормальную» работу с ведением блога, но сейчас не вижу других вариантов. Да и мама уже говорит, что я целыми днями сижу дома и не работаю, хотя написание постов и курсов — та же работа. Так что, «Пятёрочка», жди.

Арина

  С детства я была энергичным ребёнком, поэтому родители отдавали меня во всевозможные кружки. В итоге я успешно отучилась на актёрском отделении. Мне по-прежнему было интересно всё (кроме, собственно, актёрской профессии), но перевесил интерес к спорту, и я решила стать каскадёром. 

Я начала готовиться к просмотру в команду. Решила пойти по пути Джейсона Стейтема — стала усиленно заниматься прыжками в воду. В конце тренировки мы, отработав технику прыжка с трёх метров, бегали на десятиметровую вышку, чтобы привыкнуть к высоте. Приземлиться нужно было элементарно — «солдатиком». Но в тот день мне то ли не хватило внимания, то ли я слишком устала, но прыгнула я неточно. Рука на несколько сантиметров отошла от корпуса и при приземлении очень неудачно провернулась. Кое-как вынырнув на поверхность, я почувствовала, как мышцы на спине неприятно и неправильно сокращаются.

С больницами мне тоже не повезло. В одной посоветовали носить воротник Шанца и говорили, что «всё само пройдёт». В другой делали блокады (инъекции обезболивающего. — Прим. ред.), чтобы хоть как-то снять боль, и я смогла поспать: к тому моменту я трое суток не могла ни сесть, ни лечь, рука висела плетью, вся правая часть тела онемела. В третьей предложили поменять диск в шее, но это было очень дорого.

Я по инерции продолжала работать в театре. Там же работал Сергей Барковский — услышав мою историю, он предложил мне обратиться к его остеопату. Тот меня и вылечил (остеопатия — легальная медицинская специальность в России, однако имеющейся базы исследований недостаточно, чтобы считать её соответствующей принципам доказательной медицины. — Прим. ред.). Помог ходить прямо, следил за мной на протяжении пяти лет. Как только я восстановилась, насколько это было возможно, начала возвращаться в спорт. Сначала пилатес, затем йога, потом смогла осилить более серьёзные нагрузки на кроссфите. Не без травм, конечно, и не без разочарований и злости на себя. Вдвойне обидно, что во всём виновата моя невнимательность.

Одновременно с физическим восстановлением я поняла, что мне есть чем делиться с другими. Я отучилась на тренера и продолжаю изучать новые дисциплины и направления. Травма не только позволила мне помочь многим людям, но и привела меня к профессии, в которой мне наконец-то интересно. 

Миша

  Мой эпик фейл произошёл, когда я устроился на работу в крупную компанию. При подписании трудового договора мне также дали подписать договор о неразглашении. Пробежавшись глазами по этой бумажке, я благополучно забыл о её содержании и приступил к рабочим обязанностям.

Компания оказалась успешной и быстрорастущей. Многое меня приятно удивляло и радовало, и я охотно рассказывал об этом знакомым — прямо с рабочего компьютера. Красуясь перед новой знакомой, я рассказал ей про среднемесячный оборот фирмы. Через пару недель я узнал, что давний приятель, с которым я не общался несколько лет, сотрудничает с фирмой-конкурентом. Он рассказал мне кое-какие секреты той компании, а я ему — нашей. Делал я всё это совершенно без задней мысли и хорошую фразу «Деньги любят тишину» не вспоминал.

Ну и вишенка на торте. На вечеринке я познакомился с журналисткой, которая делала экономические расследования для газеты. Мы с ней договорились как-нибудь выпить вместе кофе, и я не планировал рассказывать, где работаю. Но поскольку мою почту просматривали менеджеры по безопасности (о чём я, конечно, не знал), они решили подстраховаться и ограничить мне доступ к конфиденциальной информации. В общем, испытательный срок я не прошёл. И мне понадобился примерно год, чтобы понять, в чём же была причина. Контора была помешана на конспирации, но я даже не подумал, что мою переписку могут и будут читать. Сначала я расстроился, но теперь даже рад, что так сложилось. После увольнения я быстро устроился на новую работу.

Этот случай научил меня быть внимательнее к секретам, особенно когда они касаются денег. И, конечно, внимательно читать, под чем подписываешься.

Анна

  Моя журналистская карьера только начиналась, и я была готова работать везде, помногу и за небольшие деньги. Меня взяли на новостную радиостанцию. Я проработала всего несколько дней, почти каждый из которых начинался с пожара: мы узнавали, что где-то горит дом, и ехали на место происшествия. Так я поехала на горевший шиномонтаж — там было очень много едкого дыма. Я выходила в эфир, сидя на корточках в углу, жутко кружилась голова. После этого мне хотелось пить молоко, кашлять и мыться. Но нужно было мчаться на другой конец города: возле МФЦ мужчина с гранатой угрожал подорвать всё к чертям. Он глава многодетной семьи, и им не оформили пособие. На месте мне надо было взять комментарий у его жены  — она сидела в машине скорой помощи и сотрясалась от рыданий. Взять у неё комментарий я так и не решилась — в эфире наговорила какие-то очевидные вещи.

Через пару минут после этого мне пришло сообщение от редактора: «С вами нужно ещё очень много работать, но времени у нас на это нет. Поэтому спасибо вам за попытку. Когда научитесь работать, приходите». Как будто можно где-то научиться врываться в скорые! Так закончилась моя карьера корреспондента-новостника. Это был провал из провалов.

Спустя несколько лет моя карьера всё-таки сложилась, но уже в другом направлении журналистики. И вот уже мне самой пришлось работать с новыми сотрудниками. Я не раз убеждалась, что не бывает готовых работников и тратить время на обучение стоит. Хотя сначала бывает непросто и поводов сказать «Приходите, когда научитесь» полно. Но я вспоминаю того редактора и объясняю человеку всё ещё раз. Где учиться, если не на практике? Был бы огонь внутри.

Была и ситуация, когда сотрудник явно недотягивал: времени на обучение уходило много, а пользы никакой. Стало ясно, что нужно прощаться. Перед финальным разговором я снова открыла это сообщение (принципиально его не удаляю) и поняла, что если необходимо это сделать, то только глядя в глаза. Не говорить высокомерно «Приходите, когда научитесь», а просто сказать: «Мы не подходим друг другу. Мы расстаёмся».

Кристина

  Четыре года назад я создала бренд одежды Vazovsky. Через две недели после запуска обо мне написали Wonderzine и ещё несколько изданий. Пошли первые продажи. Успех наступил очень быстро, впрочем, это неудивительно — тогда молодых концептуальных марок было гораздо меньше, чем сейчас. Тех, кто делал минимально приличный продукт, сразу замечали.

Мне было семнадцать. Я компенсировала недостаток квалификации эмоциями и даже сумела заразить своим энтузиазмом несколько человек, готовых работать за идею. Но эмоции — ненадёжное топливо, особенно когда в дело вмешивается рабочая рутина: швеи не отдают макеты, производство срывает сроки, мы покупаем не ту ткань, делаем поставки не вовремя, магазины не выплачивают деньги, дебет с кредитом не сходится. Я была в диком стрессе 24/7, не справлялась с ответственностью, которая на меня свалилась, мучилась от диких психосоматических болей в шее. Мне нужна была помощь, но я не знала, как о ней попросить.

Ситуация осложнялась тем, что я училась в Париже и пыталась строить карьеру там — тоже в сфере моды, но уже как наёмный работник. Я амбициозно считала, что смогу рулить всем дистанционно. Не сработало. Со мной работали талантливые, но такие же неопытные люди, как я. К тому же бренд не приносил достаточно денег, чтобы я могла платить им нормальную зарплату, напряжение и фрустрация в команде росли. Так бренд развалился в первый раз.

Я решила вернуться из Парижа в Петербург и перезапустить компанию. Собрала новую команду, отшила новую коллекцию. Бренд начал приносить более стабильный доход, я стала чуть меньше стрессовать. Но особого интереса происходящее во мне больше не вызывало. Я перегорела.

Фактически проект закрылся весной 2016 года, хотя, наверное, ещё полгода на вопрос, как он поживает, я отвечала, что всё супер. А потом ещё полгода переводила разговор на другую тему. Мне было очень стыдно, что у меня не получилось. И неспокойно оттого, что образ дизайнера, который я транслировала миру так долго, больше не актуален. А кто я вне этого образа, я не понимала.

Мой главный провал — что я так поздно призналась себе, что больше не хочу этим заниматься, и не отпустила вовремя. Ещё жалею, что не устроила проекту нормальные похороны с пьянкой, тостами и слезами. Мне всегда было очень сложно обсуждать неудачи. Я привыкла делать хорошую мину при плохой игре, но счастливой меня это не делало. Я решила полностью изменить стратегию и запустила подкаст «Это Провал», в котором обсуждаю свои и чужие неудачи с интересными мне людьми. Спустя пять выпусков я озвучила почти всё наболевшее и поняла, что жизнь, в которой все неудачи можно пересказать за полтора часа, не такая уж безнадёжная. Необходимость в броне отпала. Я готова проваливаться дальше.

Рассказать друзьям
9 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.