Views Comments Previous Next Search Wonderzine

Хороший вопросОконченное высшее:
Разные девушки о том, почему они решили доучиться

И почему не сделали этого раньше

Оконченное высшее:
Разные девушки о том, почему они решили доучиться — Хороший вопрос на Wonderzine

Ещё несколько лет назад Неполное высшее было едва ли не политическим жестом, особенно если прерванной оказывалась учёба в престижном вузе. Диплом казался обязательным «пунктом программы» для родителей и пропуском на неинтересную работу, где ценятся не способности, а «корочка». В какой-то момент усердие вернулось в моду, а усидчивость перестала считаться алиби для «посредственностей».

Люди, конечно, до сих пор могут разочароваться в системе образования, выбранном вузе или профессии, но, кажется, стали сознательнее подходить к собственной учёбе. Мы поговорили с девушками, которые решили доучиться или получить высшее образование уже в нетипичном для российских студенток возрасте — и довольны этим решением.

Интервью: Маргарита Журавлёва

Ксения

 Я училась в Московском городском педагогическом университете, на филологическом факультете по специальности «учитель русского языка и литературы». Обычно, когда люди слышат название моего университета, те, кто постарше, морщат лоб и спрашивают: «Это Ленина или Крупской?» А те, кто моложе, интересуются: «Это на „Юго-Западной“?» Нет, нет и нет. Это относительно молодой университет, и мой факультет находится на ВДНХ. Недавно у кого-то из нынешних студентов нашла ещё такую расшифровку: МГПУ — Может, Где-то Получится Устроиться. Но там было нормально, это всё шутки гуманитариев.

Конечно, я хотела поступать в МГУ — на журфак. Но в последний год учёбы в школе я из отличницы выросла в тусовщицу. Мне не хотелось напрягаться, и я поступила в университет, который дружил с нашей школой — по сути, поставлял ей сотрудников после выпуска. Хотя экзамены и на журфак, и на филфак одинаковые, и сдала я их все на отлично, мне тогда впервые в жизни правда не хотелось напрягаться.

Учиться мне было одновременно и интересно, и скучно. Мне нравилось только читать книжки и рассуждать о них, а большая часть предметов на первом-втором курсах была абсолютно с этим не связана: медицина, основы статистики (которые сейчас, кстати, мне очень пригодились), несколько разных курсов по педагогике и психологии и совершенно жуткий предмет «концепция современного естествознания». Я поняла, что мне не нравится сам подход к высшему образованию, отсутствие возможности выбирать предметы, невозможность того, что сейчас зовут «позитивной обратной связью». И пять лет — это чертовски долго. На третьем курсе я пошла работать, а на четвёртом решила не продолжать учёбу.

Два года назад, приближаясь к руководящей должности на работе, я поняла, что мне не хватает теоретических знаний по управлению бизнесом и людьми. Я долго гуглила разные курсы по лидерству и стратегическому менеджменту и нашла три заветные буквы МГУ, а рядом ещё три — MBA.

Так я оказалась на экономическом факультете. Открыв раздаточный материал на дне открытых дверей, я ужаснулась: из трёхсот страниц графиков и слайдов мне не было понятно ничего. Но когда преподаватель начал рассказывать, я испытала тот замечательный миг узнавания, понимания, за который любила учёбу и на филфаке: «Ах, вот оно что!» И я тут же поняла, что училась, учусь и буду учиться не ради дипломов, а ради вот этих моментов познания, понимания. Поэтому спустя годы после школы учёба для меня стала процессом, хобби, а не результатом и «корочкой».

И то, чем все больше всего интересуются: ни на одной работе диплом у меня никогда не спрашивали.

Оля Борисова

 После колледжа, где я получила среднее профессиональное образование по специальности «менеджмент в отрасли связи», я поступила в Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций на факультет экономики и управления. Это был путь наименьшего сопротивления: с детства я мечтала стать актрисой и учиться в театральной академии на Моховой, даже готовила программу, но в самый последний момент меня одолел всепоглощающий ужас («Как я посмела предположить, что обладаю какими-то талантами?») и я выбрала скучный, серенький вариант. Успокоила себя тем, что хобби не обязательно должно стать работой.

Через полтора года я поняла, что не могу больше видеть графики спроса и предложения и факторы ценообразования — это скучно. Я осознала, что вообще не хочу учиться: родители всегда чересчур меня опекали, мне хотелось быть самостоятельной, начать работать, а университет только мешал. Я отчислилась и устроилась продавцом-консультантом в салон связи. Но в какой-то момент надоели и продажи — я была совершенно растерянна и не понимала, чем заниматься дальше. Так я попала в полицию.

Я много волонтёрила в колледже. Мне всегда нравилось помогать людям, и тогда я ещё думала, что стать полицейским — это помогать людям. Стажёров там обучали за четыре месяца: тактика охраны общественного порядка, огневая, строевая, физическая, психологическая и правовая подготовка. Позже я, ещё будучи сотрудником, поступила в академию МВД, чтобы стать офицером и суперкрутой женщиной-оперуполномоченной. Но до первой сессии не дошло: я сбежала из системы органов внутренних дел, потому что скоро поняла, что Деборой Морган из сериала «Декстер» мне в России не стать.

Так я попала в политический активизм и правозащиту: работала в «Открытой России», помогла Маше Алёхиной с книгой «Riot Days», потом по ней поставили спектакль и мы много гастролировали по миру. Я выучила английский язык, просто общаясь с людьми, чуть не переехала в Лондон к молодому человеку. И всё это — последовательно игнорируя высшее образование.

В начале этого года я в очередной раз задумалась, чего я хочу. Я поняла, что не хочу в Лондон, но и не хочу оставаться в Москве. Вернулась домой, в Санкт-Петербург. Нужно было вспомнить, кто я, и прислушаться к себе. Ближе к лету я начала задумываться об учёбе, и эти мысли поначалу были очень неудобными. Учиться в России мне совсем не хотелось: я уже это пробовала, и мне не особо понравилось. Но учиться за границей — это же целое приключение: полное погружение в иностранный язык, новые люди, быт и учебный процесс, выстроенный по совершенно другой системе.

Израиль показался мне для этого симпатичным местом, здесь очень много молодых русскоговорящих репатриантов, у меня здесь много приятелей. Я поступила в колледж на первую степень, специальность «Communications: visual content». Буду изучать историю медиа, документальное кино, новостные репортажи, рекламу, продвижение, видеомонтаж. Я закончу учиться в двадцать семь лет, в российском понимании я как первокурсница уже «старородящая», но в западном это обычная история.

«Я не работаю по специальности», — так говорят большинство моих знакомых. Они потратили четыре года (и, возможно, деньги) на образование, которое им вообще не пригодилось. А я потратила четыре года на то, чтобы быть ментом, фрилансером, редактором книги, активисткой, незнакомкой и понять, чего я действительно хочу. Сейчас я в гармонии с собой и наслаждаюсь тем, что происходит.

Катя Ульянова

 Я оканчивала десятый и одиннадцатый классы экстерном, потому что из нашей школы можно было пойти в колледж, а потом в Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. То есть после колледжа тебе давали возможность попасть сразу на четвёртый курс института. После трёх курсов мне дали документ о промежуточном образовании — если отучиться ещё два года, то можно было получить обычный диплом, который дают выпускникам вуза. Мне тогда было восемнадцать лет, и я решила не учиться дальше на маркетинге. Всё оказалось гораздо менее творческим, чем я думала: это было такое время — конец нулевых, романтизация маркетинга и пиара, тогда ещё вышла книга «99 франков».

Чтобы поступить на журфак, мне пришлось пропустить год. Это время я работала: чтобы пройти творческий конкурс, нужны были публикации в СМИ. Папе врала, что продолжаю учиться в МЭСИ, а сама ездила то на подготовительные курсы, то в редакцию «Нашего радио». Я мечтала о журфаке и журналистике, меня очень поддерживала мама. Она умерла после долгой болезни, когда я училась на первом курсе — ей было важно, чтобы я шла за мечтой, и я очень рада, что она успела увидеть, что у меня получилось.

А на третьем курсе у меня родился ребёнок. Я решила сделать перерыв и взяла академический отпуск, потому что мне хотелось провести с ним какое-то время. Ничего страшного в академе я не видела, хотя возвращаться потом было немного тяжело психологически. Ты уже чувствуешь свой возраст на фоне остальных — разница ещё больше, чем с другими первокурсниками при поступлении. Плюс ребёнок. Плюс твоя компания уже ушла вперёд — ты «выпала» и по настроению, и по возрасту. А с другой стороны, мне было легче, потому что уже перестраиваешься, понимаешь, что ты делаешь всё для себя. Образование — это не для кого-то, не для галочки, не для тусовки. Ты делаешь своё дело, это нужно тебе и больше никому.

Ксюша Чернышева

Мне двадцать девять лет, я домохозяйка, мать, жена. Этим летом я поступала в университет, а до этого сменила три вуза. После школы у меня не было особенных планов — просто рядом с домом, где я собиралась жить в Москве, была Московская академия туристского и гостинично-ресторанного бизнеса при правительстве Москвы, и мои родители решили, что будет очень удобно, если я буду ходить в институт через дорогу. Мне было пятнадцать лет: я пошла в школу в пять, окончила её в пятнадцать, а шестнадцать мне исполнилось только в октябре. Я отучилась семестр и поняла, что мне всё это не нравится. Стала скучать по дому и семье, поэтому перевелась на психологию в институт в Дубне, но не подумала, что там будет матанализ, линейная алгебра, теория вероятности. В общем, экзамены после первого курса я даже не сдавала.

Потом в нашем городе открылся филиал очень маленького вуза — академия маркетинга и менеджмента, — и туда набирали всех без экзаменов. Его я окончила, но по специальности никогда не работала — и вообще, мне диплом нужен был просто как корочка. В том возрасте — мне тогда, наверное, было лет двадцать — я вообще не знала, чем хочу заниматься. Я влюбилась, вышла замуж. У меня была прекрасная весёлая жизнь. Меня содержали родители, потом муж, и меня в принципе никто не настраивал, что мне нужно будет когда-нибудь всё-таки зарабатывать самой или что я этого захочу. Я просто плыла по течению.

Постепенно у меня стали появляться новые знакомые, и я вдруг заметила, что молодые женщины вокруг меня уже построили карьеру, занимаются чем-то, что им интересно. У них есть что-то помимо материнства и замужества. Тогда я выбрала иностранные языки и преподавание русского языка как иностранного. Меня, конечно, смущало, что я приду на первый курс 29-летней и с ребёнком, который скоро пойдёт в школу, но декан заверил меня, что всё будет нормально.

Этим летом я сдавала ЕГЭ. Готовиться начала примерно за четыре месяца, нужны были русский, английский и литература. Языки я сдала очень хорошо, а по литературе мне не хватило три балла до проходного. Теперь я снова готовлюсь к экзамену, чтобы поступить на следующий год.

Марианна

 После школы я поступила на журфак СПбГУ, потом перевелась на журфак МГУ — мечтала о Москве. На последних курсах пошла работать на телевидение и там поняла, что журналистика как таковая меня не интересует — мне интересно строить, организовывать, собирать, но я не журналист. Я ошибочно всю жизнь предполагала, что хочу быть журналистом, просто потому что мне нравились новости и политические программы.

После этого я поступила в Российскую академию государственной службы при президенте РФ — мечтала о МГИМО, но не успела подать документы. А РАГС была через дорогу. Там я училась три года, получила степень магистра, но, честно говоря, это была полная лажа. Пришёл — уже хорошо, уже зачёт. Там всё было рассчитано на твою сознательность: если тебе надо, ты будешь учиться, если нет, то что-нибудь поставим, выпустим тебя. Почему я не ушла? Я не бросаю начатое. К тому же в тот момент я работала в ФМС, а там очень поощрялось такое образование.

Летом 2017 года я уехала в Америку. Долго мечтала об этом, но мне несколько раз отказывали в визе. Я пробовала подавать несколько раз и решила, что это будет последний — и тут вдруг дали. Там стало понятно, что если я хочу остаться и работать, то сначала придётся учиться, потому что мои российские дипломы никому не нужны. Я пошла в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе на продюсирование и сейчас горю этим. Я только сейчас могу объяснить, зачем получаю образование, хотя в двух предыдущих случаях не могла ничего чётко сказать. Да и как вообще в семнадцать лет можно точно решить, что тебе нужно, если тебя ещё до тридцати будет штормить?

Анна Ведута

 Ещё в школе я мечтала поступить в МГУ, причём я настолько туда хотела, что даже не подавала документы куда-то ещё. В итоге поступила на философский факультет, на отделение политологии. Когда я выбирала факультет, я не мечтала о какой-то конкретной работе, скорее смотрела на список предметов. В середине второго курса у нас произошла реформа — философский факультет и факультет политологии разделили. Не могу сказать, что мы были счастливы, но нам ещё повезло: два года нам читали лекции преподаватели философского факультета.

В конце четвёртого курса я была уверена, что пойду в аспирантуру. В тот момент у нас ещё была преподавательская практика: мы вели семинары у младших студентов, и мне это очень понравилось — я решила, что хочу заниматься наукой и преподаванием. К концу пятого курса наш факультет стал глубоко политологическим, и я поняла, что нужно либо серьёзно готовиться к аспирантуре философского факультета, либо пойти вообще в какое-то другое место. Выбрала для себя три: Оксфорд, Кембридж и LSE (London school of economics).

Сразу после диплома я пошла работать в турагентство, чтобы получить какие-то деньги и готовиться к экзаменам: нужно было сдать IELTS и тренироваться писать эссе. Осенью 2011 года я подала документы и стала ждать ответа. А потом начались протесты в Москве. В какой-то момент я увидела пост Алексея Навального о том, что он ищет пресс-секретаря. В тот момент я уже знала, что поступила в LSC, но не получила стипендию, так что решила откликнуться на вакансию, и меня позвали на эту работу. Этот был февраль 2012 года. Ещё через месяц мне пришло письмо, что я поступила в Оксфорд с полной стипендией. Сбылось всё, о чём я мечтала, но я решила не ехать, хотя это было непростое решение. Мы обсудили это с Алексеем и договорились, что я могу вернуться к этим планам через какое-то время.

После того как закончились мэрская кампания в Москве и процесс по делу «Кировлеса», я поняла, что пришло время сделать перерыв на учёбу. Это была осень 2013 года, я подала документы и весной 2014 года узнала, что поступила в магистратуру Колумбийского университета на международные отношения.

Я считаю, что образование — это важно. Мне кажется, что полезно каждые два-три года изучать что-то новое. Через год мне будет тридцать лет, и я бы хотела в перспективе учиться дальше — не обязательно на программах, дающих на выходе степени.

ФОТОГРАФИИ: CB2, Strange Ways, The New York Public Library Shop

Рассказать друзьям
19 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.